Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

АРМИЯ > НУЖНО ЗНАТЬ

Содержание

Война в оптическом прицеле

    Если бы древние люди пользовались нашей лексикой и владели современными понятиями, то, вероятно, охотника, попавшего каменным копьем в глаз какому-нибудь мамонту метров с тридцати, назвали бы снайпером. А сколько искусных стрелков вошло в историю? Люди слагали легенды про Робин Гуда, Вильгельма Телля, восторгались турецкими яныч арами, попадавшими на скаку из лука в глаз летящего ястреба. Зафиксировала история и искусство английских лучников времен войны Белой и Красной Роз. Пусть и безымянным, но остался на страницах книги времени и лучник, стрела которого нашла уязвимое место между доспехами Орлеанской Девы. Что, собственно, и стало причиной пленения Жанны Д'Арк. Словом, история профессии снайпера ведет свои корни со времен появления первых метательных орудий. И всегда искусный стрелок был едва ли не ключевой фигурой как среди обыкновенных охотников, так и среди военных стратегов. Подобно ферзю на шахматном поле.

Стратегическая фигура

    Снайперы - народ довольно замкнутый и не любят рисовок. Мой собеседник, не очень охотно согласившийся на беседу, говорит довольно скупо и веско.

    - Поединок двух снайперов - та же шахматная партия, в которой игроки стараются просчитать следующий ход друг друга, - говорит Владимир (как он предложил себя называть), снайпер одного из подразделений. - Ведь снайпер - профессионал такого класса, где уровень стрелкового мастерства очень трудно сравнивать. Решающую роль здесь играют уже опыт и находчивость, дающие возможность обставить противника на ход-другой и победить.

    Речь о поединке двух снайперов зашла неслучайно. Когда в Чечне на позициях появляется человек с оптикой и начинает работать, это сразу создает огромные проблемы для его противников. Вычислить и убрать, либо, по крайней мере, заставить его отказаться от дальнейшей работы может, пожалуй, очень плотный огонь с позиций или его коллега из противоположного лагеря.

    - Наверное, только снайпер может думать так же, как другой снайпер, - говорит Владимир. -Определить очередную позицию противника ночью можно, конечно, разными способами. Например, дождаться очередного выстрела и по звуку или вспышке засечь снайпера. Поймать затем его в ночную оптику. Но каждый новый выстрел может нести в себе смерть. Поэтому необходимо хорошо представлять себе ход мысли противника, знать местность или объект, выбранный им для обстрела.

    Нужно учитывать, что опытный снайпер, тем более при ночной стрельбе, будет менять позиции после каждого выстрела, чтобы не быть пойманным в перекрестье чужой оптики. И конечно, возможные позиции им должны быть продуманы заранее и определены еще засветло.

    Многочисленные командировки в горячие точки прибавляют массу опыта Владимиру. Ведь если в мирной службе практически все ситуации, где основная роль за снайпером, просчитываются и репетируются на частых тренировках, то в боевой обстановке заранее ничего предугадать нельзя. Фактически всегда приходится работать с белого листа .

    Представьте ситуацию: ночная вахта на блокпосту. Грозный. Комендантский час. Всякое передвижение по городу запрещено. Неожиданно слышится урчание автомобиля. На открытом участке местности появляется машина. Кто это? Свои, чужие?

    Скорее всего, конечно, чехи . Хотя не единичны случаи, когда те же контрактники, приняв на грудь, среди ночи выезжали покуролесить. Но основная версия все-таки -враги. Возможно, вооруженные гранатометом чехи ищут позицию для обстрела того же блокпоста. Нашего или соседнего. Все эти мысли пролетают в голове за какие-то секунды.

    Принимается решение. Звучит единственный выстрел. В ночной прицел видно, что пуля попадает куда надо. У машины спускает колесо, пассажиры быстро высыпают наружу, прячутся. Подождав немного и видя, что больше не стреляют, люди скоренько забираются внутрь и, невзирая на спущенный скат, убираются восвояси. Они понимают, что попали в прицел снайпера и дальнейшие их действия бесполезны.

    - В боевой обстановке на снайпера возлагаются многие функции, - продолжает Владимир. - Как принудительная остановка непонятного транспорта, так и, например, снятие растяжек, мин-ловушек и т.д. Ведь сегодняшняя война в Чечне -это минная война.

    В отличие от первой и начала второй кампаний, где основную роль играли снайперы, гранатометчики и минометчики.
Когда идут активные боевые действия, все понятно. Каждая из сторон старается завалить как можно больше противников. Все ясно и при открытых нападениях чехов на какие-нибудь из объектов, в которых, как правило, участвуют и снайперы. Моя функция в таких случаях -поддержка активной обороны: нейтрализация вражеских снайперов, гранатометчиков, наиболее активных противников, командиров. Словом, я вычисляю и убираю тех, кто представляет наибольшую опасность. И от каждого моего выстрела зависят жизнь и здоровье моих товарищей. В то же время и сам снайпер становится основной целью для врагов.
 

Психологическая война

    Кстати, если в районе какого-либо объекта (того же блокпоста) появляется вражеский снайпер, нужно быть готовым к любым неожиданностям. Снайпер просто так никогда не работает. И цели его бывают различные. Например, убить как можно больше бойцов и таким образом запугать остальных. Или убить командира, чтобы деморализовать личный состав. И в том, и в другом случаях стоит ждать последующего нападения боевиков.

    Сегодня, когда милиционеры работают в Чечне вахтовым методом, каждые три месяца на объектах происходит смена состава. Как правило, знающие об этом боевики сразу после прибытия новичков проводят так называемую проверку на вшивость.

    Обычно по ночам начинают постреливать по блокпостам или расположению, наблюдая за дальнейшей реакцией. Если после пары очередей на блоке возникает суматоха и начинается беспорядочная неприцельная стрельба, значит, главная задача боевиками достигнута. Они предпринимают свои вылазки каждую последующую ночь и продолжают изводить бойцов. В таких случаях единственный способ избавиться от назойливых чечениш партизант - это грамотно отреагировать и сразу же показать, кто есть кто.

    И в этом случае основная работа за снайпером. Чехи как огня боятся искусного и грамотного стрелка. И если подвергшиеся обстрелу наши показывают острые зубы, то боевики просто больше не рискуют их нервировать.

    - Показательна история с якутским ОМОНом в первую кампанию, - рассказывает Владимир. - Они тогда сменили своих отработавших коллег и заняли их расположение. Боевики, естественно, не преминули проверить вновь прибывших и в первую же ночь обстреляли их расположение. Но якуты -прирожденные охотники. Что характерно, практически у каждого бойца на АКМе была поставлена оптика. Да, пожалуй, и без нее якут-охотник без труда попадал белке в глаз. Ну и дали эти
охотники тогда чехам прикурить. В первые же две ночи обстрелов якуты в полном составе занимали позиции и со своей оптикой производили методичный отстрел чехов . Те никак не могли предположить, что напорются сразу на такое количество хороших снайперов. А бывало и так, что боевики, начав подобную проверку в первый же день по прибытии новой смены, держали бойцов в страхе на протяжении всей командировки. Но в таких ситуациях очень многое зависит от командиров...
 

Почти синонимы

    Чехи -искусные воины. Оружие для них -смысл жизни. И разбираются в нем, и владеют оружием они мастерски. Если в первую кампанию и в начале второй среди боевиков было очень много наемников как с территории СНГ, так и из дальнего зарубежья и даже из Китая, то сегодня в их рядах в основном местные спецы, часто девушки.

    Опыт боевых действий и тактических приемов они наработали как самостоятельно, так и переняли у своих западных инструкторов. Тренировкам чехи уделяют очень большое внимание. Те же гранатометчики. Если наши бойцы-срочники за все время службы успевают произвести из своих гранатометов до 30 выстрелов, то чеченцы такое же количество выстрелов делают за неделю тренировок.

Отсюда и высокая результативность во время обстрелов наших колонн и объектов.

    - В первую войну, -продолжает Владимир, - особенно во время городских боев в Грозном, Гудермесе, чехи часто работали мелкашками. Мы находили и голландки, и японки, и наши ТОЗы. Тактически это было очень грамотно: слабые звук выстрела и вспышка позволяли снайперам маскироваться в строениях и вести прицельную стрельбу с хороших позиций. Но после того, как у нас появились бесшумки, чехи стали буквально беситься. Любые средства готовы были использовать, чтобы раздобыть такую винтовку. Сейчас же мелкашки ушли в былое. У чехов хватает самых современных зарубежных винтовок. Да и наши СВДшки у них весьма популярны.

    Сегодня - время минной партизанской войны в горячей Ичкерии. Но этот факт ни на йоту не снизил роль снайперов. Ведь ту же растяжку или мину-ловушку легче снять с расстояния, расстреляв ее из снайперки, нежели подвергать людей лишней опасности.
На традиционный для подобных бесед вопрос, много ли чехов пришлось ему положить, Владимир ответил коротко: Пришлось.

    Вопрос о моральном грузе за истребленные жизни я посчитал излишним. Ведь практически каждый точный выстрел снайпера - это спасенная жизнь кого-то из своих товарищей. Тем более в ситуации если не ты, то тебя ... И намного более тяжким грузом на плечи снайпера ляжет смерть или ранение соратника, которые он мог, но не предотвратил, не нажав вовремя курок.

    В отличие от многих чеченских снайперов, наши не ставят зарубки на прикладах своих винтовок. Считают, что рисоваться здесь нечем. Это обычная работа. Военное ремесло, ничем не отличающееся от любого другого. Что же касается профессионализма, то, не освоив свое ремесло до совершенства, стрелок просто не будет иметь права называться снайпером. Ведь снайпер и профессионал в данном случае - почти синонимы.

Олег Ярославцев



Copyright © 2000-2016 Asteria