Давайте выпьем
 

У нас в древней Греции

У нас в древней Греции все в порядке. В этом заверяю вас я, а мое слово в цивилизованном мире что-нибудь да значит. Я - Аргон Афинский - журналист газеты "Афинские новости". Это в честь меня назвали свой корабль знаменитые аргонавты, это в честь меня назовет позже один из элементов своей таблицы великий русский ученый Д.И.Менделеев. Так что, как видите, человек я известный. Ну а газету "Афинские новости" рекламировать не надо - хвала Зевсу, ее читают уважаемые люди всего мира. Если, конечно, умеют читать по-древнегречески.

   Тут недавно в газете "Вечерняя Спарта" я обнаружил гнусный пасквиль некого Ликурга Спартанского. Он, видите ли, утверждает, что я пишу в своих статьях сплошные выдумки! Каков мерзавец!

   Ну, вообще-то, "Вечерняя Спарта" - газетенка паршивая, ее почти никто не читает, разве что какие-нибудь персы, которые вытирают руки о халат, да и репортеришка этот Ликург плохонький, недаром его не взяли в нашу газету, когда он отказался от предложения нашего редактора стать нашим сотрудником. Но оставлять этого так нельзя! Сегодня напишут, что я лжец, завтра еще что-нибудь похуже! Надо вовремя ставить нахалов на место. И поэтому я, Аргон Афинский, решил написать все эти правдивые (повторяю: правдивые!) воспоминания о моей встрече с древнегреческим мифологическим персонажем Гераклом и о том, как мы с ним совершали его двенадцать подвигов. А если кто-нибудь не верит моим словам, пусть спросит у самого Геракла, он им ответит... Дубиной по голове.

   С Гераклом я познакомился в трактире "Три селедки", ну знаете, как идти от Акрополя к морю и направо; трактир хоть и маленький, однако там делают замечательное сациви и всегда свежее пиво! Затащил меня туда знакомый журналист, недавно по моей рекомендации взятый в нашу газету, и мы с ним отмечали его первый гонорар. Честно говоря, я слегка переотмечал, но я пишу правдивые воспоминания и ни о чем умалчивать не буду. Итак, я перебрал.

   Геракл ввалился в трактир, громко ругая дельфийского оракула, обзывая всех прорицателей и пророков грязными и тупыми собаками, не знающих даже элементарных основ общения с богами. Позже я узнал, что оракул повелел Гераклу служить в течение двенадцати лет некому Эврисфею и выполнять все его приказания. Кто такой Эврисфей не знаю, но возмущение героя понятно.

   Геракл развалился за соседним столом и заказал пива.

   Вдруг прибежал насмерть перепуганный человек и закричал, что из Немейского зоопарка сбежал лев, и что этот лев бежит сюда! С улицы раздался грозный рык голодного льва. Все вскочили и бросились к черному ходу. Кроме, естественно, Геракла и меня. Геракл не побежал, потому что еще не попил пива, я - потому что уже попил. Я, правда, попытался встать, но ноги не держали, и я упал под стол. Оттуда я увидел, как в трактир вошел лев. Меня он не заметил, а может я показался ему неаппетитным, но, как бы то ни было, он бросился на Геракла. Герой, конечно, не испугался и ударил его дубиной по голове, но промахнулся. Лев зарычал так, что задрожали стены. Это прибавило мне силы, я попытался встать, но ударился головой о стол и опять упал. От моего удара стол опрокинулся и задел льва, который в этот момент уже почти дотянулся до горла Геракла. Лев отлетел к стене, Геракл кинул в него бочонком пива. Бочонок наделся льву на голову, лев попытался его снять, но Геракл повалил зверя и задушил. Потом он поднял меня с пола, назвал своим спасителем и лучшим другом, обнял и предложил отметить это событие.

   Постепенно в трактир начали возвращаться люди, громко прославляя героя, один на один убившего грозного Немейского льва. О своей роли в этом поединке я с присущей мне скромностью благородно умолчал, потому что от выпитого пива и удара головой по столу потерял сознание и опять свалился под стол. Меня отнесли в больницу, Геракл сказал, что если я не выживу, то он всем врачам головы оторвет, и я выжил. Потом мы это отметили, но это я расскажу в следующей правдивой истории. А сейчас до свидания, ибо в приемной дожидается какой-то Евклид, принесший на рецензию свою новую геометрию. Не знаю, чем новая геометрия отличается от старой, так как не знаю и старой, но рецензию напишу! Итак, до следующей встречи!

  

  

Часть вторая

В понедельник утром меня вызвал главный редактор. На его столе лежал очередной номер "Вечерней Спарты". Наверняка опять опубликовали какой-нибудь пасквиль.

   Редактор посопел и произнес:

   - Вот тут у них... Сенсация!

   Шеф всегда был неравнодушен к сенсациям.

   Я развернул газету. В Лернейских болотах завелась страшная гидра, ежедневно пожирает стада и мирных граждан. Имеет много голов, и если отрубить одну, на ее месте вырастают две новые. Погиб отряд в триста спартанцев, пытавшийся гидру убить. Больше охотников сразиться с чудовищем нет. Сенсация!

   - Какая же это сенсация!? Да я за пять минут придумаю лучше! - сболтнул я.

   Хмурое лицо редактора оживилось:

   - Это мысль!

   Он опять посопел, почмокал губами и вдруг спросил:

   - Я слышал, вы большие друзья с Гераклом?

   - Ну... Более менее.

   - А почему бы вам эту гидру не уничтожить? Это была бы сенсация что надо!

   "Идиот проклятый! - мысленно обругал я себя. - Сам напросился! Бывают разные кретины, а я из них самый кретинистый!"

   Редактор с воодушевлением развивал идею борьбы с гидрой, я кисло молчал.

   - Даю тебе творческий отпуск на неделю, - в конце концов сказал главный и выписал командировочные.

   - О'кей, шеф, - сказал я. Что мне еще оставалось?

   Геракла я нашел у моря. Он сидел на камне, точил меч, и без того уже острый как бритва, и насвистывал что-то наподобие "Как на поле Куликовом прокричали кулики".

   - Что мрачный? - спросил герой.

   - Да так...

   - Мне тоже скучно, - пожаловался он и рубанул мечом по камню. Камень развалился пополам, и Геракл довольно заржал.

   - А не развлечься ли нам? - спросил я. - Тут, говорят, завелась на Лернейских болотах гидра, людей разных кушает...

   - Что такое гидра? - удивился мой друг.

   Я достал "Большую древнегреческую энциклопедию" и прочитал:

   - Гидра - огромный змей, много голов, ест все и в любых количествах.

   - Вот скотина! - возмутился Геракл.

   - Образ гидры, - продолжал я, - отражен под разными названиями в сказаниях различных народов. У немцев - дракон, у русских - Змей Горыныч. И их всегда кто-нибудь убивает: у немцев - некто Зигфрид, у русских - Иван-царевич.

   - Молодцы! - оценил Геракл.

   - А вот у нас, - сказал я, - таких молодцов пока не нашлось.

   - А я!? - заорал великолепный Геракл и разрубил мечом еще один камень.

   И мы поехали убивать гидру.

   Целый день мы ползали по этим проклятым болотам, гидра как сквозь землю провалилась. Я подхватил кошмарный насморк. Геракл проклинал каких-то грязных собак и рубил мечом все, что попадалось под его горячую руку. К вечеру мы замерзли, как эскимосы, и развели костер. Я сварил свой фирменный кофе по-древнегречески и, наконец-то, слегка согрелся. Геракл чесал волосатую грудь и закусывал каким-то не-древнегреческим сыром, кажется он называется сулугуни.

   Вдруг раздался пронзительный вопль. По-моему, кого-то ели. Геракл схватил меч, яростно заорал и бросился в темноту. Я взял горящее полено и побежал за ним. Зрелище было ужасное. Над растерзанным телом коровы стояло многоголовое чудовище. Я понял, что это и есть наша гидра. Бесчисленные головы гидры пытались откусить единственную голову Геракла, но тот махал мечом как голландская мельница и орал не своим голосом:

   - У...!

   Головы гидры срубались одна за другой, но на их месте сейчас же вырастали две новых. Геракл уже не успевал рубить. Головы, щелкая зубами, постепенно окружали героя. Тут меня осенило! И когда Геракл отрубил очередную голову, я подскочил и ловко прижег рану поленом. Гнусно запахло паленым, но две новые головы не выросли.

   Через полчаса все было кончено. Геракл устало привалился к чешуйчатому телу гидры и заснул. Я разжег новый костер и из

  недоеденной коровы пожарил отличный шашлык.

   На следующее утро мы вернулись в Афины. Сенсация была что надо! Главный редактор обнял меня, назвал самым лучшим в мире журналистом. Я не люблю, когда меня хвалят, ибо скромность - лучшее украшение добродетели, но было приятно.

   В честь великой сенсации шеф устроил банкет, но это я расскажу в следующей правдивой истории. А сейчас уже поздно и пора спать, потому что завтра я беру интервью у первого древнегреческого авиатора Дедала. Итак, до следующей встречи!



Copyright © 2000-2019 Asteria