Давайте выпьем
 

Лизистрата
Эпилог
Первая ночь после войны. Дом Кинесия и Миррины.
Кинесий и Миррина в постели.

 
Кинесий

 
Приученный к насилию и крови,
Я возвратился в мир забытых чувств.
И прежний мир я постигаю внове,
И жить на свете заново учусь!
Мне снился как-то ночью, после боя,
Войны такой примерно эпилог -
Что я не звезды вижу над собою,
А низкий наш домашний потолок...
Мне снилось, что на нашем брачном ложе
Живой и невредимый я лежу,
И ту, что всех на свете мне дороже,
В своих объятьях пламенных держу.
И снилось мне, что страсть моя бездонна
И неземною силою полна...

 
Миррина

 
Любимый, все сбылось! Ты снова дома,
И я с тобой. И кончилась война!..
(После паузы.)
Но счастье не приходит без напасти.
Ты видишь, я от страсти вся дрожу!
Свидетельства ж твоей безумной страсти
Я, честно говоря, не нахожу!..

 
Кинесий (растерянно)

 
В бою себя я чувствовал мужчиной,
Хотя стоял у смерти на краю.
Теперь же, в мирной жизни благочинной,
Я, право, сам себя не узнаю.
(В отчаянии)
И как вы допустили это, боги,
Чтобы в такой ответственный момент
Мне отказал в поддержке и подмоге
Дотоле безотказный инструмент?

 
Миррина

 
Такой эффект, должно быть, жизни мирной -
Мы заново друг друга узнаем...
Не причитай, не надо, слышишь, милый?
Ведь главное, что мы опять вдвоем!

 
Кинесий (плачет)

 
Да будь ты мной - и ты бы причитала!
Ведь мне еще пока не шестьдесят,
Меж тем мои мужские причиндалы,
Как стираные тряпочки, висят!

 
Миррина

 
Не стоит, милый, слишком огорчаться,
Не повезло - и ладно! И плевать!..
И прежде нам везло не так уж часто,
Так что ж сейчас об этом горевать?

 
Кинесий (с неожиданной горячностью)

 
Любимая! Ты мне необходима,
Но для успеха мне еще нужны -
Свист копий, звон мечей и запах дыма,
И прочие реалии войны!
Хватает мне и пыла, и сноровки,
И технику я дела не забыл!..
Но лишь в своей привычной обстановке
Смогу я стать таким же, как и был...
Ты погреми на кухне сковородкой,
Как будто где-то рядом грянул бой.
Дай лишь толчок, лишь импульс дай короткий -
А дальше все пойдет само собой!..

 
Миррина послушно гремит сковородкой. В ту же секунду ночная тишина взрывается диким звоном и грохотом: изо всех городских окон Миррину поддерживают гремящие сковородки, кастрюли, тазы... Кинесий напуган и растерян.

 
Кинесий

 
Вот этого нам только не хватало!
Кто по ночам смущает наш покой?

 
Миррина (с деланным равнодушием)

 
А-а... Это жены нашего квартала...
Ведь ты же не один у нас такой!..

 
Грохот понемногу затихает... Кинесий и Миррина лежат, откинувшись на подушки, и безучастно глядят в потолок.

 
Кинесий

 
Прости... Но нет ни страсти, ни азарта...
Я, кажется, отвык от тишины.

 
Миррина

 
Не важно, милый... Спи... Продолжим завтра...
О боги, только б не было войны!..


Copyright © 2000-2019 Asteria