Давайте выпьем
 

История 5
Эту невероятную историю я услышал от кинорежиссера Владо Павловича. Он был сербом, сыном известного югославского коммуниста, героя партизанской борьбы, в последствии поссорившегося с Тито. Поэтому семья Павловичей проживала в эмиграции в Москве, а сын Владо сотрудничал с Мосфильмом и даже снял картину с участием В. Высоцкого. Сценарий второго своего фильма (он потом вышел под названием "Бархатный сезон") Владо предложил сочинять мне, а в качестве сюжета - историю одной из интербригад, принимавших участие в гражданской войне в Испании.

  И вот, разрабатывая всевозможные варианты сюжета, на которые было богато то время, Владо как-то между прочим заметил: "Надо как-то тронуть и еврейскую тему".

  - С какого боку? - не понял я.

  - Генерал Франко был из евреев, ты разве не знаешь? Я, конечно, не знал и ахнул от изумления. (Надо сказать, Владо Павлович был известен как большой фантазер, но это уж было чересчур.)

  - Этого нам только не хватало! - сказал я. - И так на евреев все шишки летят за русскую революцию! За испанскую пусть уж отвечают испанцы.

  - Франко был еврей! - продолжал настаивать Владо.- Мой отец даже видел его родную тетю Берту Лазаревну.

  - В Мадриде?

  - Здесь, в Москве. Отец был работником Коминтерна и часто ездил в Мадрид как корреспондент. А эта тетя, Берта Лазаревна, приехала в Москву с Украины, из местечка. Там многие имели фамилию Франко.

  - Не Франко, а Франко,- поправил я.- Ты ударяй на последнем слоге. Иван Франко - великий украинский поэт!

  - Иван, может быть, поэт, - продолжал Павлович, - а Берта Лазаревна была Франко. И внук ее, Сёма Франко, тоже.

  - А внук причем?

  - Внук Сёма был комсомолец. Антифашист. Поэтому удрал воевать в Испанию, на стороне республики.

  - Против родственника?

  - Да! - не понял иронии Павлович. - Но попал в плен к фалангистам. А тетя Берта Лазаревна, узнав про все, решила письмом обратиться к племяннику Бене.

  - Это еще кто?

  - Я же объясняю: Беня Франко - генерал. Диктатор! Испанцы звали его на свой манер - Баамонде Франциско Франко. Но тетя звала просто Беней. И она написала ему письмо: мол, Беня, отпусти Сёму, имей совесть. Просит тебя об этом твоя родная тетя Берта, которая тебя знала с детства и пекла твои любимые кихалэх. Кихалэх - такие булочки с корицей.

  - Про кихахлэх я знаю.

  - Конечно. И генерал Франко знал про кихалэх. И тетя даже хотела ему передать несколько кихелэх вместе с письмом, но все, конечно, боялись брать. А мой отец ее пожалел и взял письмо с собой в Мадрид.

  - Без кихалэх?

  - Без! А письмо взял и переслал какими-то особыми путями фалангистам. А те, видно, доставили самому генералу! И представляешь, через два месяца вдруг находят этого Сёму в разрушенном доме под Барселоной живого и здорового.

  - И он ест кихалэх?

  Только тут Владо понял мое ироничное отношение к этой истории и страшно обиделся.

  - Пичка матер! - закричал он в гневе, что в переводе с сербского означало "...твою маму!" - То все правда!! Клянусь! Чтоб я мертвого Тито в жопу целовал!

  Это была самая страшная клятва в его устах! Представить Владо Павловича целующим даже живого Тито было невозможного. А уж про мертвого и говорить нечего.

  Я сразу посерьезнел и из вежливости спросил:

  - А что было дальше?

  - Дальше Сёма Франко вернулся, и его посадили в ваше НКВД, как и многих, кто воевал в Испании. Тогда тетя Берта написала письмо Сталину. Она просила за внука. Наверное, думала, что Сталин тоже любит кихалэх и все поймет. Но Сталин кихалэх не любил. И ее посадили. И отца моего тоже посадили.

  Тут Павлович задумался, а потом закончил свой рассказ такой фразой:

  - Они, конечно, пичка матер, все - кровавые диктаторы! И Франко, и наш Тито, и ваш Сталин. Но и среди них есть порядочные люди, а есть - совсем говно!



Copyright © 2000-2018 Asteria