Давайте выпьем
Мебель на заказ
 

Гарики на каждый день. Том 1. Часть 8.
Счастливые потом всегда рыдают, что вовремя часов не наблюдают.

Я враг дискуссий и собраний,
и в спорах слова не прошу,
имея истину в кармане,
в другом закуску я ношу.

* * *

Как счастье ни проси и ни зови,
подачки его скупы или круты:
дни творчества, мгновения любви,
надежды и доверия минуты.

* * *

Зря и глупо иные находят,
что ученье - пустяк безразличный:
человек через школу проходит
из родильного дома в публичный.

* * *

Чтоб жизнь испепелилась не напрасно,
не мешкай прожигать ее дотла,
никто не знает час, когда пространство
разделит наши души и тела.

* * *

Из лет, надеждами богатых,
навстречу ветру и волне
мы выплываем на фрегатах,
а доплываем - на бревне.

* * *

Счастье - что подвижны ум и тело,
что спешит удача за невзгодой,
счастье - осознание предела,
данное нам веком и природой.

* * *

Анахорет и нелюдим
и боязливец неудачи
приходит цел и невредим
к покойной старости собачей.

* * *

Как молод я был! Как летал я во сне!
В года эти нету возврата.
Какие способности спали во мне!
Проснулись и смылись куда-то.

* * *

По времени скользя и спотыкаясь,
мы шьемся сквозь минуты и года,
и нежную застенчивую завязь
доводим до трухлявого плода.
 

* * *

Мне жаль потерь и больно от разлук,
но я не сожалею, оглянувшись,
о том далеком прошлом, где споткнувшись,
я будущее выронил из рук.
 

* * *

Кто несуетливо и беспечно
время проводил и коротал, мы глупы,
к старости о жизни знает нечто
большее, чем тот, кто процветал.
 

* * *

Сперва, резвясь на жизненном просторе,
словно молодость сама,
умнеем после первого же горя,
а после терпим горе от ума.
 

* * *

Деньгами, славой и могуществом
пренебрегал сей прах и тлен,
из недвижимого имущества
имел покойный только член.
 

* * *

Ты пишешь мне, что все темно и плохо,
Все жалким стало, вянущим и слабым,
но, друг мой, не в ответе же эпоха
за то, что ты устал ходить по бабам.
 

* * *

Когда весна, теплом дразня,
скользит по мне горячим глазом,
ужасно жаль мне, что нельзя
залечь на две кровати разом.
 

* * *

С каждым годом суетней планета,
с каждым днем кишение быстрей,
губят вырастающих поэтов
гонор, гонорар и гонорея.
 

* * *

Дымись, покуда не погас,
и пусть волнуются придурки -
когда судьба докурит нас,
куда швырнет она окурки.
 

* * *

В нашем климате, слезном и сопельном
исчезает, почти забываемый,
оптимизм, изумительный опиум,
из себя самого добываемый.
 

* * *

Надо жить наобум, напролом,
наугад и на ощупь во мгле,
ибо нынче сидим за столом,
а назавтра лежим на столе.
 

* * *

Люблю апрель - снега прокисли,
журчит капель, слезой звеня,
и в голову приходят мысли
и не находят в ней меня.
 

* * *

Какое счастье, что вокруг
живут просторно и привольно
слова и запах, цвет и звук,
фактура, линия и форма.
 

* * *

Все лучшее, что делается нами
весенней созидательной порой,
творится не тяжелыми трудами,
а легкою искрящейся игрой.
 

* * *

Гори огнем, покуда молод,
подругу грей и пей за двух,
незримо лижет вечный холод
и тленный член, и пленный дух.
 

* * *

Чтобы в этой жизни горемычной
быть милей удаче вероятной,
молодость должна быть энергичной,
старость, по возможности - опрятной.
 

* * *

Случилось нынче на потеху.
что я, стареющий еврей,
вдруг отыскал свой ключ к успеху,
но не нашел к нему дверей.
 

* * *

Мы сами вяжем в узел нити
узора жизни в мироздании,
причина множества событий -
в готовном общем ожидании.
 

* * *

Возраст одолев, гляжу я сверху:
все мираж. иллюзия, химера,
жизнь моя - возведенная церковь,
из которой выветрилась вера.
 

* * *

Теперь я понимаю очень ясно,
и чувствую и вижу очень зримо:
неважно, что мгновение прекрасно,
а важно, что оно неповторимо.
 

* * *

Счет лет ведут календари
морщинами подруг,
и мы стареем - изнутри,
снаружи и вокруг.
 

* * *

Наш путь из ниоткуда в никуда -
такое краткосрочное событие,
что жизни остается лишь черта
меж датами прибытия-убытия
 

* * *

Бесплоден, кто в пору цветения
обидчив, уныл и сердит,
гниение - форма горения,
но только ужасно смердит.
 

* * *

Везде долги: мужской, супружеский,
гражданский, родственный и дружеский,
долг чести, совести, пера,
и кредиторов до хера.
 

* * *

Вот человек. Он всем доволен.
И тут берет его в тиски
Потребность в горечи и боли,
и жажда грусти и тоски.
 

* * *

Ах, юность, юность! Ради юбки
самоотверженно и вдруг
душа кидается в поступки,
производимые из брюк.
 

* * *

Не всякий миг пружинит в нас
готовность к подвигам и бедам,
и часто мы свой звездный час
проводим, сидя за обедом.
 

* * *

Эпохи крупных ослеплений
недолго тянутся на свете,
залившись кровью поколений,
рожденных жить в эпохи эти.
 

* * *

Взросление - пожизненный урок
умения творить посильный пир,
и те, кто не построил свой мирок,
охотно перестраивают мир.
 

* * *

Не тужи, дружок, что прожил
ты свой век не в лучшем виде:
все про всех одно и то же
говорят на панихиде.



Copyright © 2000-2016 Asteria