Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Неопубликованная стенограмма
Любимец уральских умельцев,
Кумир пролетарской Москвы,
Борис Николаевич Ельцин
Седой не склонил головы.

Последний октябрьский пленум
Не выбил его из седла,
Явился он вновь на коне нам,
И конь закусил удила.

Возникнув с карельским мандатом
На главной трибуне страны,
Он бросил в лицо делегатам:
- Винить вы меня не должны.

Имею я полное право
Любые давать интервью.
Даю их не ради я славы,
А ради их правды даю.

Грозит перестройке опасность,
Повсюду разлад и раздор,
Да здравствует полная гласность!
Да сгинет навеки Егор!

Своим выступленьем оратор
Поверг в изумление зал,
От ужаса встал вентилятор,
И в обморок кто-то упал.

Настало такое молчанье,
Какое бывает в гробу,
Не веря себе, свердловчане
Застыли с росою на лбу.

Но Бондарев крикнул: - Полундра!
Гаси эту контру, братва!
Загоним в карельскую тундру
Его за такие слова.

Затем ли у стен Сталинграда
Кормил я окопную вошь,
Чтоб слушать позорного гада,
Нам в спину вогнавшего нож?!

Тут, свесясь по пояс с галерки,
Вмешался какой-то томич:
- Пора бы дать слово Егорке,
Откройся народу, Кузьмич.

Свои разногласья с Борисом
До нас доведи, не таясь,
Коль прав он - так снова повысим,
А нет - сотворим ему шмазь.

- Секретов от вас не имею, -
Степенно ответил Егор, -
Сейчас объясню, как умею,
В чем наш заключается спор.

Таиться от вас мне негоже,
Коль речь тут на принцип пошла,
Мы были в стратегии схожи,
Но тактика нас развела.

Борис - экстремист по натуре,
С тенденцией в левый уклон,
Троцкистской наслушавшись дури,
Он делу наносит урон.

И пусть за красивую фразу
Сыскал он в народе почет,
Но нашу партийную мазу
Бориска в упор не сечет.

Родную Свердловскую область,
В которой родился и рос,
На хлеб посадил и на воблу,
А пива, подлец, не завез.

Да хрен сним, товарищи, с пивом,
Не в пиве, товарищи, суть,
Пошел он вразрез с коллективом,
А это не кошке чихнуть.

Теперь, когда все вам известно,
Пора бы итог подвести,
Нам с Ельциным в партии тесно,
Один из нас должен уйти.

При этом не хлопая дверью,
Тут дело не в громких хлопках,
Я требую вотум доверья,
Судьба моя в ваших руках.

И маком расцвел кумачевым
Взметнувший мандаты актив:
- С Егором навек! С Лигачевым!
А Ельщина мы супротив.

Я в том не присутствовал зале,
Не дремлет Девятый отдел,
Но эту картину едва ли
Забудет, кто в зале сидел.

Цепляясь руками за стены,
Белей, чем мелованный лист,
Сошел с политической сцены
Освистанный хором солист.



Copyright © 2000-2016 Asteria