Давайте выпьем
 

НА ГРАНИ
Стояла банка на столе.
Зачем стояла?

   Зачем карабкаться по грани куба, цепляясь  за  липкую  поросль дождя?
   Зачем копаться в клубах дыма, держась одной  рукой  за  побеги ветра?
   Зачем искать реку меняя перчатки на листья ночи?
   Бесполезные занятия! И мало того  -  бессмысленные  до  ужаса, страха, террора. Зачем последнее? Террора не бывает  без  страха, страха без террора.
   Зачем заниматься всем этим, если ветряные мельницы дырявят небо, подобно  грибам,  растущим  на  поверхности  склепа.  Сырого, смрадного, темного склепа. Там похоронен медведь. Тяжелый,  волосатый, набитый опилками, пахнущий опилками, лежащий среди опилок. А стружки? А на стружках растут грибы. Те  самые  грибы,  которые дырявят небо. И они пахнут как  двери.  Двери,  свежеспиленные  и поставленные среди ночи охранять небо  от  ветряных  мельниц.  Не правда ли продуманная система: небо-грибы-мельница, мельница-грибы-небо. И так они существуют вечность, если не больше. Они ужасно, страшно, избыточно надоели друг другу, но  взаимодействуют  и сидят в одной камере, имя которой склеп. И не будем забывать медведя. Он ключевой элемент в этой системе. Что такое ключевой элемент? Это ключ. Большой, жирный, черный. Он смотрит на Вас и просит зайти через день или два. А пока он спит и видит сны. И видит он небо, и видит он двери, и видит он грибы,  даже  не  грибы,  а плесень, если не сказать гниль. Но это не важно, а важно то,  что когда приходишь через день или два, он  просит  зайти  еще  через день или два, и так длится вечность, если не  больше.  Поэтому  и зовется он ключом. Ключом, которым нельзя ничего открыть.  Почему же он зовется ключом? Потому что он оставляет надежду, которая  не гаснет вечность, если не больше. Но как же открыть  дверь?  Очень просто. Есть дверь, у которой есть ключ,  которым  нельзя  ничего открыть, но нет у них стены. Стены нет! Но не каждый  видит  это. Это видит только тот, кто цепляется за липкую поросль дождя,  кто держится одной рукой за побеги  ветра,  кто  меняет  перчатки  на листья ночи. Только таким людям позволено познать отсутствие стены и забраться на небо, где растут грибы  как ветряные  мельницы, где пляшут огни страха на вершине дня, где возникают тени, длиною с бесконечность, где можно увидеть все, что нельзя представить: и абсолютный свет, и абсолютную тьму, и сам Абсолют. А  о  чем  еще можно мечтать? Так что пойду карабкаться по грани куба,  цепляясь за липкую поросль дождя, копаться в клубах  дыма,  держась  одной рукой за побеги ветра, искать реку меняя перчатки на листья ночи. И может быть мне удасться познать отсутствие стены, чего я и  вам желаю.



Copyright © 2000-2019 Asteria