Давайте выпьем
Место сдается
 

Смех сквозь слезы
Писатель Обрезкин писал длинные и скучные юмористические рассказы. Его активно печатали в газетах и журналах, но никогда не включали в концерты и не предлагали публичных выступлений, потому что к юмору, звучащему со сцены, предъявляются другие требования, а именно: юмор должен быть смешным.
И вот однажды писатель Обрезкин попросил включить его в какой-то большой концерт.
Ведущий, как обычно, ответил, что он бы включил и с превеликим удовольствием, но программа концерта, к сожалению, уже утверждена, и свободных мест нет. Обрезкин стал его уговаривать, стуча кулаком по столу, и в порыве возмущения вдруг крикнул:
- У меня дядя в конце концов умер!
Ведущий сразу растерялся.
- О, простите! - сказал он. - Тогда, конечно. Такое горе. Только коротенько.
Так писатель Обрезкин был включен в концерт.
Перед его выходом ведущий объявил:
- Уважаемые зрители! Сейчас перед вами выступит писатель Обрезкин. У него произошло большое горе: умер дядя. Поэтому во время чтения писателем своего юмористического рассказа я бы попросил зал как можно больше смеяться.
Обрезкин вышел на сцену и под дружный смех прочел длинный и скучный юмористический рассказ.
На волне аплодисментов он влетел за кулисы и попросил ведущего разрешить ему прочесть еще один рассказ.
- Не имею права, - ответил ведущий. - У вас же умер один дядя?!
- Нет, - сказал Обрезкин. - Еще тетя.
Ведущий вышел на сцену и объявил об этом залу.
Над вторым рассказом смеялись еще больше.
Окрыленный успехом, Обрезкин бросился опять к ведущему.
- Кто еще? - со страхом прошептал ведущий.
- Двое детей! - радостно сказал Обрезкин. - Но совсем небольшие. По полстранички каждый.
- А как объявить народу?
- Объявите: авиационная катастрофа.
- Это же на целый час! - ужаснулся ведущий.
- Нет, - сказал Обрезкин. - Самолет областного значения.
Ведущий так и объявил. Писатель Обрезкин вышел на сцену и под душераздирающий хохот прочел еще два рассказа.
Из зала послышались возгласы:
- Бис!
Ведущий вышел на сцену и объяснил, что второй раз одни и те же родственники умереть не могут.
Тогда кто-то крикнул:
- Автора!
Ведущий весь в слезах бросился к телефону и стал звонить в аэропорт, чтобы прислали механика, по вине которого разбился самолет.
Ему ответили, что самолеты в их области еще никогда не разбивались. У них вообще нет самолетов.
Ведущий заплакал еще сильней и объявил все зрителям.
Наступила гробовая тишина: слышно было только, как плотник сколачивал гроб.
Раздались крики:
- Надувательство! Сапожники! Верните деньги!..

В настоящее время писатель Обрезкин уже вышел из гипса, но больше нигде не выступает - и все по вине отличной службы "Аэрофлота".


Copyright © 2000-2016 Asteria