Давайте выпьем
Место сдается
 

Улыбочку! (Заметки фотографа)
Вспоминаю картинку из детства. Мы с мамой листаем семейный альбом. На одной из фотографий лежит голый ребенок.
- Твоя бабушка, - говорит мама.
Это меня удивляет: человеку меньше года - а он уже бабушка! Второе, что меня удивляет, - бант на ее лысой голове. Почему он не сваливается? Его что, приклеили?
Фото лжет прямо в глаза.
Сталину ретушировали рябь на лице. Многим членам правительства закрашивали бородавки. Горбачеву убирали пятно. Но он сказал: "Гласность!" - и пятно стали оставлять. Странно, почему Хрущеву не приделывали шевелюру.
Сталин - как девушка: придавал огромное значение внешности. Носил военную форму, чтобы народ подсознательно думал: вождь - воин, всегда готов стать на защиту своего народа; но без орденов - значит, скромный. Был маленького роста. Поэтому никогда не снимался босиком. Только в сапогах. И только на высоком каблучке. Плюс - каблук внутри сапога. На мавзолее у него была еще подставка. Сниматься старался рядом с невысокими. С высокими снимался сидя. Или сажал их.
Все фотографии Сталина ему льстят. Да и мы на фотографии обычно лучше. Или хуже. Но редко - какие есть на самом деле.
Что говорить о сходстве в фотографии, если даже в жизни редко бываешь похож на самого себя.
Копия часто оказывается правдивей оригинала. Человек с фотографии, с экрана, с плаката, часто живей для нас, чем родной дядя, бурно живущий в какой-нибудь заброшенной деревушке без фотоателье, почты, телеграфа, телефона и телефакса.
Мой племянник летел в одном самолете с Аллой Пугачевой. Впервые увидел знаменитую женщину в натуре и близко. Потом сказал:
- Не похожа!
И он был прав. Расстояние между лицом и маской часто так велико, что просто удивительно, как этого не замечают.
Еще удивительней другое: не всегда знаешь, что является твоим лицом, а что маской.
Женщина считает своим лицом только то, которое с утра нарисовала. Ученый считает своим лицом голову. Боксер - руки. Балерина - ноги. Проктолог - задницу. Причем - не свою. А того, кого вылечил от геморроя.
Экзистенциалист считает, что человек сбрасывает свою маску только перед лицом смерти. Донжуан считает, что человек показывает свое лицо, когда сбрасывает одежду. У джентльмена маска настолько срослась с лицом, что даже в постели он обращается к даме: "Разрешите?" - или: "Можно войти?"
Не фото подражает жизни, а жизнь - фото. Фотографируясь, мы уже думаем, как будем выглядеть на фотографии. Думает об этом и фотограф. Одна из его задач - вытянуть из вас улыбку.
В Англии, как известно, чтобы человек на фотографии улыбнулся, его просят сказать: "Чиз" (по-русски - "сыр"). Наши фотографы, которых я знал, обычно сами говорили тем, кого снимали. Что-нибудь типа: "Улыбнитесь, козлы!"
Один фотограф, чтобы вызвать улыбку, делал несколько щелчков, а потом говорил: "А пленку-то я и забыл вставить". И тут же щелкал.
Другой фотограф делал так, что у него перед щелчком падали штаны.
Гораздо сложней, думаю, снимать не раздетому, а раздетых. Съемка обнаженной натуры требует от фотографа большой выдержки.
Я спросил своего приятеля, который занимался эротическим фото:
- Неужели тебе не хочется во время съемки вступить с моделью в контакт?
Он сказал:
- Нет.
- Почему?
- Потому что я делаю это с ней до съемки. И иногда после.
Сложно отделить эротику от порнографии. Раньше в нашей стране эротикой считалось обнаженное женское лицо. А все, что ниже, - порнографией. Теперь порнографией не считается ничего. Кроме изображения членов правительства.
Интересна работа с фоторужьем. Но опасна. Хотя оно создано как раз для безопасности фотографа. Чтобы снимать на большом расстоянии. Например - секс-час в окне через дорогу.
Говорят, когда Брежнев ехал с кортежем по Московскому проспекту, один фотограф решил его снять фоторужьем с крыши. И моментально был снят оттуда телохранителем из винтовки с оптическим прицелом.
С фотографией, как, впрочем, и с другими вещами, связано много легенд, которые, однако, правдивей иного факта, так как показывают не единичное, а общее, не случай, а тенденцию.
В одной газете напечатали фото Сталина. Редактору тут же звонок - из комитета госбезопасности:
- Сейчас какое время года?
Редактор в окно глянул:
- Зима.
- А у Иосифа Виссарионыча что на голове?
Редактор в газету глянул:
- Ничего.
- Значит, вы хотите, чтобы товарищ Сталин простудился?!
Дали редактору 25 лет. Он был очень рад. Что легко отделался. Могли бы и расстрелять.
Другой случай тоже произошел в газете. И там, видно, знали о предыдущем случае. Редактору подали фотографию в номер: члены правительства встречают какого-то крупного коммунистического лидера. Или провожают. Все - в шапках. Кроме министра иностранных дел Громыко. Редактор говорит:
- Срочно шапку Громыке!
Утром газета выходит - у всех по шапке. А у Громыко - две. Вторая в руках.
Фотография - вещь опасная: как для того, КТО снимает, так и для тех, КОГО снимают.
Жена президента США Кеннеди любила загорать обнаженной на собственном необитаемом острове. И тем не менее ее каким-то образом засняли из-под воды. Кажется - из подлодки при помощи перископа. Эти фотографии для Жаклин Кеннеди стали самыми дорогими. Она должна была заплатить крупную сумму, чтобы их не опубликовали.
Если бы я узнал об этом, когда учился в школе, я бы стал отличником, потому что снимал бы из-за угла своих учителей в бане, ресторане, вытрезвителе и туалете.
Самое сложное в работе профессиональных фотографов - убедить клиента, что это именно он.
- А это кто?
- Вы.
- Но у меня же глаза красивые, выпуклые, а здесь - косые, наглые!
- Так это ж - свадебная фотография! На свадьбе все косые!
- А почему рожа красная?
- А вы на себя в зеркало гляньте - вон как раскраснелись!
- Ну, ладно. Беру. Сорок штук.
- Берите-берите, хотя это, и правда, не ваша фотография.
Еще несколько заметок.
Если дама подарила тебе фотографию, на которой она улыбается, значит, улыбку она подарила фотографу.
С годами превращаешься в шарж на самого себя.
Фотограф - как охотник: должен иметь меткий глаз, твердую руку и быстрые ноги.

На фотоснимке видно, каким ты был, а на рентгеновском - каким ты будешь.


Copyright © 2000-2016 Asteria