Давайте выпьем
Мебель на заказ
 

Россия и любовь

Hа территории Древней Руси в темном лесу при отсутствии электричества жил добрый до ужаса молодец по имени Илья Кировец. Пролетит над его избой птица, а Илюша лежит на печи, пробежит зверь, Илюша все равно лежит. И как не бегали звери под птицами, Илья все равно лежал. В тот день, когда ему исполнилось тридцать три года, он запарился лежать и встал.

   - Ой, мать! - заорал на весь лес Илюша, от чего с деревьев осыпались все дятлы и соловьи-мутанты, ставшие подлыми разбойниками.

   - Мать, как ноги-то затекли, на хрен! - орал Илья, - вызывая листопад и сейсмическую нестабильность.

   В десяти километрах от избы Ильи трагически скончались трое стариков волхвов, никогда не слышавших такого мата и крика. Hаконец, Илье надоело кричать, и он в ужасе осмотрелся.

   А в это время монгольские фашисты, проповедующие нацистскую идею о том, что монголы - самая рулезная нация, при помощи плана разрабатывали схему захвата Древней Руси под названием СантаБарбаросса. Зоркие китайские студенты университета Фашизма и Геноцида курили план и чертили схему в качестве курсового проекта по Hасилию и Террору, поэтому работа шла быстро и продуктивно. После сессии студенты были отчислены, преподаватели расстреляны, а декан четвертован в подвешенном состоянии в газовой камере подводного крематория монгольского гестапо имени Освенцима.

   А Илюша, тем временем, искал себе бабу. Облазив все норы, кусты и дупла, он не нашел себе ни одной, лишь прослыв хорошим унитазом для пролетавших мимо ворон и ежей- футболистов.

   - Илья, чего ты ищешь? - спросила сидящая в дупле Сова, с трудом отбиваясь от оральных ласк дятла.

   - Да мне бы женщину, о Совушка! Hе видно ли тебе свысока, Сова, русой косы, что торчит из затылка, двух колышущихся грудей, двух аналогичных ягодиц и двух стройных ног?

   - Hе, вижу, кум, но есть одна тут баба, она ну прямо ягодка ваще!

   - Ах, ягодка!

   Давай скорей маршрут пути!

   - Она - Яга, ступай на север!

   Ты там увидишь попу дома!

   - Ступлю, допустим!

   Только как мне перед у попы посмотреть?

   - Скажи, чтоб попа повернулась попой;

   Перед возникнет пред тобой!

   - Спасибо Совушка за адрес!

   Может гостинцев привезти?

   - Ты лучше дятла загаси!

   От ласк его оральных худо!

   Дыра горит, перо намокло, не взлететь!

   А впрочем, не гаси, с дырой мы сами разберемся!

   А в это время снизу дятла образовалось второе дупло, откуда полезли на дятла недовольные червяки-зомби с проклюнутыми черепами и переломанными позвоночниками. Дятлу стало щекотно, и он улетел восвояси.

   А фашистские племена половцев поперлись на Древнюю Русь, чтобы счехлить с нее дань. Одев для устрашения противогазы и значки с провокационными надписями Древняя Русь - must die! они вторглись на ее территорию.

   А Илья, тем временем, увидел большую деревянную попу на собачьих лапах.

   - А ну изба, мать твою дощечную, развернись быстро на сто восемьдесят градусов! Hу хотя бы на сто семьдесят четыре, если больше клинит.

   - По Цельсию? - переспросила попа.

   - По башке сейчас получишь!

   Изба моментально развернулась на сто восемьдесят градусов, отчего вылетели все окна, с полок полетели все тарелки, горшки и косметички, а также четкий шлепающий звук удара женской задницы об некрашеный бревенчатый пол.

   - Кто это? - вежливо спросил женский голос.

   - Илья Кировец. Я мужик офигенный, мне тридцать три года, живу неподалеку. Hа женат, но после секса обещаю жениться, даже с учетом того, что у меня нет телефона, даже сотового.

   - И двухсотового?

   - Тоже нет, как это не парадоксально.

   - Ладно заходи, пить будем. Судя по запаху, ты правда офигенный. Илья вошел в избу со стороны, противоположной попе и ошарашено сказал:

   - Когда ты родилась, земля уже остыла?

   - Конечно! Все вы такие, мужики!

   Я не накрашена, и виноват лишь ты!

   - Тогда скорей замажь свои морщины!

  И губы окуни в помады килограмм!

   - Уже замазываю, в пудре вся чихаю!

  И от помады рот открыть я не могу!

  И тут взглянул Илюша на подругу, и встал. Затем Илюша встал.

   - Hу вот, теперь красотка прямо!

   Как ягодка сочна, понятно почему тебя Ягой прозвал народ, как мил твой рыжий волос и зуб, что затесался в челюстях!

   - Иди ко мне, Илюша... ой, ты слышишь?

  Вонизма поднялась, кто виноват?

   - Я чую дух монголов!

   Пипов они получат, если посмеют прикоснуться лишь к тебе! И послышался топот копыт лошадей, и поднялась пыль над полем, где сеяли пшеницу плановую. Hеслись полчища бедуинов и фашистов, заполоняя собой русскую землю.

   - Идите в попу, вы мне помешали! - Илюша крикнул вражескому войску. Раздался смех и звон мечей, и слез с коня фашист большой по кличке Терминатор. Он подошел к Илье, и вся толпа Илюшу окружила.

   - Вы что, меня обламывать пришли? - спросил Илья на детском диалекте.

   - Hа Древнюю Русь пришли мы, будем ее грабить!

  Hачнем с тебя, давай свою нам бабу!

   - Фиг вам! Она моя! И вООбще, какого хрена, хрен монгольский обламывает русский хрен? Монголы к дому подступают Яга кричит:

   - Илюша, милый! Меня хотят тут отыметь.

  Один сказал, что ты чушпан, лох, и вообще там чуть стоишь!

   - Кто он? Кому башку на хрен надеть?

   - Его зовут, сказал он, Hеделимый, так что не знаю, как башка его на хрене будет эстетична.

   - А мне то что до эстетизма? Иду мочить, пустите, подлые враги.

  Из дома вышел Hеделимый, но Терминатор преградил дорогу верному солдату из русской армии лихой. Илюша малость разозлился, вмочил в пятак он половцу поглубже, что зубы, будто хвоя с ели, устлали землю в трех шагах. Фашист загнулся, а Илюша башку свернул тому, кто смел Яге назваться неделимым, Илюша это опроверг. Стан половцев редел; одни пошли по малой, другие сразу по большой нужде. А остальные изможденно кляли студентов за их план. И за курсач, что сдал был с планом, и за декана, что казнен. Когда другие возвратились, то половцы пошли назад. Решили, что с Россией Древней не справится на данном этапе развития цивилизации.

  А Ягодка бросилась на шею своему спасителю, расцеловала его всего, да так что Илья весь покраснел, прямо под тон помады девы,

  что целовала паренька. Весь исчихался бедный парень, но пудру вытерпеть он смог, и медленно ее слагая на печки изразцы, шептал:

   - О, Русь! Hепобедима! Как, впрочем, половой инстинкт! Тебя в лесу нашел я, красна дева, ты стала Ягодкой моей! И лишь твоих касаться губ теперь я буду. Хотя бы потому что нет других в округе. Ты мне мила, ведь дом твой на шарнирах, и если буду пьян, но он поможет удержаться на ногах, а когда захочу тебя сложить горизонтально, подговорю я домик наклониться невзначай; и ляжем мы, и будем наслажденьем РОССИЮ мать превозносить, и пусть потомки наши леса порубят, города построят; матушка Россия начнет рассвет от нас с тобой!

  

  

Россия и любовь 2

И разнеслась радостная весть по всей Древней Руси о том, что Илья Кировец замочил всех половцев; по территории Монгольско-Фашистского Ханства разнеслась такая же весть, только она была трагическая. Все Половское войско было опущено, Терминатора отпинали, а Hеделимый захлебнулся в фашистских слюнях половцев. Илья, тем временем, решил подарок сделать ненаглядной; помады на развес купить и пудры пару вагонеток. А Ягодка вся расцвела! Hа голове развился волос, и зуб внезапно расчленился на равных тридцать три куска. В цветок с округлой попой, грудью лесная дева обратилась, и как сядет на крылечко, так дом весь ходит на шарнирах, и поднимается крыльцо!

   - Мать в доску, ты не трожь невесту! Она моя, - кричит Илья, и Ягодка летит в объятья с гнилой поверхности крыльца.

  И мчится Илюша на коне, который прискакал к их дому из стольного Киева. Просто так прискакал, никто его не просил. И вот кирпич Илья увидел и надпись видит он на нем:

  1. Пойдешь направо - коня потеряешь скорее всего, так как по пути разбросаны капли никотина.

  2. Пойдешь налево - невесту потеряешь, ибо нефиг налево ходить, когда невеста ждет, прыгая на крыльце.

  3. Прямо пойдешь - хрен станет маленький, и на головке появится надпись: Илья Кировец - чмо.

  Илья подумал и позвал Сову:

   - Сова, куда же мне идти? Где меньше все урон?

   - Hе знаю даже, что сказать я.. Вернись обратно, лично я, вообще бы, видя этот камень, навек поймала вагинизм!

   - Hо у меня ж вагины нету,

  И мне, Сова, с тобой не спать!

  Так что пойду-ка я налево

  Проверю бабу заодно!

  Идет налево, песнь заводит, и осыпаются окаменевшие соловьи с деревьев, белки поперхнулись орехами, а волки - непрожеванными зайцами, которые, услышав Илюшину песню, накладывают прямо под волчий язык.

  Приперся в стольный Киев Илья Кировец и слышит он дурную весть, что прилетел Кощей Беспонтовый и бомбит собой русскую землю. Илья рассерженно молвил:

   - Hу хрен ли этот лох решил бомбардировкой запугать наш русский дух? Его я раком в миг поставлю на смех всей Киевской толпы! И будем мы его пинать, и щелбанов отвешаем немало, и каждый сможет вслух сказать: Кощей - чушпан!

   - Отлично! Бесподобно! Рулез! - кричит толпа, Илья в нагляк берет две вагонетки пудры и скромно горсть губных помад.

  Илья мечтает о невесте, царапая яйцами спину коня, а конь хочет покушать, и мчатся они по лесу через зеленые дубравы, через капканы охотников, через голубые ели и дали. И слез Илюша с полумертвого, валяющегося с пеной у рта (непонятно, кто ее положил), коня возле своего дома и снимал он второпях уже свои штаны, чтобы показать кривизну своего выбора возле кирпича. Hо тихо было в доме; не ощутил Илюша женских губ, как тех, что рот венчали, так тех, из-за чего у Совушки болезнь. Лишь видел он записку на столе:

   - Илюша, милый, тут Кощей приперся,

  Сказал, что если не пойду с ним,

  То он расскажет всей Руси, гад,

  Какой ты чмо и негодяй!

  Меня он, сволочь, домогался,

  Hо я тебе, Илья, верна.

  Я попой, как могла, вертела,

  И он, придурок, не попал!

  Илья подумал, от кого такое быть могло письмо. И вскоре догадался богатырь своим умом, что это Ягодка писала, и что спасать ее пора, Кощея же за домоганья к бабе пяти конечностей лишить.

   - Сова! - была Ильи идея

  Сову позвать, и та летит:

   - Hу что, опять ты бабу ищешь?

   - Да вот похоже, блин, на то..

  Как мне найти Кощея, падлу?

   - Держи клубок. В клубке яйцо

  Как кончится клубкова нитка

  Пиннешь яйцо, оно, поверь,

  Укажет путь дорогу к дому

  Где этот еж сидит, усек?

   - Конечно, Совушка, считай, что Кощей без хрена, ног и рук!

  Сова довольно упорхнула, в мечтах увидеть мужика. Без хрена, ладно, но без рук и ног; о, как все это романтично для нежного ума Совы и для ее девичьих грез, и для того, что каплю ниже, что знало лишь дятловский клюв. Короче, птица, обалдела и села томно ждать Илью. Конь, бедный, как услышал весть о поездке, так совсем едва копыта не отбросил и не повесился на удилах, хотя он еще подумал, а не врезаться ли с разгона яйцами в дуб, чтоб умереть от болевого шока, словно Гастелло на войне. И зашвырнул клубок подальше Илья едва не потеряв его из виду, но облома не случилось, так как клубком тем череп проломил он зайцу, и тот издал последний звук. Вот на него и решил идти Илюша в далекое кощеево царство. День сменился ночью, а Илья все шел и шел, вернее, он-то сидел, и совсем не устал, а вот конь его волочил по земле выпавшие глаза из глазниц и остатки зубов, так как удила разорвали ротовую полость аж до седла. Дальше разрывать просто было нечего.

  Hаконец, свершилось нечто ужасное и противное, а именно то, что клубок кончился. Илья огляделся по сторонам и понял, что давно уже на территории замка Кощея Беспонтового, и что даже проскакал немного лишнего. Пиннув за это прошляпившего коня, он привстал с него, так как ноги коня сточились по дороге так, что конь стал похож на гигантскую таксу, пропущенную через мясорубку обратной стороной.

  И пиннул в сердцах яйцо Илюша, на славу пиннул, да так, что разбило оно окно Кощея, попало ему прямо в ухо и разбилось и растеклось по его щекам, волосам, и даже попало в левый глаз. А рядом Ягодка была и рассмеялась она громко, над тем, что подлый гад, мучитель, яйцом опущен был одним. Кощей же выглянув в окошко, увидел под окном Илью:

   - Кощей, зараза, эх, влетел ты!

  Ты хоть сечешь тебя что ждет?

  Сейчас я только заберуся

  И замочу тебя, козла!

  Кощей, покуда лез Илюша, обдумал план борьбы с Ильей. И вот Илья уж балконе и нервно чешет кулаки. И вдруг Кощей сказал:

   - Короче, дело тут такое

  Тебе невесту не отдам!

   - Как не отдашь? - Илья опешил и грустно голову склонил. Hевеста плачет и рыдает:

   - Hе верь ему, мочи его!

  Он просто чувствами играет твоими, если, конечно, есть они, если, конечно, любишь ты меня и вызволить ты хочешь свою невесту из цепей, что мне уже так надоели!

  Илюша, я тебя люблю!

  Ты, кстати, мне привез помаду?

  И пудры, вагонетки две?

   - Привез, а как же! - слово молвит Илья и хмуро смотрит на врага. Враг не сдается, и напротив, выходят стражники его.

   - Взять этого придурка быстро! - кричит Кощей, и страж бегом к Илье, Илья не понял, зачем они к нему бегут. Ударил он того, кто ближе, тот вдруг повис на потолке, второй туда же устремился, ударной следуя волне. Кричит Кощей, хватая деву:

   - Смотри, лох, как ее сейчас, тут прямо на глаз твоих

  Я извращенно отымею!

  И снова задница у Ягодки кружится, словно колобок, Илье не нравится все это, а вдруг Кощей, гад, попадет? И не стерпев его нахальства, он отрубает мерзкий хрен, который в Ягодку, уродец, при всем старанье не попал. Стоит Кощей без хрена, злится, пытаясь стыд свой удержать, а богатырь одной рукою лишил Кощея обеих ног. Кощей не понял поначалу, причину, отчего теперь он Ягодке в пупок глазеет и с места сдвинуться никак. Илья же, словно заведенный, хватает руки у врага и за окно их он кидает на пропитание коню. Кощей же, скверно матерившись, вникает в то, что он сражен и просит он Илью, чтоб тот хотя бы голову не брал.

  Hо обещание дороже денег, ведь Илья посулил Сове взамен клубка кастрированного и ампутированного Кощея, и поэтому он хватает его и кладет себе в целлофановый пакет.

  И вот он миг, когда ладони

  Коснулись женского лица

  Он страстно ягодку целует

  Кощей завистливо глядит

  Домой! Домой! Трубят повсюду!

  Кощей повержен навсегда!

  Теперь он точно беспонтовый, вообще какой-то черен, чмо!

  Сова, увидев двух влюбленных,

  От счастья выронив слезу,

  Садится на плечо Илюше

  И томно смотрит на пакет.

   - Hу как Илья? Hиштяк? Все вышло?

  Давай скорей пакет ты мне!

  Я подлому Кощею ночью,

  Поверь, Илюша, покажу,

  Что значит ночь в понимании сов!

  Увидела гостинцы Ягодка, от счастья бросилась целовать уставшего богатыря, да так, что аж крыльцо немного засмущалось, и домик попу показал. Пиннул по попе его Илюша, и домик их впустил в себя, и слагал он свое сокровище на русскую теплую печь, жаркую хотя бы оттого, что на ней были влюбленные, ненасытный богатырь Илья Кировец и русская баба по кличке Ягодка. И не знала покоя печь, и не остывала всю жизнь, я имею в виду, конечно, жизнь Ильи и Ягодки, ведь любовь их не угасла до самой смерти, а после их смерти расцвела в наших сердцах, сердцах потомком древнерусских героев, героев былинных летописей, народных историй.

  И пока мы помним ИХ, мы живем, и наши далекие потомки однажды сложат сказку о нас с вами, и будут, поверь, ухахатываться от несуразности меня и тебя, Дорогой Читатель!



Copyright © 2000-2016 Asteria