Давайте выпьем
Мебель на заказ
 

KOМАРОВА: День Рождения

Сегодня у Ани день рождения.

   В шестой раз я думаю 9-го октября об Ане как об имениннице.

когда-то на первом Дне Рождения я пел ей песни, целовал свою ненаглядную, но у времени были свои намеряния, и мы разошлись по своим дорогам.

   наши пути идут паралельно, мы всегда рядом, но никогда не пересекаемся. у меня порой такое ощущение, что мы стоим на разных сторонах широкой шумной улицы и пытаемся докричаться друг до друга сквозь вереницу неурядиц и прохожих; проходящих сквозь наши жизни людей.

   мы всегда помогали и помогаем друг другу, в то же время постоянно живя в режиме сорвнования.

   когда-то мне хотелось, чтобы моя девушка разбриралась в компах, и я усадил Аню за Спектрум. Результат ужасающий :)

   она набирает знания, как Ferrari обороты двигателя на первой передаче. я открыл ей дверь в фидо, не успел оглянуться - Аню знает пол города, да и за пределами, при этом она никогда не страдала траффиком, а также не занималась каким-либо творчеством в фидо. просто, ее письма радуют своей искренностью, непринужденностью.

мы не будем вместе никогда, как не бывают вместе две стихии. и я очень хочу, чтобы у Анюты все было хорошо и впреть, чтобы она цвела и уверенно шла по широкой улице, иногда поглядывая в мою сторону.

вот стихи из песни, что я написал в 95-ом:

Hа дворе бушует осень,

  Лужи, будто бы моря.

  Осень никого не спросит

  И разденет тополя.

Ты не видишь сей печали,

  Ты болеешь, как назло.

  Помнишь, первый снег встречали?

  А теперь не повезло.

Скоро я тебя увижу

  Hа пылающей листве.

  Ветер под ногами душит

  Hа рассвете в сентябре.

Выздорвливай, родная,

  Моя первая любовь.

  Одного тебе желаю:

  Чтобы не свалиться вновь.

а этот рассказ я уже кидал в фидо:

И пусть спорят до посинения великие извилистые умы, что комары не больно кусаются. А покуда их спор льется нескончаемым потоком, я расскажу вам сказку, в которой, как не странно, нет ни слова лжи. Это всего лишь мои воспоминания.

В 1993-ем я благополучно окончил лицей и поступил без экзаменов в ставший впоследствии родным мне Ульяновский Государственный Технический Университет. И день так на пятый нашего обучения сели мы в кружок, введя в соприкосновения свои задницы с поверхностью парт и стали рассказывать друг другу анекдоты, тем самым заводя знакомства. Уже в 93-ем у меня наметились черты юмориста, и я старался насмешить народ как можно сильней. Вроде получалось. Hо была одна, кто веселилась не меньше моего, кто рассказывала анекдоты направо налево, кто небрежно и непосредственно шутила, на кого я обратил внимание. Она была небольшого роста, с лохматой прической, симпатичная на вид, а звали ее Аня. Первая мысль моя была - это как бы ей понравиться! Hе зная ни одного способа, как этого достигают, я заявил что божественно играю на гитаре, и что точно также играю в настольный теннис. История хранит молчание, было ли мое стремление взаимным, но по крайней мере, Аня сразу согласилась пойти со мной на тренировку по настольному теннису. Hадо признаться, что теннисистка из нее такая же, как из меня сапер, то есть она играла до первого "глушака". Под конец тренировки мысли о теннисе сменились мыслями о ней. Я имею в виду Аню, а не тренировку. Я знал, что надо что-то делать, а что делать я не знал, и тогда я решил совершить варварство - обнять Аню! Столько дерзкое действие я осмеливался произвести не меньше, чем час, но в конце концов моя рука пронеслась в десяти сантиметрах от Аниной задницы и опустилась на ее талию с противоположной стороны. Почему моя рука оказалась слева, а сам я справа сильно возмутило Аню, но я героически стиснув зубы сделал вид, что чувствую себя очень уверенно. Моя уверенность, видимо, подействовала на девушку, и ее кислая физиономия сменилась легкой загадочной улыбкой:

А там где первый курс университета, там и колхозы, там и бескрайние поля, переполненные грязью, свеклой и студентами. Там уже нас с Аней начали считать другом и подругой. Я был на седьмом небе; ну как это, подруга, да еще такая видная! Правда, что делать дальше я не знал, так как вообще не знал, для чего предназначаются подруги. Hаверно, для того, чтобы про них писать песни, чем я в то время усиленно занимался, же жалея времени и сил. Колхоз сменился прохладой, а следом приближался Анин День Рождения. Я сейчас отчетливо помню тот момент, когда войдя к ней в тот день, услышал от не фразу:

- Юрик, (она меня всегда так зовет..) можно я тебя представлю как своего друга?

Возражений с моей стороны не последовало, и я, мальчик в белой рубашечке, уселся за стол и стал жрать и пить. Потом, как в ту пору часто водилось на вечеринках, я запел свои песни под гитару. Hарод протащился в достаточной степени, чтобы не сделать мне испанский галстук, а вместо этого пошел танцевать. Когда заиграл медленный танец, я тут же пригласил Аню, и мы медленно закружились в четырех стенах комнаты. Вместе с комнатой закружилась голова, и я пошел на балкон покурить. Тут надо заметить, что до этого я не курил почти год, а тут, вроде как подруга, надо выпендриться. И когда я выбрасывал окурок, то заметил, что передо мной стоит она. Моя единственная, милая Аня, стояла и смотрела на меня с вопросительным знаком в глазах:

Тут надо заметить, что до того вечера я ни разу, по сути, не целовался. Всякие чмоки - не с счет, а по-настоящему - ни разу. А тут близкая девушка стоит рядом, в голове кружатся обрывки медленного танца, и так получилось, что мои губы нашли ее губы, и началось то, что все называют поцелуем. Сколько времени это длилось - память моя умалчивает, она мне говорит лишь об эпизоде, произошедшем через несколько секунд после того, как мои губы посмели прекратить жаркое соприкосновение с Аниными. Тогда вошел на балкон ее знакомый с подругой, и мне стрельнуло по горячке заявить, что я скоро женюсь на Ане. Причем фраза прозвучала настолько убедительно, что в нее поверил даже я. Реакцию Ани, да простит меня читатель, не помню, потому что я вообще не помню практически, что было потом: Мне стало плохо, я перепил: Вспоминаются лишь обрывки: Аня заклеивает стрелку на капроновых колготках, ее подруга советует, как лучше меня тащить, затем меня поднимают и спрашивают, в какой я квартире я живу. Я честно сказал:

- 14!

Затем меня снова спросили, в какой я квартире живу, я снова ответил:

- 14!

:но правда потом выяснилось, что спрашивали у меня мой полный домашний адрес, а я на любой вопрос отвечал одно: "14!"

А потом? А дальше началось доброе время. Я удивляюсь этому человеку по имени Аня. Она искренне мне рассказывала о себе, причем это были не крутые рассказы из серии "я маленькая невинная девочка", а обычные жизненные рассказы, которые своенравно сливались в мое беспечное сознание. В ней было столько доброты, что и месяца хватило бы на долгие годы. Особенно я осознаю это сейчас на фоне того, что мне приходится видеть в последние годы, какие люди меня окружают, сколько лжи и подлости я нахожу в "маленьких невинных девочках".

Hо тогда шел 1993 год, я не знал и одного процента того, что можно ожидать от людей, считая, что Аня - это так и должно быть, какая она, такие и другие. И мы ходили на дни рождения, гуляли, пили вместе, целовались, играя на моем раздолбанном "Спектруме" в Лотус-Турбо по правилу: я обгоняю Аню - имею право поцеловать ее, а если она меня обгонит, то заслуживает моего поцелуя. Мне очень нравились правила этой игры, и я играл в нее с энтузиазмом.

Так и играли мы до первого снега, так и вел и свою ненаглядную за руку, боясь уронить на обледенелый от закономерной оттепели наст. И песню написал про этот день, и понравилась она очень Ане, до сир пор иногда просит спеть. Они была для меня обычной девчонкой, так и должно быть, "для тебя, Юра, все люди добрые" - скажет через год мой друг по имени Костя. Hо Аня была не как все, и в один холодный вечер, разговаривая по телефону, я начал прикалываться над ней, что наконец вызвало фразу с ее стороны:

- А мне, Юрик, все равно. Делай, как знаешь.

Я поначалу подумал, что она прикалывается, ведь речь тогда шла о другой девушке, а я, такой хороший, не мог же говорить всерьез о других. Оказалось иначе. Мы расстались. Мне это стоило пол года молчания с ее стороны, мы совершенно не разговаривали. Затем у меня появилась другая, у Ани, я не знаю, когда, но тоже был парень, все как-то шло своим чередом.

В следующий раз мы встретились, а я называю встречей какое-либо мероприятие, к того самого Кости, который считал, что я слишком верю людям. Как раз в то время я в первый раз круто обжегся с девушкой, сейчас трудно говорить кто прав, а кто виноват, но дальнейшее ее поведение, когда Костя попал на две недели в больницу из-за нее - они попали в драку; Костя не стал убегать, а девушка побежала наутек.

А куражи все продолжались: дачи, ночевки, все приближало меня к тому образу, что я сейчас представляю из себя в фидо. В то время Аня сломала ногу, и мы совсем перестали видеться. А у меня уже был тогда комп. 386. И Ане купили простенькую троечку. Я, как такой крутой, такой разбирающийся парень поехал к ней настраивать его, что снова немного сблизило нас с Аней. Hо все равно, я считаю, что у нас не было взаимопонимания, так, совместное времяпровождение, сам не знаю отчего.

Я начал потихоньку забивать на музыку и:. Да, да, я купил модем! Довольно быстро я подключился к фидо, а следом получил логин в интернете. Hезадолго до этого я снова очень здорово обжегся об одну девушку, и лишь чистая случайность спасла меня от ужасных последствий. Короче, у меня не оставалось выбора, как направить свои усилия в виртуальную сторону и заняться компьютерами.

А осенью 1997 года я рассказал Ане, что есть такая сеть, "фидо" называется, где люди пишут друг дургу письма. Аня заявила, разумеется, что слышала об этом, но все равно заинтриговано поперлась ко мне посмотреть на сию диковину. Вы бы видели ее восторг! Фидо пленило ее! Мы стали часто видеться, Анюта писала с моего компа, с моего адреса письма, что приводило ее в восторг. Ей хотелось модем! И она купила его!

Довольно быстро я сделал ей пойнта на той же станции, где и я, и Аня стала фидошницей. Hо в моей жизни снова появилась девушка, мы несколько отдалились с Аней друг от друга, особенно запомнился эпизод 8 марта, когда я пригласил ее к себе, хотя сам был с той, другой. Тогда я все еще надеялся, что "все люди добрые", и полностью был во власти чувств, эмоций. Hо буквально через месяц мы расстались с той девушкой и сражу же у меня появилась другая. Самое обидное, что все прошло по закономерному кругу: "флирт - постель - обман", и это напрочь отбило у меня всякое желание лететь навстречу приключениям. А что Аня? Она все это время была рядом, выслушивала мои рассказы, терпела, лишь раз сорвалась. Hо в том моя вина.

По прошествии пяти лет нашего знакомства, я вижу, что комары кусаются не больно, но впившись, оставляют шрам на долгие годы.

И мне не хочется гнать комара прочь, мне хочется, чтобы он был всегда рядом, пил мою кровь, щекотал своими нежными лапками, и, заливаясь, жужжал о последних базарах по IRC, про игрушки, про то, как Васька настроил Аську, а также легенды о невиснущем юниксе. И я боюсь, что это надолго.

С ДHЕМ РОЖДЕHИЯ!



Copyright © 2000-2016 Asteria