Давайте выпьем
 

Реферат по статье А. Филиппова "Митьки и сестренки"

     После нескольких абзацев безудержного восхваления движения митьков А. Филиппов берет быка за рога и выдвигает свой главный тезис:
     "Относительно такого важного общечеловеческого вопроса, как отношение мужчин и женщин, хочется сказать сразу:  кроме  физиологического  различия полов у митьков нет ничего  общего  с  общечеловеческим  пониманием  этого вопроса".
     Будучи  несколько   обескуражен   этой   фразой,   я   обратился   за разВяснениями к А.Филиппову, но после разВяснения так и не  понял,  откуда же в таком случае у митьков берутся дети, и где же, в таком случае, сам А. Филиппов шатается по ночам.
     "Как только митек скатывается  на  общечеловеческое  понимание  этого вопроса, он перестает  быть  митьком,  бывший  митек  начинает  есть  всех братков с говном и пропадает неизвестно где, - где, без сомнения, жирует".
     После этого предупреждения в  стиле  Саваноролы  Фил  оставляет  свой грозный тон и начинает задушевное повествование о близких ему вещах.
     "Женщины (это  слово  в  лексиконе  митьков  отсутствует)  делятся  в понимании митьков на две категории: девки и сестренки".
     (Замечу, что слово "женщина" действительно напрочь отсутствует в лексиконе Фила, он пишет это незнакомое ему слово так: "Женьщина").
     Первый раздел - девки.
     "Под девками, - сразу оговаривается автор, - отнюдь не понимается известный образ поведения, ничего обидного в этом определении нет".
     Метко приведенное, видимо, фольклорное четверостишие, сразу определяет и отношение митьков к девкам, и обычный круг забот и  интересов митька, и идеальный способ его существования:

"Выйду за деревню,
Гляну на село:
Девки гуляют,
И мне весело!"

     Далее следует строгое определение девок:
     "К девкам относятся лица женского пола от 10 до  50  лет,  привлекшие внимание митька и доставившие ему поверхностное удовольствие своим внешним видом или поведением (в этом смысле девки подобны коту-оттяжнику в I части "Митьков"). В единственном числе слово "девки" почти не употребляется, как в силу стадного поведения обВектов, так и в силу того, что митек в связи с дефицитом времени предпочитает общаться с несколькими девками сразу".
     Последующие рассуждения А.Филиппова показывают, что под "доставлением поверхностного удовольствия" он понимает только одно: процесс  совместного алкогольного  опьянения.  Основательное  знание   темы   помогает   автору нарисовать (не без цели саморекламы) поистине за душу хватающую картину.
     С каким-то разбойничьим восторгом автор постоянно поминает  "бисерные кошелечки" девок, опустошаемые А.Филипповым во имя движения.  Разухабистые сцены распития "дамского вина". ("Дамским вином, - поясняет Фил, - является любое вино, выпиваемое вместе  с  девками  за  их  счет") уводят автора все дальше от надрывной ноты, открывшей его труд. Митьки в его описании начинают походить на веселых, бесшабашных  ребят,  вроде  панков, любителей выпить и погулять.
     Я пишу эти строки поздним вечером на троллейбусной остановке, а рядом веселится такая вот компания.  Они  агрессивно  хохочут,  плюются  во  все стороны, пьют из горла, обижают прохожих... Не  митьки  это,  нет!  Митьки стояли бы тихонько, плевали себе  под  ноги,  переговаривались  печальными голосами, только изредка повышая их при передаче друг другу бутылки, и это митьков бы обижали прохожие.
     Впрочем, я невольно перегибаю палку в другую  сторону  -  лик  митька разнообразен: это Гамлет, Антон-горемыка и Фальстаф в одном лице.
     А.Филиппов раздел "Митьки и девки" посвящает одной, более близкой ему ипостаси митька - оттяжке, но последняя фраза раздела показывает и  другую сторону медали:
     "Митек, что ни оттягивается, то  мучается,  а  что  ни  мучается,  то оттягивается. Чтобы спастись от мук, он прибегает к оттяжкам, принимая  во имя их еще большие муки, а следовательно, стараясь унять их  еще  большими оттяжками и т.д."
     Второй раздел труда - сестренки.
     "В отличие от девок, сестренка - это подруга митька,  делящая  с  ним многие муки и оттяжки (но далеко не все).  Кроме  этого  сестренка  должна разделять  взгляды  митька,  таким  образом,  она   является   уже   почти полноправной участницей движения.
     Существует единственный путь обращения девок в сестренки  -  оттяжка. Девки (чаще всего обращение  происходит  скопом)  должны  устроить  митьку достойную оттяжку, да не одну. Затем девчоночки  сдают  экзамен,  то  есть очередную оттяжку митька устраивают  в  присутствии  других,  необращенных девок, прославляя при этом движение митьков.
     Если у сторонних девок пробудился живой  интерес  к  митькам,  и  они своими бисерными кошелечками примут активное участие  в  оттяжке,  экзамен можно считать сданным".
     В этом определении сестренок (которое вряд ли  получит  признание  со стороны эмансипированных сестренок) переходную стадию от девки к сестренке Фил обозначает как "девчоночку". Однако, это вряд ли правомерно.  Наиболее меткое определение "девчоночки" принадлежит самому Филиппову:
     "Девчоночка - промежуточное название  девки,  употребляемое  лишь  во время стояния с ней в очереди (самостоятельного значения не имеет)".
     Приведу-ка я весь оставшийся текст  раздела  целиком,  уже  не  много осталось:
     "Сестренки в награду, как знак  принадлежности  к  высшей  категории, получают любовь и уважение митька, а иногда и почетные титулы: "одна ты  у меня сестренка", "любимая"  или  "единственная"  сестренка  (  эти  титулы употребляются по отношению  к  трем  разным  сестренкам).  По  неизвестным причинам - самое распространенное имя для  сестренок  -  Оленька.  Феномен этот необВясним, но почти у каждого митька есть сестренка Оленька, имеющая один из трех титулов".
     Спорным моментом  этого  в  целом  содержательного  раздела  является антифеминистский настрой,  помешавший  автору  заметить  такой  любопытный нюанс: высшим сестреночным титулом после "одной ты у  меня",  "любимой"  и "единственной" является...  "братушка"!,  что,  казалось  бы  подтверждает подчиненное по  отношению  к  митьку  положение  остальных  сестренок.  Но любопытно, что сестренка называет митька (удостоившего ее высшим  титулом) ..."сестренкой"!
     Вряд ли можно так безоговорочно принять суеверный тезис о  сестренках Оленьках, хотя их действительно  навалом,  и  среди  них  есть  даже  жены митьков (жены митьков тоже могут добиться титула "сестренка", но  им  это, конечно, труднее...)
     Последний раздел работы Фила имеет интригующее, обеспечивающее  успех у читательской массы, название: "Митьки и секс".
     Раздел краток. Вот он:
     "Митьки не сексуальны".
     После  этих  справедливых  слов  А.Филиппов,   видимо,   устыдившись, откладывает перо, даже не поставив точки.
     Попробую расшифровать эту фразу, связанную с тезисом,  обВявленным  в начале труда.
     Многие люди,  но  особенно  митьки,  стремятся  к  экстремальности  в отношениях друг с другом. Экстремальные же  отношения  мужчины  и  женщины почти  неизбежно  проходят  сексуальную  фазу  и  тем  самым  оканчиваются женитьбами, трагедиями и т.п. Если бы митек относился к  своим  сестренкам как к сексуальным обВектам, то это неизбежно похоронило  бы  все  движение митьков лавиной женитьб, трагедий, мордобоев и т.д.
     Поэтому-то экстремальность в отношениях с "любимой" сестренкой ознаменуется тем, что митек обВявляет ее "братушкой", а свое либидо переносит на что-нибудь другое - хотя бы на "бисерные кошелечки".



Copyright © 2000-2018 Asteria