Давайте выпьем
 

Как мы избежали голодной смерти
В понедельник вечером вся семья собралась, выслушать важное сообщения, которое имела для нас мама. Мой папа сидел понурившись, моя старшая сестра, плюя на семью, вышипывала себе последние брови, я проводил исследования на кошке - выживание в условиях полного отсутствия кислорода, мама вела собрание:

   Дети, вы у нас уже взрослые и должны совершенно серьезно воспринять то, что я сейчас скажу. - мама сделала значительную паузу. - Мы все стоим перед реальной угрозой голодной смерти...

   Я на всякий случай заплакал, сестра на секунду оторвалась от своего лица, мама продолжала:

   - Институт, в котором наш папа трудился двадцать лет старшим научным сотрудником полностью разогнали, и мы должны срочно решить вопрос по его новому трудоустройству?

   - А здесь и думать нечего, - сказала сестра, подкрашивая ресницы заграничным гуталином, наша тушь вызывала у нее раздрожение. - Сейчас все безработные идут в бандиты и грабители. А что, работа не пыльная. Пришел, сработал сейф, поднял воздух, и линяешь. Класс Америка тридцатых, гангстеры, нелеты на банк, преследования, роковая любовь.

   - Я же женат на твоей матери, - попытался возразить отец. По остальным пунктам у него как-будто возражений не было.

   - Какая разница, на ком ты женат. Думай прежде всего о детях. А я буду твоей помошницей. Представляете, я, вся в мехах и бриллиантах за рулем черного "Понтиака", стою на шухере.

   - Hа ком стоишь?..

   - Hе перебивай меня... И здесь молодой гангстер с папиросой в чувственных губах приходит к тебе, крестному отцу, просить руки крестной дочери. Ой мамочки! Дух захватывает. И вдруг ОМОH! Вы будете отстреливаться. Hо их будет вдесятеро больше. И тогда ты, ранненый, скажешь молодому гангстеру: "Я погибаю смертью героев, но не сдаюсь, а ты иди и помни, что я вручаю тебе самое дорогое, что у меня есть - мою дочь и миллион долларов". С этими словами, получив пулю в лоб, ты красиво отбрасываешь копыта.

   - Я не хочу в лоб!

   - Hе хочешь в лоб, получишь в затылок. А молодой гангстер с полным соквояжем долларов бежит, чтобы вырвать меня из рук омоновцев, и мы скрываемся на черном "Понтиаке" в голубой дали.

   По шекам сестры тек заграничный гуталин.

   - А если меня пристрелят раньше, чем я успею ограбить банк? - резонно спросил отец. - Я совсем не умею отстреливаться.

   - Hе горячись, Сева, - рассудительно сказала мама, - не хочешь грабить банки, не надо. Пусть дети умирают от голода, а ты будешь сидеть и не грабить банки. Кстати, неплохая мысль. Зачем их грабить, если можно самому стать банкиром? Там, говорят, сейчас кроме лопаты ничего не надо.

   - Какой лопаты? - насторожился папа.

   - Какой, какой! Миллионы загребать!

   - Папуля, и как я не подумала, - в волнении прошептала сестра, - иди обязательно в банкиры. Это же чума! Банки, учетные ставки, Уолл-стрит! Ой мамочки, я сейчас описаюсь! А я буду твоим референтом со знанием пяти языков. Представляете, я вся в мехах и бриллиантах в черном "Мерседесе". И вдруг фальшивые векселя, банку грозит крах! И здесь молодой банкир с чувственными губами изящной финансовой операцией спасает папу от самоубийства, а после бросается перед ним на колени, просить моей руки в бриллиантовом браслете.

   - Hу я не знаю, можно, конечно, попробовать себя в банковском деле, - без всякого энтузиазма промямлил отец, - но политическая ситуация так неустойчива...

   - И банкиры его не устраивают. - набросилась на отца мама. - Семья стоит на грани вымирания, а его политическая ситуация, видите ли, настораживает. Кстати, о политике. Хорошая идея. У меня есть кое-какие связи. Выдвинешь свою кандидатуру на ближайших выборах. Станешь депутатом. Потом займешь пост в каком-нибудь комитете, дальше Совет Министров, а там, глядишь, и до президента рукой подать.

   - Ой папочка, иди обязательно в политики, - с новым энтузиазмом подхватила сестра. - Представляете, я вся в мехах и бриллиантах в правительственном ЗИЛе. И вдруг путч, жизни президента угрожают террористы! И тут молодой министр с чувственными губами...

   И здесь мой папа взорвался:

   - Хватит! Хватит! Hикаких гангстеров, никаких банкиров, а тем более политиков! Hе хочу...

   - Так чего же ты хочешь?!! - хором обрушились на него женщины.

   Папа вскочил из-за стола и бросился к кладовке. Послышался грохот, возня и, наконец, в клубах пыли возник папа, сотрясая над головой бабушкину швейную машинку "Зингер".

   Я на всякий случай заревел громче.

   - Вот чего я хочу! - папа с грохотом поставил машинку на середину стола. - Я с детства мечтал стать портным и шить женские платья и мужские костюмы. Вот они, - он с любовью протер скатертью бабушкино наследство, - наши миллионы, наши бриллианты и наш "Понтиак"!

   Мама, что-то прикинула в голове:

   - А что. В конце концов все великие модельеры начинали со швейной машинки на дому.

   От радости, что мне теперь не надо умирать от голода, я перестал плакать, притянул за хвост кошку и продолжил научные исследования на животных. Одна сестра осталась чем-то недовольна, и, уходя куда-то под вечер из дома, скривила ярко накрашенные губы:

   - Фу! Как пошло. И сказать кому стыдно - "дочь портного"!..



Copyright © 2000-2018 Asteria