Давайте выпьем
 

Пигалица
Все-таки хорошая это привычка собираться в "каморке" у шефа и отдыхать от напряженной работы офиса за чашкой кофе. Часто на огонек беседы к нам заглядывают сотрудники из других отделов. Сегодня к нам по делам зашла главный бухгалтер предприятия Марина Сергеевна, миниатюрная женщина с красивым ухоженным лицом и удивительно пропорциональной фигуркой. Наш всегда невозмутимый и ироничный шеф отчего-то так разволновался, поднося ей кофе, что, задев угол стола, опрокинул чашку прямо на свои кремовые брюки. Впрочем, похоже, это не сильно его расстроило.

  - Все течет, все изменяется,- заметил шеф филосовски, глядя на расплывающееся грязно-коричневое пятно у себя на брюках, пока секретарша Ирочка вытирала салфетками мокрые пятна с мебели и пола.

  - Не расстраивайтесь,- стала успокаивать шефа Марина Сергеевна,- в моей жизни был случай, когда искупавшись в грязи с ног до головы, я нашла свое счастье.

  - Ой, расскажите!- сразу заволновалась секретарша Ирочка.

  - Давно это было, я уже и не помню,- смутилась Марина Сергеевня, как человек, проговорившийся о самом интимном.

  - Марина Сергеевна, вы наш гость, а мы для гостей, как видите ничего не жалеем,- сказал шеф, наливая ей новую чашку кофе,- но и вы нас уважьте, расскажите свою историю, мы вас очень просим.

  Марина Сергеевна улыбнулась, обвела взглядом сотрудников отдела, с нескрываемым интересом взиравшими на эту ухоженная женщину со спокойным лицом человека, за которым стоит тыл благополучной семьи. Неужели, и у нее в жизни не всегда было все благополучно?

  - Что ж, хорошо. Начну немного издалека,- согласилась главный бухгалтер, чем привела всех в восторг, а шеф даже поцеловал ей с благодарностью руку.

  "Случилось это в мои студентческие годы, когда я приехала из маленького уральского городка учиться в Московский Университет. Да! Студенческое общежитие - это категория, достойная многотомного романа, в котором будет все: и любовь, и предательство, и смерть, и комизм. Представьте себе место, где днюют и ночуют несколько сотен только что вырвавшихся из дома девчонок и мальчишек.

  Здесь мгновенно рождалась и умирала безумная любовь, начиналась дружба и ненависть на всю оставшуюся жизнь. Иногда мы даже не знали толком, кто, где и с кем живет.

  Мы немного завидовали и в то же время презирали москвичей, которые каждый день ложатся спать у себя дома под крылышком мам и пап, которые всегда накормят и оденут. А мы не каждый день ложились спать сытыми, но это с лихвой окупалось волшебной атмосферой не прекращающегося ни днем ни ночью праздника жизни.

  Москвичи слетались к нам в общежитие, как мотыльки на пламя веселья и любви. Некоторые поселялись в общежитии у своей подруги или друга и жили так месяцами, а то и годами.

  Но, время учебы пролетает быстро. И волей-неволей приходилось задумываться о дальнейшей судьбе. Большинство хотело остаться в Москве, и одним из немногих путей к этому, был брак с "московской недвижимостью", так мы называли москвичей за трудности, с которым они принимали решение. Мне никогда не было стыдно за свою внешность, и вариантов выйти замуж в Москву было предостаточно. Расскажу о некоторых.

  Самый первый "вариант" звали Яша. Хороший мальчик из тихой еврейской семьи. Я всегда хорошо относилась к евреям, но я терпеть не могу складчины и скопидомства.

  Он был моим одногруппником, и я очень скоро почувствовала, что он по уши в меня влюбился.

  Однажды мы собрались у меня в комнате на вечеринку. Девочки приготовили еду, а мальчики принесли вина. Все было как всегда: веселое застолье, танцы, гости приходили, гости уходили. Яша весь вечер ухаживал за мной, и я поняла, что сегодняшний день может закончиться чем-то очень важным для нас обоих. В конце вечеринки, когда все определившиеся пары и менее удачливые одиночки стали расходиться по своим комнатам, Яша встал и объявил, что каждый должен скинуться за сегодняшний вечер по три рубля. Когда все с грехом пополам наскребли нужную сумму, Яша со шляпой в руках остановился напротив меня. Я думала, что он шутит и потом вернет мне последний трешник оставшиеся от стипендии. Я со смехом порылась в сумочке и протянула три бумажки по рублю. Неожиданно Яша хлопнул себя по лбу и заявил:

  - Извини, Марина, совсем забыл, с тебя пять рублей.

  - Почему это?- изумилась я.

  После чего он сказал фразу, которую я не забуду никогда.

  - Ну как же, ведь у тебя в комнате остаются пустые бутылки... Надо ли говорить, что после этого я расхотела выходить за него замуж навсегда.

  Второй "вариант" звался Василием. Он был нашим комсомольским лидером. Красивый, талантливый и при этом честолюбивый русский парень из глубинки, с большими перспективами остаться при распределении в Москве.

  Я увлеклась им по-настоящему, он отвечал мне взаимностью, и мы твердо решили пожениться. Но однажды прийдя к нему в комнату, я обнаружила его целующимся с моею одногруппницей Стелкой, смазливой московской нахалкой. Хорошо, что в тот момент у меня в руках не было ничего тяжелого. Да и Вася, здоровый черт, успел закрыть ее в ванной, а меня схватить за руки. Мой пыл он остудил быстро: "Как ты не понимаешь,- так, чтобы не услышала Стелка, быстро заговорил он,- это наш с тобою единственный шанс быстро получить квартиру в Москве". "Как это?"- не поняла я. "А так,- объяснил он,- я женюсь на этой московской дуре, поживу с нею годика два, а потом разведусь. Отсужу половину жилплощади и пропишу тебя".

  Я сначала не поверила своим ушам. "Может, лучше подсыпать ей яду,- предложила я с притворной наивностью,- тогда нам достанется вся квартира". "Слушай, а неплохая мысль,- совершенно серьезно поддержал он меня.- Я как-то об этом не подумал".

  Марина Сергеевна сделала паузу.

  - ...Я даже была у них на свадьбе и кричала "Горько",- беззлобно усмехнулась она, как человек, вспомнивший о давно минувших шекспировских страстях, после чего посмотрела на часы.

  Шеф опередил ее намерение покинуть нас резонным вопросом:

  - А где же обещанная история про грязь?

  - Вам мало грязи?- переспросила главный бухгалтер.- Хорошо, я расскажу, чем все закончилось.

  Подходило время распределения. Я уже ни на что не надеялась. Но вот как-то вечером моя лучшая подруга Люся позвала меня в кино - ее приятель должен был прийти с другом, и нужна была пара для него. Люська еще так по-дурацки подмигивала, мол, давай, подруга, не теряйся, этот парень видел тебя на фотографиях, и полон желания познакомиться. Но когда я увидела Люську с приятелем в подъезжающем автомобиле, за рулем которого сидел симпатичный парень в белом костюме, я поняла, что не с нашим счастьем...

  Но произошло маленькое чудо, Паша признался мне в любви в тот же вечер, и даже не попытался тут же получить за это плату. Наоборот, он оказался серьезным человеком и сказал, что должен сначала познакомить меня с родителями. А это было почти официальным предложением выйти замуж. И вот день "смотрин" наступил. Времена еще были трудными и девочки нашего общежития одолжили мне кто свое лучшее платье, кто туфли. Люська пожертвовала свою любимую брошь из горного хрусталя. Потом я побежала в парикмахерскую и попросила сделать мне наивно-восторженное выражение лица. Несмотря на то, что недавно прошел первый весенний ливень, день был солнечным, а по взглядам мужчин я поняла, что выгляжу сногсшибательно. Короче говоря, на "смотрины" я не шла, а летела на крыльях начинающегося счастья.

  И здесь случилось ужасное. Подходя к Пашиному дому, я обнаружила, что прямо перед подъездом строители вырыли глубокую траншею, а прошедший недавно ливень, из-за которого я чуть-чуть опоздала, заполнил ее до краев мутно-желтоватой водой. Обходить траншею было далеко, а я так торопилась, что решила ее с разбегу перепрыгнуть. И что же вы думаете, по закону подлости, нога моя на самом краю ямы поехала, я поскользнулась и с головой ушла в глинистую воду.

  Вы представляете, в каком виде и с какими чувствами я вылезала из этой траншеи. Самыми чистыми на мне были только слезы в три ручья. Все: платье, прическа, чулки - представляли из себя жалкое зрелище. Кроме того, я потеряла в яме одну туфлю на высоком каблуке и теперь хромала как калека. Только стеклянная брошка, как ни в чем не бывало, гордо сияла у меня на груди.

  Что было делать? Ехать обратно через весь город в таком виде я не могла. Оставалось одно - предстать как есть перед светлыми очами ждущего меня собрания родственников и знакомых моего будущего супруга. Впрочем, надежд, что он таковым останется после "смотрин", я уже не питала. Я сразу представила, как эти фиговы московские снобы жаждут крови провинциалки, окрутившей их "золотого" мальчика.

  Дверь в квартиру была приоткрыта и я, закрыв глаза, шагнула навстречу своей несчастной судьбе. Эффект произведенный моим появлением был потрясающ. Никогда: ни до, ни после - я не видела таких изумленных глаз у людей, когда на вопрос кого-то из присутствующих, сидящих за великолепно накрытым столом: "Вы кто?"- я спокойно ответила: "Я Марина!"

  В это самое мгновение за моей спиной появился запыхавшийся, одетый с иголочки, словно на свадьбу, Паша. Он оказывается бегал встречать меня на остановку. "Марина не появлялась?.."- начал было он, но, увидев меня, тут же запнулся. Мгновение спустя его лицо расплылось в глупой улыбке, и он весело засмеялся. В эту секунду я готова была его убить.

  Родственники сразу задвигались и возмущенно зашумели. Кто-то заявил, что даже в цирке такого не увидишь. Кто-то выдал народную поговорку: "Копною мышь не придавишь, а мышь копну источит". Какая-то девица с презрением бросила: "Разве эта пигалица ему пара?" Перед моими глазами все померкло.

  Паша тоже перестал смеяться и зло нахмурился.

  "Значит, говорите, она мне не пара!"- со страшным спокойствием проговорил он, и все собрание сразу притихло. "Стой здесь,- приказал он мне,- я сейчас",- и исчез за дверью..."

  Марина Сергеевна бросила взгляд на часы и всплеснула руками: "Господи, у меня же квартальный баланс горит! А я тут с вами заболталась совсем".

  С секретаршей Ирочкой чуть не случился нервный припадок. "А дальше!"- как не в себе закричал она. Здесь и шеф нашего отдела не выдержал: "Верите, Марина Сергеевна, но мы вас не отпустим, пока не услышим окончание истории".

  Марина Сергеевна улыбнулась и как бы нехотя продолжила:

  - А что рассказывать, через минуту мой опрятный и всегда аккуратный жених появился с ног до головы измазанный в грязи, стекающей ручьями на пол. Он просто-напросто искупался в той же канаве. Встав рядом со мною, он взял меня за руку, и с наглой веселостью спросил окружающих: "Теперь-то мы пара?"

  Все гости смеялись до коликов. А после мы вымылись, и "смотрины" прошли удачно. С тех пор мы дружно и счастливо живем с Пашей больше двадцати лет". Закончив свой рассказ, Марина Сергеевна встала и спросила:

  - Где я могу помыть чашку?

  Секретарша Ирочка схватила чашку Марины Сергеевны и заявила, что она с удовольствием сделает это сама.

  Главный бухгалтер поблагодарила всех за кофе, повернулась и вышла из нашего отдела. А нам ничего не оставалось, как с восхищением проводить взглядом ее точеную фигурку, в идеально подогнанном по фигуре и без единой пылинки деловом костюме.



Copyright © 2000-2018 Asteria