Давайте выпьем
Мебель на заказ
 

Эпикриз

(с эпиграфом и отступлениями)
"Все болезни от нервов..."
(из справочника по микробам и бактериям)

     П Р И С К А З К А

     250/160 и т.д. - это плохо.
     Вызвали "скорую" - это хорошо.
     Укололи, но не помогло - это плохо.
     Вызвали кардиобригаду - это хорошо.
     Укололи, но не помогло - это плохо.
     Вызвали инсультбригаду - это хорошо.
     Укололи, но не помогло - это плохо.
     Выносили головой вперед - это хорошо.
     Что тут началось... - это плохо.
     Довезли до больницы - это хорошо.
     70/60 и т.д. - тут бы и сказке конец, но ...

     К О Н Т И Н Г Е Н Т

     Все больницы недоукомплектованы персоналом и переполнены контингентом. Контингент выздоравливает к праздникам (а после праздников  наоборот).  Это все тяжелые последствия перенесенного на ногах социализма.
     Больница  не Театр, и начинается не с вешалки, а с коридора. Чтобы  попасть  в  коридор  надо  нахально заявиться на скорой на носилках  и  для надежности с сиреной. Тогда есть шанс. Коридор - это  реанимационная,  где  спецоборудование  состоит  из  свежего воздуха  (в  неидиоматическом  смысле).  И  врачам  вокруг бегать сподручнее.  И ходячим хоть какое-то разнообразие. Это, как в том же  театре,  посадить  часть  зрителей  прямо на сцене и смотреть сразу два спектакля за один билет.
     Место в палате может освободиться и по причине, не связанной напрямую  с праздником. Именно так мне один и освободил место уже на  четвертый день. Но я сказал, что не хотел бы оказаться на его месте.  А персонал настоял, утверждая, что свято место пусто быть не  должно,  да  и  простыни  сменили.  Кстати,  ходячие, которых привлекают  к  выносу,  потом обычно храбрятся и с особым рвением обсуждают  возможные  приключения,  связанные с походом в женскую палату после отбоя...
     Больными  в больнице выглядят только санитарки (но регулярно "лечатся").  Им  единственным  достается больничная одежа. Но это особой зависти не вызывает по уважительным причинам.
     Женщины  из  контингента  ходят  в  собственных  халатах,  в которых, вообще-то, отходить дальше, чем на полметра, от кровати, вроде,  и неприлично. А мужики - исключительно в спортивной форме -  все  равно  как  на  секцию культуризма собрались или в группу здоровья. Тут уж никакой тебе эротики - смех один.
     Так  что  истинное  волнение  приходит  только  тогда, когда гремит тележка с бачками - с первым, вторым и третьим.
     Ложка  вручается  на  весь  срок  столовая, без ножа, вилки, десертной  и  чайной  ложечек  и  салфетки. То есть, по-простому: столовая  ложка  три  раза в день во время еды. И стакан граненый один.  И  стол  с  номером,  в  смысле  меню,  которое  подменяют рационом.
     В  больнице  происходит  полная десоциализация. Кто бы ты ни был,  за  что  бы  тебя  ни  уважали или, наоборот, не уважали на работе  - здесь ты прежде всего человек в физиологическом смысле. Ты  хорош  настолько,  насколько  твоя  физиология  совместима  с физиологией  окружающих.  Это даже не баня, когда ордена и погоны оставленны  в предбаннике. В бане, если внимательно приглядется - много отличий можно обнаружить. Это скорее напоминает карнавал, к которому всю жизнь готовишь маску, а приходишь и оказывается, что даже потанцевать не с кем - все на одно лицо...
     Основные  вехи  больничного  дня:  уколы,  завтракобедужин и стул. Впрочем, последнее, без сомнения, на первом месте.
     Общий   телевизор   в   холле,   как   и   вся  коллективная собственность:  в  полуразграбленном  состоянии  из последних сил показывает  радиоволны. В каждой второй палате частные телевизоры показывают сказки и "Марию" с повторами и утираниями умиления.

     П Е Р С О Н А Л

     Низкий  поклон  врачам,  которые  без лекарств и необходимой техники  что-то  пытаются  делать,  не сбегая в экстрасенсы. Ведь врач  без  лекарств  -  фигура  более  несчастная,  чем  евнух  в переполненном гареме.
     Низкий   поклон   вечномолоденьким  медсестрам,  которые,  в отличие  от  врачей,  следят за своим возрастом, и кокетничание с которыми (особенно во время уколов в ягодицу) иногда благотворнее импортных   лекарств  (поэтому  перед  уколами  мужики  тщательно бреются и наодеколонивают лицо).
     Низкий поклон добродушным вечнопьяными санитарками, которые не вымерли как класс исключительно благодаря женскому алкоголизму.
     Вообще, лечат не лекарства, а уход. А уход - это жены, бросившие  всех  остальных  домочадцев,  включая  кошек, собак, и работу. Днюющие у постели тяжелобольного, и ночующие, свернувшись калачиком  на  табуретке.  И  сколько  тяжелобольных  после этого решали для себя твердо, что не будут своим единственным больше изменять, чего бы им это ни стоило до конца жизни.
     Встречаются и мужья при больных женах - каждый становится легендой. Все женщины больницы радуются украдкой при виде такого мужа, сознавая, что все-таки существует на земле счастье (как потенциальная возможность).

     К А П Р Е М О Н Т Н Ы Й   П Е Р М А Н Е Н Т

     Во всех  больницах по различным причинам капремонт отложен. Причин тому действительно много и разных, но среди них обязательно есть отсутствие средств. И больных некуда девать.
     Больницы делятся на два типа: которые строились как больницы и не ремонтировались с 1913 года и те, которые никогда не ремонтировались.
     Больницы безошибочно можно узнать по окнам, которые частично зафанерены подушками, а на подоконниках кефир с вареньем. Батареи греют здорово, но протекют. Стены напоминают о храме, фрески которого погибли в результате эксплуатации в качестве конюшни. Если это сравнение, в силу привитой атеистичности, нужных ассоциаций не вызывает, то представте себе "Гернику" Пикассо, только без лампочки.
     Лампочек в больнице чуть больше половины, из которых чуть больше половины без плафонов. Пол в дырках. Но вымыт до сглаживания неровностей водной поверхностью.
     Но самое главное для больных в интерьере больницы - это потолок. Многое можно высмотреть на потолке - это целый сказочный мир. Три первых  дня именно созерцание потолка и прикидка, куда упадет небольшой его кусочек, отвлекало от грустных мыслей. А потом меня перебазировали в палату - там уже по сторонам больше... Но упал этот маленький кусочек потолка уже  на следующего коридорного, поразвлекав его почти сутки.
     Самая  фундаментальная проблема любой больницы - это острый дефицит  дверей с буквами WC. Но даже, если дверь и есть, то не закрывается  и удержать ее закрытой можно только руками, но тогда особого смысла просто стоять у дверей и держать нет. Правда, чтобы можно было от двери все-таки отлучиться - к ручке бинтик необходимой длины привязывают и тогда уже вроде как на тройке кататься поехал. Можно даже крякнуть: "Но! Поехали!". И все равно, в большинстве таких кибиток идет капремонт бачка и лампочка перегорела... Да и очередь длиннее, чем детей на пони катать, да и нервные все, да и обижаться нельзя, поскольку больные.
     Но опытные пациенты наловчились обходиться и без этой всей роскоши,  обзаведясь  утками  и прочими суднами. А себя об'являют недвижимостью (которая всегда в цене). И  лежат себе с умным видом...
     Зато  одноразовых  шприцов,  благодаря гуманитарной помощи - навалом.  Как  умудряются  при  этом  в некоторых больницах еще и СПИДом  заразить?!  Может все-таки не шприцом? Впрочем, это уже к интерьеру не относится.

     Л Е К А Р С Т В А

     Лекарства перешли к рынку раньше больной экономики и нездоровых трудящихся. Хоть сколько-нибудь стоящее лекарство - исключительно на рынке. И уже стоящее. А аптеки вроде явочных квартир (или "малин", если угодно). Исключительно для обмена паролями и наводки.
     Пароль: "У вас есть английская соль?"
     Отзыв: "Мохеровые платки можем предложить." (И обязательно показать язык).
     А это значит - "наши в городе - ползи на рынок". Если до аптеки дойти не можешь, поскольку лежачий, то и врач тебе покажет язык раньше, чем тебя попросит показать. А это означает, "Извините, но ничего кроме измерения температуры прописать не могу". А это означает, что идти на рынок должны ходячие родственники.
     А торговцы с самого раннего утра уже развернулись в цепи и закрепились   на   коммерческоопасных  направлениях.  Лекарствами торгуют  все, но есть специализация: у продающих сантехнику можно купить "от головы", у книжных спекулянтов - "от живота", у мануфактурных челноков - "от сердца".
     Но самые дефицитные  лекарства можно найти только у цыган, прорвав ряды передовой обороны. А уж там есть все, все абсолютно. Один  выдумал  для  проверки  "UUPCIZIN", так всего на пару минут ребят  озадачил. Но когда они уточнили, как это лекарство пишется - тут же из-под полы его извекли в абсолютно фирменной упаковке и с рекомендацией принимать три раза в день после еды (внутривенно, внутримышечно или внутрижелудочно).

     А   Т Е М    В Р Е М Е Н Е М    В    А М Е Р И К Е

     В  любой  больнице  больные знают, что в Америке эти болезни лечат  за  один  день. А американцы болеют лишь такими болезнями, которые у нас и не снились.
     Но прежде всего должна быть страховка. А в больнице трубками и проводами опутают, приборов наставят, как-будто не на тот свет, а  в космос собрались. А если страховки нет, то провода отключают и  на  улицу  выбрасывают...  На  одного больного десять врачей и очуменное количество красивых длинноногих медсестер в минихалатиках.
     А  хирургия там вообще! Слов нет! Могут верх одного человека пришить  к  низу другого, при этом пол каждой половины может быть различным, а у результата  будет пол, который пожелает верхняя половина, как имеющая голос и фотографию.
     А еще, если конечно деньги есть - можно по желанию наростить нос,  груди и другую какую часть тела, или рот с ушами уменьшить. Причем сделать это в обеденный перерыв. И семьи у них многодетные - благосостояние сказывается, да и рожать там - одно удовольствие. Хотя люди они, в отличие от нас, малопросвещенные. Вон, говорят, одна американка  вообще остановилась на четырех детях, когда узнала где-то, что каждый пятый рождаемый на земле ребенок - китаец.
     Кстати, китайская медицина, это вообще отдельная сказка. Там могут сделать все то же самое исключительно иглоукалыванием.
     А еще говорят, что один китайский мужик даже родил...
     Короче, когда начинаешь думать о больнице - уже пора выписывать. Это значит - к празднику!

---
(с) 1993, А. Соловьев


Copyright © 2000-2016 Asteria