Давайте выпьем
Мебель на заказ
 

Дед мороз

"... а сегодня многие боятся впускать
Деда Мороза, поскольку, на самом деле,
это может оказаться кто угодно."
(из новогодней радиопередачи)

     Кто в новогоднюю ночь ждет, тот дождется обязательно...
     Когда Дед Мороз позвонил в дверь, я был во всеоружии. Не задавая идиотского вопроса насчет "кто там", я резко открыл дверь и в образовавшуюся щель, которую позволяла дверная цепочка, бросил гранату.
     И захлопнул.
     Взрыв оказался даже лучше, чем можно было ожидать за те деньги. Впрочем, долларами...
     Дверь вышибло взрывной волной вместе с косяком. И  Дед Мороз торжественно вошел в квартиру, вынимая из бороды застрявшие осколки (некоторые вообще от чужой гранаты). Шуба оказалась надежнее всяких  бронежилетов (надо это запомнить, если повезет) только нос (маска?) слегка закоптился.
     Он зычно поздоровался, стукая посохом. Предложил  опустить руки, а сам  вытряс штукатурку из валенок, и сказал, что тоже любит хлопушки.
     Попытку вытащить из ящика стола газовый баллончик он пресек, перехватив мою руку своей железной, и сказал, что у него с собой есть. И что нонче не рискнул бы идти в гости пустой. И действительно, достал из кармана бутылку кон'яка, наполненную кон'яком.
     Я налил рюмашки себе и ему, но он  отказался,  сославшись  на "при  исполнении". Я выпил за двоих. Потом еще (уже из стакана) за нескольких.  А  Дед  Мороз  рассказывал  мне  новогодние  стихи  с выражением(ями) и стучал посохом.
     Между двумя стихотворениями я успел вставить свой вопрос  про "на   кого   работаешь?".  Использовав  возникшее  замешательство, перешел к "покажи документы". Как я и ожидал - глухо! А  когда  он запел  насчет  "из  лесу  елочку", я стал настаивать на "откуда ты такой взялся?". Думал, сейчас начнет  врать  про  "от  профсоюзной организации, чудом спасшейся от демократии, и от бессменного Ивана Степановича лично...". А он  пробормотал,  дескать  "из  Лапландии мы"...
     Я (другой) "такой страны не знаю", но это уже пахнет международным  шпионажем. Да не на того напал.  Наши так просто не сдаются (и особенно средь них я)...

     И тут меня как ушибло: если я наш, то значит чей?!

---
(c) 1995, А.Соловьев



Copyright © 2000-2016 Asteria