Давайте выпьем
 

Ферма

1. КРЕДИТ

     Банк дал кредит свиноферме, благодаря чему та быстренько обанкротилась и досталась банку вместе со свиньями и со всеми потрохами.
     В потроха попал и бывший зав.свинофермой,  который авторитетом  у  свиней не пользовался. Он был горьким пропойцей в третьем  поколении.  А  будучи  пьяным,  он свиней видеть не мог, поскольку  принимал  их  за  хрюкающую  белую горячку. А трезвого состояния  ему  редко  удовалось достигать. Разве что, по большим праздникам.
     Cвиньи  же  были  породистые,  но  несчастные.  Несчастье их сплотило,  но  это,  увы, не отразилось на показателях. Свиньи не могли  так  быстро жиреть и так быстро давать приплод. Инфляция и банковский  кредит  делали свое убойное дело быстрее, чем скудный рацион.
     Короче, банк возглавил свиноферму.
     Заву свинофермой на юридическое лицо Банка было смотреть противней, чем на свинные рыла. Он уже не горячки, а ломки опасался. Однажды, случайно прочухавшись, он узнал, что его давно уволили. И он с горя запил, но уже вне рамок сельскохозяйственного процесса. обанкротилась  и  досталась  банку  вместе со свиньями и со всеми потрохами.

2. РУКОВОДСТВО

     Руководителем свинофермы стал сам Президент Банка. Непосредственно  осуществлять  руководство стал вице-президент по инвестициям, так что руководство было возложено на зав. департаментом краткосрочных кредитов (откорм) и зав. департаментом долгосрочных кредитов (свиноматки) одновременно, чтобы было с кого спрашивать в случае внезапной смерти (убийства).
     Но никто не умер, хотя некоторые не вернулись из загранкомандировок.  Пропали  без  вести  за границей и некоторые денежные суммы. Ушли в оборот и не вернулись. Они там нашли свое счастье.
     Управлять же фермой стал Боря, которого все в Банке знали настолько  хорошо, что даже не задумывались, что он в нем делает. Но  он  что-то делал регулярно, иногда даже задерживался немного. Никто  его,  вроде,  и тут не назначал - а он уже на ферме всем и вся  озабоченно командовал.  И у свиней в первый же день он стал своим  парнем  (просто - Борей). Так его при ферме и оставили и оклад хороший определили. Долго над названием должности думали, поскольку оклад должности принадлежит. Одна светлая голова предложила назвать эту должность "офф-шорник" - здесь одновременно звучит и коммерческое и сельскохозяйственное. (Правлению понравилось).
     При инагурации Боря сказал Правлению Банка: "Доить можно любой предмет! Тем более - свиней!" - и прощально улыбнулся.

3. РЕКЛАМА

     Над  отремонтированным  парадным  входом водрузили сразу два плаката "ДЕНЬГИ НЕ ПАХНУТ" и "ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!".
     Боря  начал рекламную кампанию под девизами:" ФЕРМА - ТОЛЬКО ДЛЯ  ТОЛСТЫХ  КЛИЕНТОВ!" и "СО СВИНЬЯМИ НА ВЕКА!". Он набрал кучу клип (и прочих дел) мейкеров. И завертелось...
     Запустили популярное телевизионное фэт-шоу: "ГРОМЧЕ ХРЮК!"
     Начали издавать в Финляндии шедевр поли (и прочей) графии: "ПОРОСЕНОК С ХРЕНОМ" - "журнал только для взбесившихся с жиру".
     Выпустили   в  Турции  жевательную  резинку  "Pig-Hog"  (для мусульман,  и  приравненных  к  ним  -  диетический  вариант)  со вкладышами,  дающими  право  на 30% скидку при поездке на ФЕРМУ с детьми.
     ФЕРМА  спонсировала  кукольный  спектакль  "Три поросенка" и оперетту "Веселая вдова".
     Все  трамваи  города  ходили  с  надписями:  "СВИНЬИ  ЖЕЛАЮТ СЧАСТЬЯ СВОИМ АКЦИОНЕРАМ!" - на одной стороне, и "ХРЮКАЙТЕ ВМЕСТЕ С НАМИ!" - на другой.
     Вся  дорога  от  города  к  ферме  была утыкана придорожными плакатами,  где  на  фоне  большого корыта было написано: "ПУТЬ В СВЕТЛОЕ ПОСЛЕЗАВТРА УЖЕ СЕГОДНЯ!"

4. БИЗНЕС

     Насчет  "ума  не  занимать"  и  прочих архаизмов у Бори была четкая  позиция:  "Весь  мир живет в кредит. И нам, дуракам, надо брать  везде,  где дадут и что дадут, другие дураки. Только брать надо  с  умом."  Первым он взял льготный кредит у самого Банка. И много где еще взял. И первым делом скупил контрольный пакет акций самого Банка. То есть Боря, взял Банк.

     Он уволил все прежнее руководство Банка, хотя многие об этом так  и не узнали, поскольку, будучи за границей, потеряли интерес к своему прошлому.
     Акции  же фирмы ФЕРМА можно было купить везде: и на почте, и в  трамвае,  и  в кино, и даже на кладбище (скидка 6%) и в каждом общественном  (частном,  разумеется)  туалете  (скидка 5%). Их не успевали  печатать. Проспекты эмиссии шли как штормовые валы, все захлестывая.
     Утром  радио убеждало всех начать день с покупки акций фирмы ФЕРМА  натощак. А на сон грядущий телевизор показывал разжиревших за  один  день  счастливчиков,  которые  плясали  гопака на новых спальных  гарнитурах с акциями в руках, зубах и ушах, мешая спать не  менее  радостным соседям, которые уже тоже потолстели за день таким же способом...

     Боря провел организационное собрание в свинарнике.
     - Буренки! (Боря считал, что так обобщенно кличут свиней). Ваше  дело  хрюкать  только по моей команде. И всем будет хорошо. Большой  бизнес  отличается  тем,  что ваши фейсы, и другие части тела,  никого  не  интересуют.  Всех  интересует ваше (теперь уже наше!)  юридическое  лицо.  И  тогда  с  любым  физическим  рылом спокойно  можно  в  любой  калашный  ряд.  И  они еще рады будут. Понятно?
     - Нет, - дружно захрюкали свиньи.
     - Дело в том, что без ваших очаровательных породистых и заплывших  физических  морд на первом этапе не может существовать лицо  юридическое - ФЕРМА. Поэтому вы не должны мне мешать - ваше дело только  рыла  свои  демонстрировать,  а  за это будет вам и жратва, и сказочная жизнь, и вместо хлева отдельные виллы с видом и видиком.
     - Это мы можем! - дружно захрюкали свиньи.
     И, действительно, после этого началась сказочная жизнь...
     Рядом  с  фермой  сделали  автостоянку  и  повесили табличку "ТОЛЬКО ДЛЯ ИНОМАРОК И СВИНЕЙ".
     Рядом  со  стоянкой  соорудили супермаркет (свиньям скидка - 10%).   Красивое   название   "СВИНСТОН"  ему  придумал  Боря,  а невозможность   об'яснить   -   считал   несомненным  интригующим достоинством.
     Рядом с супермаркетом  сделали  мотель  "УХРЮКАНЫЙ ПУТНИК" (тоже  Борино),  где  можно  было  за  умеренную цену выспаться в настоящем хлеву...

5. ХЛЕВ

     Боря открыл ресторан "ХЛЕВ",  который  с  первого  дня пользовался просто бешеным успехом. Завсегдатаи называли ресторан просто: "У  БОРИ".  Только  для акционеров, свиней и знакомых. В ресторане ели на соломе. Солому меняли, как скатерти, для каждого нового   клиента,   поскольку   предыдущий  оставлял  после  себя абсолютное  свинство. Ели из корыт. Официанты в длинных резиновых фартуках корм задавали вилами. Пойло разносили ведрами.
     Одной  из  немногих  обязанностей свиней была - целыми днями жрать  вместе  с  клиентами  и валяться с ними в соломе. Они были вроде  гейш,  но  не  совсем.  Вольности, сверх почесать за ухом, категорически пресекались. Все бы ничего: жрать - дело привычное. Но многие клиенты и клиентки нажирались, как свиньи, чем вызывали раздражение последних, которые не потребляли (порода была такая). Была и известная несовместимость в вопросах чистоплотности.

     Боря хотел заставить свиней еще и стриптиз показывать, но не смог  свиноматкам  об'яснить  толком,  что  они  при  этом должны делать.  Поэтому  плюнул  и  нанял  профессиональных  стриптизерш повышенной  упитанности, которых подвыпившие посетители принимали за подлинники.

     Девицы  в  костюмах  "красная шапочка", состоящих из красной шапочки,  продавали  клиентам  фирменные  цветочки:  "Пятачок"  и "Свиные  глазки".  Цветы  можно  было рассматривать, обнюхивать и жрать.
     Оркестр  "ВИЗГ  ПОРОСЯЧИЙ"  исполнял  народные шлягеры, типа "Эй,  хрюкнем...".  Очень  популярна была и старая песня на новые народные слова:
               "Если хрюк оказался вдрюк
               И не хрюк и не хряк, а так..."
     Но сами свиньи больше всего ценили соло на саксофоне...

     Ресторан ревностно оберегал свою репутацию, поэтому наркоманы и меньшинства не допускались. "У БОРИ" собиралась исключительно добропорядочная публика.

6. РАЙ

     Свиньи  не  могли  раньше и мечтать о такой жизни. Разве что теперь  временами  скучали  по  простой  пареной  репе. Уж больно изысканная  жратва была в ХЛЕВУ. (Кстати, свинина в меню "У БОРИ" отсутствовала  не только по этическим соображениям - ее просто не из чего стало изготавливать).
     И слишком много вокруг свиней развелось всякой популярности. Знакомство с ними было лучшей рекомендацией. Каждое утро уборщица Дуня  выбрасывала  килограммы  визитных  карточек, написанных для понятности  на двух языках, на каждом из которых они все равно не умели читать.
     Их срочно стали обучать  выписанные  из Франции гувернеры западным  манерам и языкам, хотя большинство учениц застопорилось на малом реверансе и на начале фразы: "Же сви..."
     На  работу они теперь ездили на своих машинах. У всех были девятки, у одной (Жаклин) VOLVO. А одной из свиней (Хрюне) клиент спьяну  подарил яхту. Но на яхте было сложно причаливать к ферме. Однако, они работали по месту жительства, поэтому можно было и не отчаливать.
     Каждая свинья имела навалом импортной грязи с персональной лужей. Каждая  имела  будуар,  в  котором  загорала под кварцем, получала всевозможные массажи и почесывания от лучших мануальщиков.

7. КУЛЬТ

     Свиньи по велению сердца, без какого-либо  принуждения, заказали самому  модному  поэту  песеннику  допридумать  (первую строчку они уже придумали: "Боря - наш рулевой!") песню. Песенник допридумал, но за бешеные деньги, и почетную грамоту в придачу.
     За музыку пришлось заплатить тоже сумасшедшие деньги, но уже в валюте.
     Впрочем, все деньги были сумасшедшими, других уже не было. С другими на ферме и в окрестностях делать было уже нечего.
     Заказали (за сумасшедшие деньги) Борин портрет в две натуральные  величины  и  повесили в хлеву. Потом (за сумасшедшие деньги  даже  с учетом исходной ненормальности) сделали бронзовый монумент  из  настоящей  бронзы  "Боря  -  свинопас",  где  Боря,  указывающий  рукой правильное направление, был окружен всеми ими. Причем  не  только  себя  потребовали  сделать потолще, но и Борю изваять,  не  жалея бронзы. И водрузили его на высоком холме, так что  видно  было  за  сотню  верст. Говорят, что и в пересчете на километры (по курсу) тоже далеко получилось.
     Песню о Боре-рулевом свиньи пели хором каждое утро. При этом каждая пыталась перекричать остальных.
     Боре  песня  понравилась,  хотя  он и сказал, что они слегка перебрали.  Кроме  того,  Боря  отказался  от  титула  "Отец Всех Свиней",   который   они  ему  присвоили  единодушно,  при  одном воздержавшемся  борове,  который  вскоре  исчез. Но называть себя "Отец  Родной"  все-таки  позволил, поскольку называть его просто Борей пятачки у свиней уже не поворачивались.
     Кроме  того, каждая свинья считала необходимым лично воспеть Борю. И донести Боре, что другие воспевают с меньшим энтузиазмом, поскольку никто не может любить Борю сильнее, чем она.
     Во  всю  стену свинарника повесили мемориальную доску "Здесь был Боря".
     А  потом  какая-то  свинья  еще  золотом  приписала:"И будет вечно!" Эту приписку все (по секрету) приписывали себе.

8. ПОЛИТИКА

     Боря профинансировал создание гимна фирмы. Вышло очень торжественно и добропорядочно. Припев:
     "Доходы наши прибыли,
      Но честь дороже прибыли!"
повторялся через каждые две строчки.
     Свинство становилось политическим течением...
     Свиней  выбрали  во  все  выборные  органы  местной  власти, устроив  срочные  досрочные  перевыборы.  Тут  даже  не надо было прилагать  особых  усилий. Все избиратели давно были уверены, что всех  "зажравшихся  свиней"  пора переизбрать. Вместо выдвиженцев теперь были самые натуральные свиньи.
     Фракция  свиней  была  самой  влиятельной. К ней примазались некоторые  посторонние,  уверявшие,  что их с самого детства мама звала  "свиньей"  (про  папу  и  говорить  нечего),  а  потом уже товарищи по работе и прежней партии.
     Вновь  встала,  доставшаяся  с  совкового  периода, проблема обращения:  ни  "товарищи",  ни "господа" свиней не устраивали. С одной  стороны, "Свинья гусю не товарищ", а с другой, исторически так   сложилось,   что  "господа"  всегда  относились  к  свиньям потребительски.
     Говорить же "свинья", это вроде бы не просто говорить, а еше на  что-то  намекать.  А за намеки и по морде можно схлопотать... Один депутат с хорошей родословной предложил  в  качестве универсального  обращения - "скот", но был неожиданно неправильно понят и побит. Поэтому Регламентом утвердили обращения "Эй, вы" и "Эй, вы, там".
     Но законодательная жизнь оказалась для свиней обременительной.
     Какие  решения  принимать - свиней оповещал Боря. А если эти решения не пользовались популярностью, то Боря же первый об'яснял обывателям: " Что с них, свиней, возьмешь". Сам же он никуда даже не  баллотировался,  считая  политику слишком грязным делом. Да и масштаб не тот...
     Свиньи  это  тоже быстро поняли. Но Боря не позволял бросать свои посты, повторяя суровым голосом:
     - Бюджет и так трещит по швам! Того и гляди - лопнет!
     А свиньи искренне думали, что это все от жиру... Немножко гордились собой и толстым бюджетом, и все больше удивлялись, что им все меньше аплодируют на улицах прохожие.
     Стали заметно меньше брать у свиней интервью. И вообще меньше публиковать их мыслей.

9. ЗАПОВЕДИ

     Боря понимал, что нужна политическая программа, но из-за нехватки  времени и, следуя более древним политическим традициям, решил обойтись заповедями ФЕРМЫ, которые  тут  же  написал  и огласил:
     1. Жри.
     2. Успевай.
     3. Не суетись.
     4. Каждый, кто не хрюкает - враг.
     5. Акционер акционеру - друг.
     6. Не зарекайся.
     7. В свинстве все равны.

10. КРАХ

     Широкие массы после краткосрочной радости по поводу приобретения волшебных акций-самобранок поняли, что их снова надули.  И что акции ФЕРМЫ потихоньку (быстро, но без шума) стали давать фигу без масла. Более того, подмяв там-сям и в других местах  конкурентов  (хотя  сами  они  ни о чем и знать не знали) свиньи  стали  монополистами  и  взвинтили цены. А высокие цены в магазинах  доставали  покупателей больше, чем низкие дивиденды по акциям  ФЕРМЫ.  Свиньи  сделались  виноватыми  во  всем.  Даже  в отсутствии средств на образование были виноваты свиньи.
     Какой-то мерзавец-правдолюб  пустил  слух,  что ФЕРМА давно ничего  не  производит.  А точнее, никогда ничего не производила. Только перепродавала проданное. А свиньи были и будут паразитами, которые  раньше  об'едали  рабочие  столовые,  а  теперь рабочему человеку после себя в "ХЛЕВУ" доесть не дают...
     Стали создаваться все новые партии с антисвинскими настроениями.  Обстановка  накалилась  настолько, что в магазинах появилась свежая свинина и всякие там окорока со шпигом.
     Боря решил пожертвовать свиньями ради будущего.
     -  Извините, но должно смениться несколько поколений, прежде чем... - сказал Боря, и прощально улыбнулся свиньям.
     В довершение ко всему, Боря оказался известным арабским миллионером  и американским шпионом. Поэтому местное население, в приступе отчаяния, избрало его в Парламент  и  прокляло большинством голосов.
     Но ни в свинарнике, ни в стране его больше не видели...
     Тут как раз протрезвел бывший зав. фермой.
     - Я же говорил, - сказал он. Но сам не знал, что говорил, поскольку язык не ворочался. Да и не помнил он ничего. Не помнил, и  что  его  уволили.  Поэтому  продолжил выполнение обязанностей зав.фермой,  не  взирая  на свиней. То есть продолжил пить в силу служебной необходимости и невыносимости окружающей морали.

     В это время все кинулись покупать на остатки сэкономленных от жизни средств акции очень перспективной фирмы "РАКОВОЕ ЗИМОВЬЕ".

---
(с) 1994, А.Соловьев

где купит геотекстиль в спб

Copyright © 2000-2019 Asteria