Давайте выпьем
Мебель на заказ
 

За водкой

     К закуске почти и не приступали. А уже не хватило.
     Положение тяжелое, хоть и не безнадежное...
     А  на  улице  темень и холодюка. И снег выше головы, если на уши поставить. И еще падает.

     Собрали в дорогу пустую авоську. И поехали в магазин.
     А  на  чем  ехать?  Трамваи  еще  не ходят. А за баранку уже нельзя.
     Все  равно  решили  ехать.  Но  на собаках. Чтобы изумлением нейтрализовать милицию. У Васьки еще с Чукотки права остались...

     Во  дворе  дома  бесхозных  собак не на одну упряжку. Васька (хозяин)   санки  детские  из  кладовки  вытащил  (Васька  раньше маленьким  был), бельевые веревки пошли на упряж. И пошли во двор запрягать.
     Известное  дело  -  с  нашим братом лаской больше доб'ешься. Поделились  с собаками закуской, об'яснили им по-человечески, что не  хватило...  И  опомниться  не успели, как собак запрягли даже больше,  чем  надо.  Правда одну пришлось распрячь, поскольку это при внимательном рассмотрении оказался как раз Васька.

     Трое  сели  в санки (Петька, Колька и я). Больше не вошло. А Васька  все  равно побежал следом, чтобы дорогу показывать. И для скорости.
     Только  какой дурак ночью по магазинам ездит. Приехали, а он закрыт.  Под'ехали к ларьку, который "круглосуточно". А ему мало, чтобы  просто  быть  закрытым  -  из него газом стреляют. Но наши отступили без потерь.
     Оказалось, что уже четыре утра. Это по местному.

     Как  и  ожидалось,  милиция  изумилась. Но на ногах устояла. Хотя на собаках можно не только от милиции уйти. Особенно дворами и  зигзагами. Барьеры собаки (и Васька следом) брали без команды. Для собак, видимо, милиция тоже небезразлична.

     Положение тяжелое, хоть и не безнадежное.
     А  у  бабы-Дуси  бессонница и водка круглосуточно. Только за бессонницу она двойную цену берет.
     Но оказалось, что с 3 до 6 баба-Дуся партизанов обслуживает. Откуда в наших краях партизаны - и трезвому не понять.
     Но  заговорное  слово  (пароль) знала только одна баба-Дуся, поэтому они вокруг нее и кучковались. А другое местное начальство пароль  не  знало  или  забыло.  Да и поубивало некоторых в войну вместе с паролем. А без пароля команду "Вольно! Разойдись!" никто дать  не может, да и боится, что пристрелят, как провокатора. Так и  живут... Правда, трамваи под откос не пускают. Поэтому местное население  к  ним  хорошо  относится. Приглашает с воспоминаниями выступать. И к праздникам обязательно подарки.
     - Водка  капут!-  сказал  Васька, и мы без единого выстрела стали отступать к лесопарковой зоне, поскольку партизаны больше в примаках  квартировались.  Так что в лес они не сунутся. Особенно зимой. Грибов уже и трезвым не найдешь.

     Но  лесопарк  оказался  обитаемым.  Парочки,  не  взирая  на климат, из глубоких сугробов выпрыгивали в одних маскхалатах. Как "попрыгунчики"  времен  гражданской.  Только совершенно напрасно. Тем    более,    что    у    нас-то    серьезные   намерения.   И целеустремленность, а не просто так .
     Удалось  найти  в  парке  ночную смену, которая прокладывала канаву. Мужики оказались с понятием, поэтому немного налили, а мы им  немного  покапали.  Правда, все снегом тут же замело. Поэтому налили  еще.  И  откопали  тех  мужиков,  которых  замело к этому времени.  Тем  более,  что  они  сами  не  были уверены, что надо копать.  Но  ехать  на  собаках  отказались.  Сказали,  что смена кончается и ушли греться.
     А  как  выехали  из  лесопарка,  так  попали в чисто-поле. А посреди стоит целый-целехонький ящик водки. И ни одного мужика на несколько верст вокруг. Мы ведь тоже не дураки, тоже не поверили. Но потом сняли пробу - чистая правда оказалась. Петька - он у нас самый неверующий - трижды удостоверился. И все это, надо сказать, без закуски.
     Рванули домой. И собаки ожили, несмотря, что снегопад.
     Так  разогнались,  что  не  вписались в поворот и в'ехали по свежему  снежку  в  окно третьего этажа углового дома. Они, вишь, привыкли спать с открытым окном.
     Тут,  конечно, неразбериха получилась. Где жена, где собаки, где  муж,  а где Васька (он следом запрыгнул). Все перепуталось в спальне.  Даже  мы  растерялись.  Причем,  среди  нас  еще и один новенький появился.
     Правда,  он  оказался  милиционером.  Васька не растерялся и сунул  ему  в  каждую  лапу  по  бутылке,  так что ни свистнуть в свисток, ни кинуть гранату он уже не мог, и мы снова благополучно отступили.

     Но  на  улице  не  легче.  Чувствуем, что нас со всех сторон окружают.  Начали  бутылками,  как бомбами замедленного действия, отбиваться.  Это  мы  потом  узнали,  что  в эту ночь из психушки группа  сбежала.  Вроде  как  в библиотеку срочно захотели (что с психов возьмешь). А нас по ошибке вместо них хотели от библиотеки отрезать.
     Но  бутылка  помогает  не  только  в  библиотеку прорваться. Поэтому  домой  к  Ваське мы вернулись в целости и сохранности. И еще даже с одной бутылкой.

     Но пить уже почему-то не хотелось. Да и трамваи пошли.
     Поэтому раз'ехались кто-куда по домам в задумчивом настроении.
     Положение тяжелое, хоть и не безнадежное.

---
(с) 1994, А.Соловьев



Copyright © 2000-2016 Asteria