Давайте выпьем
Мебель на заказ
 

Рыцарский роман

ТЕЛЕВИЗИОННЫЙ ВЕДУЩИЙ:

   Победитель нашего шоу боролся как настоящий рыцарь и честно заслужил главный приз - телевизор!
   Аплодисменты победителю!..

ГЛАВА ПЕРВАЯ

   в которой рассказывается о том, как приятно возвращаться с победой и телевизором

... Похороны честно и благородно проигравшего рыцаря организовали также за счет спонсоров турнира. Также без волокиты и тоже с трубачами и красивыми знаменами. Все довольны. Все почестному. И с подобающей пышностью. И могилку выкопали по санитарным нормам в полный конский рост и на длину копья в боевом положении... Из всей музыки покойный больше всего любил самую маленькую железную свистульку. Так и в нее лучшие свистуны специально над могилой посвистели. И вдове сердца тут же подыскали нового рыцаря... краше прежнего... Тоже без страха и тоже без упрека...

   Все путем, все по-честному.

   А победителю рыцарского турнира благородному рыцарю печального образа Фреду Львиная Доля единодушным решением жюри присудили Гран-При - телевизор SAMSUNG с упаковкой.

   Не слезая с боевого коня приз вручал благородный рыцарь Боб

  Дуб на Замке. Он круглосуточно горцевал на своем коне со щитом, копьем и весь в перьях, чем уже много лет назад вызвал к себе большое уважение. И с тех пор непрерывно вызывал уважене, не покидая станового хребта своего лихого коня. Его дама сердца, как началось у него это дело с неслезанием, уехала в самый дальний монастырь на своей благородных кровей лошади... За ней следом из родового замка добровольно последовали и все его молодые служанки. Некоторые по дороге все-таки родили. Но это не поколебало Боба Дуб на Замке и его родовой замок. Он крепко держался в седле, не желая больше слезать. Вручал призы, об'езжал свои и чужие владенья, олицетворял эпоху и занимался прочим повседневным рутинным, но очень нужным рыцарским трудом. А если угораздит его иной раз и на кровати оказаться, то только верхом

  на боевом коне. Не иначе.

   Но мы отвлеклись, а пора взглнуть на тенистую дорогу, что

  извиваясь ведет неторопясь к родовому замку благородного рыцаря

  печального образа Фреда Львиная Доля. Дорога так себе. На картах

  серьезных генштабов такие не значатся вообще... Одно хорошо -

  птички поют. Одно плохо - SAMSUNG не приспособлен для перевозки

  на боевом коне. Тем более, что в коробке пенопласта больше, чем

  самого телевизора. И коробка без ручки. Но бросить тоже жалко...

  Поэтому путь, деленный на время, не поражает воображение.

   А оруженосец сильно мучался в седле от последствия уколов. В

  разгар турнира он заболел свинкой. Турнирные лекари лечили его и

  других пострадавших самым варварским способом, какой могли

  придумать их дурные головы - уколами. Если вы приблизительно

  представляете, что такое уколы для мужчины, то понимаете, что

  общаться после этого с седлом могли только воины, имеющие хотя бы

  частично благородное происхождение. У оруженосца были

  относительно себя именно такие подозрения. Поэтому он терпел

  сквозь зубы. А это не так просто, как может показаться. Зубов у

  оруженосца было уже значительно меньше, чем до встречи с мужем

  одной вполне достойной на первый взгляд кухарки. Во вполне

  приличном на первый взгляд замке...

   Дорога-то может кому и тенистая... Но все равно в латах

  жарко. Когда случается с рыцарем очередной тепловой удар,

  оруженосец окатывает его водой из ближайшего живительного ручья и

  они продолжают путь, не выпуская телевизора из рук, поскольку

  последнее время в этих местах развелось много диких вассалов.

  Стоит только зазеваться или, что еще глупее, доспехи снять - враз

  обчистят до нитки. Но это только в лучшем случае...

   Если бы дороги не были тенистыми, рыцари вообще никуда бы в

  это время уже не доехали. Вот этот последний рыцарь, обремененный

  телевизором, до домашнего замка доедет наконец - и все. Боевая

  жизнь практически замрет. Будут сидеть рыцари по своим прохладным

  замкам до начала следующего сезона подвигов, сняв начисто все

  доспехи. Облегчившись до предела.. У челяди это называется

  "нудизмом по-средневековски". А что еще остается делать

  бесправной челяди в замках, кроме оттачивания формулировок! Но к

  ним все равно никто не прислушивается... А голым рыцарям остается

  только из окна с уважением смотреть на проезжающего временами в

  доспехах и при всех регалиях одинокого Боба Дуба на Замке и с

  заинтересованностью на пастушек, что пасутся около замка легко

  одетыми... Особенно под платьишком... И не говорите... И не

  говорите...

   А вот и родовой замок показался вдали на пригорке. Красивый,

  как кремовое украшение на сдобной поверхности свадебного торта.

  Но не машет рыцарю из окна дама сердца батистовым платочком,

  специально для этого дела ей подаренным. Платочек Львиная Доля

  выиграл на одном из первых турниров. Много тогда пришлось

  покрошить других не менее, а иногда даже и более, благородных

  рыцарей. Но где иначе достанешь такой замечательный платочек для

  махания им тебе из окна замка при твоем триумфальном

  возвращении в него... Так вот-таки и не машет...

   Опечалился рыцарь печального образа. Он-то опять думал, что

  слава о нем на крыльях победы разнесется по всем краям и замкам.

  А тут... То ли кто-то славу не разнес, то ли разнесли не то, что

  следует, то ли непонятно, что и думать. Газет, как знаете, в

  замке не было с Рождества Христова. Поэтому слава (если не шибко

  дурная) распространялась с большим запозданием. Часто посмертно.

  Вдовам в утешение. А рыцарям от этого было мало радости. Хоть

  турниры отменяй. Хоть создавай срочно средства массовой

  информации за свой счет... Короче, переломить сложившуюся

  средневековую ситуацию пока не удавалось...

   Некоторые фарисейские стереотипы проникли даже в рыцарскую

  среду. Для настоящих рыцарей до мозга костей и последней заклепки

  на латах первым делом были ратные подвиги и честно добытая слава.

  Слава была даже выше денег, поскольку это чисто мужское хобби -

  посмотрите всю историию, которой и до средних веков было

  предостаточно. Сплошные мужские имена в истории, не считая

  нескольких выдающихся куртизанок, где рыцарям тягаться было

  трудно даже в латах и с перьями. Но прямо так говорить, что

  рыцарство возникло на земле из-за славы и денег, было бы очень

  вульгарно...

   Мыслящие умники придумали эффектный громоотвод для

  общественного мнения - "За прекрасных дам"! Что не сделает рыцарь

  - все во имя прекрасных дам. Или, как потом стало принято

  изысканно говорить - во имя "прекрасного пола" этих дам.

   И дамам нравилось обманываться, так что здесь таким

  риторическим способом достигался общественно-биологический

  консенсус. Тем более, что когда славы и денег достаточно, без дам

  становится просто совершенно невозможно. Все-таки, шутки-шутками,

  а дамы после славы и денег на первом месте. Более того, деньги и

  слава любого мужчину делают настолько привлекательным для дам,

  что он сам бы глядя на себя никогда бы и не подумал. Тем более,

  если он настоящий рыцарь...

Представления о жизни у дамы сердца, в соответствии с

  преобладавшей тогда модой, были средневековые. Да и не дамское,

  кстати, это дело - читать газету, даже если она и выписана.

  Вместо этого дама при приступах меланхолии, которые естественны у

  женщин, доживших до семнадцати, принимала внутрь специальное

  философское средство под названием "Ночной состав", предписанное

  ей местным алхимиком. "Состав" делал излишними другие средства,

  даже если они были средствами массовой информации. В этот момент,

  например, она индивидуально принимала третий день настоящего

  рыцаря. Он был мужчиной. Он не шатался по турнирам неизвестно

  где, как некоторые. Поэтому она принимала его всерьез.

   Дама сердца и сама была из знатно рода: урожденная Шубка из

  Леопарда. А это обязывало ее вести светскую жизнь, не взирая на

  весьма средний век и неизбежное в связи с этим мракобесие... Но

  очень непросто вести светскую жизнь, когда королевский двор

  расположен далеко, а король настолько старый, что удерживается в

  седле, на троне и особенно в постели только благодаря старческой

  мудрости... Другим странам, говорят, больше везет с королями...

   А кому это, скажите, интересно?..

   Правда старик недавно торжественно умер. Но к молодому

  королю была такая очередь из не менее благородных (по их

  единоличному мнению) дам, что не скоро дождешься... Так что в

  прохладе замка Мэри Шубка из Леопарда коротала время среди

  молодых рыцарей и вкусных конфет. Конфеты больше отечественные, а

  рыцари, наоборот, больше из заморских замков, вплоть до самых

  самураев. Кстати, самураи были самыми обходительными, хоть не

  бельмеса и не понять в их мировозрении. Да и кому это надо.

   Но сейчас, как назло, был не самурай, а наш...

   Интересно, а как бы повел себя в этом случае самурай? С

  нашими-то все ясно, а за самураем-то стоит великий Восток и

  восходящее Солнце... Хорошо бы уточнить.

   Точную дату возвращение супруга-рыцаря из командировки в

  средние века дамам очень трудно было предвидеть. Иногда ошибались

  на полгода в ту или иную сторону. Это приводило к большому числу

  ненужных осложнений или к потерянному без пользы времени.

Слуга-оруженосец три раза протрубил в рог, намекая замку

  насчет того, чтобы опускали поскорее ворота, встречали героя.

  Потом еще долго безуспешно орал уже открытым текстом без

  намеков. Но ворота стояли не шелохнувшись...

   Оставалось только догадываться, чем занимался в разгар

  служебного времени привратник, но высунулся он в конце концов

  почему-то из окна кухаркиной спальни, весьма удаленного от

  охраняемых ворот, самостоятельно преодолевая в этот момент

  состояние сильного похмелья... Вместо того, чтобы бежать

  открывать, он стал требовать пароль, поскольку зрительно ни в чем

  не имел возможности разобраться по причине расплывания и даже

  расползания зрительных образов в своих оловянных с поволокой

  глазах. Попытки продрать глаза кулаком тоже не помогали. А

  пускать в замок кого попало привратник по инструкции не имел ни

  малейшего права. И не пускал.

   Кстати, привратная служба в любых концах мира в рыцарях с

  опущенным забралом без помощи пароля никога не была в состоянии

  нормально разобраться, а оруженосцы, как и лошади, не имеют при

  распознавании рыцаря юридической силы. Так что пароль - суровая

  необходимость тех лет при преодолении проинструктированных

  привратников.

   Но самое главное - окно кухаркиной спальни выходило на

  сторону, противоположную воротам, так что ничего, кроме стада

  свиней, привратник теоретически не смог бы увидеть и при самых

  благоприятных обстоятельствах. То, что свиньи могут орать насчет

  открытия ворот (так, словно их режут), могло удивить кого угодно,

  только не привратника, который перестал чему-либо удивляться еще

  после того, как дуб, посаженный им в честь успешно состоявшейся

  любви к первой горничной его сердца, вырос настоящим баобабом.

  Уже сколько лет баобаб неудержимо разростался около ворот замка.

  Что, однако, всех радовало своей могучестью.

   Но даже свиней привратник не увидел, хотя высунулся из окна

  настолько, что из него же и выпал. Ров вокруг замка был наполнен

  свежей ключевой водой, так что привратник, когда выплыл из

  глубокого рва на противоположный замку крутой берег, был в

  состоянии близком к трезвому. А для согревания тезвому человеку

  остается только бег. Привратник полетел стрелой вокруг замка,

  громко выражаясь мыслями, и на противоположной стороне, как раз

  напротив ворот, вонзился в хозяина с телевизором и орущим

  оруженосцем. Голос оруженосца и при личной встрече легко принять

  за свинский... Только после этого привратник остановился и

  обрадовался.

   Но теперь, чтобы открыть ворота в рамках своих должностных

  обязанностей, привратнику надо было попасть в замок, для чего

  надо было открыть ворота. Тогда он заорал на всю округу о великой

  радости, подступившей к самым воротам замка, да так громко, что

  проснулись бы даже мертвые, если, конечно, они могли бы спать до

  часу дня.

   Немедленно из окна спальни Мэри Шубки из Леопарда была

  выброшена веревочная лестница. По лестнице неуклюже стал вылезать

  благородный рыцарь, но не сам Львиная Доля, который еще и в

  замок-то свой никак не мог попасть, а совсем другой. Трудно было

  точнее определить благородному рыцарю печального образа, кто это

  вместо него там был, поскольку без лат, коня и фамильного герба

  профессионалы друг друга не могут распознать. А на вылезавшем из

  окна как назло ничего этого не было абсолютно. Поэтому он

  сорвался впопыхах с лестницы и утонул неизвестным.

   - Такой большой, а плавать в детстве не научился, - печально

  подумал благородный рыцарь печального образа...

   Пока его внимание занимал будущий утопленник, из многих

  других окон появились веревочные лестницы, морские канаты (до

  ближайшего моря тысяча морских миль, если по прямой) и другие

  подручные средства эвакуации, а по ним повылезали многочисленные

  штатные сотрудники замка, которые были более удачливы в плавании,

  хотя и рыцарей из себя не корчили. Когда все они после холодной

  воды побегали и пришли в себя, они сначала долго вопросительно

  смотрели друг на друга, некоторые хотели даже набить друг другу

  морду, а потом обрадованно посмотрели на рыцаря печального

  образа. И закричали: "Ура!". Хотели, как положено по этикету,

  подбросить в воздух шляпы, но на них не было вообще ничего

  пригодного для подбрасывания. Поэтому они радостно подбросили

  несколько раз самого рыцаря с его великодушного разрешения.

   А потом посмотрели на покинутые ими совсем недавно окна -

  там уже, слава Богу, везде отсутствовали какие-либо следы. А

  потом все посмотрели на окно дамы сердца рыцаря печального образа

  - какая радость - там Мэри Шубка из Леопарда уже махала

  батистовым платочком... Все снова закричали "Ура!". Рыцарь

  смахнул с забрала скупую мужскую слезу, наконец-то выронив

  телевизор, который подняли голые, но верные слуги.

   Тут ворота замка открылись сами собой, хотя привратник все

  равно умудрился получить с рыцаря печального образа на чай.

  Рыцарь торжественно в'ехал в замок, где оставшийся женский

  состав, в ночных рубашках в связи с внезапностью происшедшего

  события, громко трубил во все трубы и бил во все положенные

  барабаны, встав тем самым на место мужчин, оказавшихся в силу

  непредвиденных обстоятельств по другую сторону рва.

   Следом за рыцарем семеро голых умудрились нести одну коробку

  с телевизором, прикрываясь ею, насколько это теоретически

  возможно, и всем своим оставшимся видом показывая, что именно

  этим и об'ясняется их отсутствие этой ночью в нужных комнатах

  замка. Они как бы тоже из командировки... Почти что с турнира...

  Вот и телевизор так просто не бросишь...

   Впрочем, все тут же были разобраны своими законными, которые

  по схожим причинам не очень стремились к полному прояснению

  турнирной ситуации. Великодушие в этот раз повсеместно било

  фонтаном. Снова не обошлось без "Ура!". Выскочила наконец-то

  навстречу славному супругу и Шубка из Леопарда, которая

  отличалась не только красотой, но и шубкой из леопарда. Ночная

  рубашка была до этого практически уничтожена одним страстным

  порывом безвозвратно утопшего... А чтобы надеть платье настоящей

  даме требовалось в средние века в среднем два часа (песочного

  времени) и большая помощь окружающих, что в данной ситуации было

  бы непростительной бестактностью... Так что вся ее одежда из

  шубки и состояла... Она, естественно, стала нежно обнимать

  Львиную Долю и страстно целовать своего долгожданного льва прямо

  в морду, увлекая его в прохладу замка. Все прочие женщины в

  едином порыве также увлекли мужчин по своим насиженным местам...

   Все произошло очень стремительно, но не настолько, чтобы

  практичный оруженосец не успел провернуть нужное дело, используя

  благоприятный момент. За свою сопричастность к подвигу он успел

  за время короткой, но торжественной встречи выпросить у трудового

  коллектива замка в подарок для своей лошади самое новое

  противоугонное средство.

   А относительно лично себя он стал совсем скромным в желаниях

  после свинки, поскольку в рамках наступившего осложнения вынужден

  был принципиально скорректировать смысл жизни. Теперь его

  занимали лишь чистые и сладкие сны. Сладости во снах были

  исключительно в виде хорошо промытых фиников, персиков и

  ананасов. Так что единственное, чего он теперь желал, чтобы его

  никто не будил долго-долго... Хорошо знавшим его вплоть до

  турнира кухаркам прилось прямо на площади с этим смириться.

  Вздохнув, они пошли плясать на обеде у кота Бобина. А оруженосец

  пошел к себе спать с чувством хорошо выполненного мужского долга

  помошника рыцаря-победителя.

Так что все завершилось прекрасно. SAMSUNG прямо в коробке

  поставили посреди главного каминного зала, закрыв красным

  бархатом для лучшей сохранности и воткнув одно из знамен.

   В замке наступил сезон мира и любви. Только часто в томных

  сновидениях Мэри Шубка из Леопарда шептала своей подушке явно

  внушенную не известно кем чужую сложную мысль: "Интеллект и

  отвага - свойства взаимоисключающие, не говоря уже об

  эрудиции"...

   А среди простого люда замка стала расхожей фраза: "Пошел

  помогать выбирать телевизор...". После этой фразы человек мог

  прямо на глазах на несколько дней исчезнуть, но потом обязательно

  возвращался с фразой: "Подходящих нет, а барахло нам не надо."...

  Хотя на самом-то деле с тех пор телевизоры в качестве призов

  больше не раздавались на рыцарских турнирах еще много веков, а в

  открытой продаже их тогда вообще не было.

Было бы желание, а повод люди во все века находили...

  

ГЛАВА ВТОРАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что коты вместо уюта могут приносить в замок приключения

Всякий замок силен своими аномалиями. На том обычно и стоит.

  Как правило замковая аномалия материализуется или идеализируется

  в виде привидений. В родовом замке рыцаря Фреда Львиная Доля

  привидений пока не завелось. Но был черный кот, который достойно

  компенсировал их отсутствие.

   Всеобщий любимец замка, ближних и дальних окрестностей - кот

  Бобин не особо отличался от прочей кошачей породы. Был таким же,

  как и все они. Если не хуже. А то что хуже - и спору нет. Но как

  это оценить количественно?! По какой шкале?.. Поэтому терпели и

  любили мерзавца все немотивировано. То есть искренне. Каждый

  старался больше других перед котом выслужиться... Безуспешно.

   Всеобщность любви применительно к Бобину подразумевала

  прежде всего окрестных кошек, которые были от него просто без ума

  (это надо видеть и слышать), а также, само-собой, весь персонал

  замка, который тоже был от него без ума, не говоря уже об изредка

  приходивших в замок странниках-юродивых, которые были без ума

  изначально... А больше в этих местах никого и не водилось...

  Всеобщей безумностью кот пользовался на полную катушку, начиная,

  естественно, с кухарок. Кухарки плясали для него канкан.

   Хотя ел он много, аппетит у него был плохой, что всех в

  замке очень огорчало. Он мог часами задумчиво сидеть над миской,

  временами даже засыпая. Самые заморские яства иногда не

  производили на него особого впечатления. Однажды он открытым

  текстом дал понять, что ему для аппетита и правильного

  пищеварения нужно создать адекватные условия в виде кабаре.

  Кабаре, как факт декаданса, как винегрет искусства с общепитом,

  появилось значительно позже, но кота это ничуть не смущало...

   Когда народ разобрался в смысле слова "кабаре", то понял,

  что должен делать. К всеобщей радости это действительно помогло.

  И теперь в обязанности кухарок входили двухразовые темпераментные

  танцы перед Бобином... На подтанцовки бегали и остальные...

   Бобин любил "являться", обходя многочисленные спальни замка.

  Особенно в лунные ночи. Мог, ради этого, ходить на задних лапах,

  размахивая свободными передними, как тонущий злодей, шипя

  по-змеиному и немного подпрыгивая по-кенгуриному... Коронкой было

  вращение, стоя на хвосте... Мужики при виде таких явлений

  считали, что уже допились до чертиков, которых заботливые жены им

  все-таки накаркали, заразы... А сами женщины в это время от

  страха вообще ничего не соображали...

   Это "явление" привносило в кровати ночного замка мужские

  стоны безысходности, которые гасли внутри прогрызаемых стучащими

  зубами подушек, и высоконотный женский визг, становившийся все

  более беспричинным в квадрат расстояния и в куб громче. Визг

  волной проносился по замку, сметая самих же женщин с кроватей

  прямо под них же до рассвета... А утром замок полдня не работал,

  хотя ко второму завтраку все снова были невредимыми, несмотря на

  показания очевидцев...

   А еще Бобин любил "сваливаться" на голову. Это действо было

  предназначено для тех, кто сам надумает ночью встать с постели,

  исходя из каких-либо своих романтических побуждений

  соответственно возрасту организма.

   Для выполнения этого номера Бобину иногда подолгу

  приходилось висеть в засаде на развешанных под сводами замка

  знаменах, притворившись траурным бантиком в ночи. Зато это

  окупалось достижением большего аккустического эффекта с

  увлекательными нравственными последствиями. Тут уж визг

  поднимался от самых пяток, то есть от всей души. Но особенно

  радовало, что взбудораженный замок долго потом бормотал:

  "Порядочные ночью, между прочим, спят, а не шляются!", "Опять

  летучие голландцы по весне прилетели?!", "Местных охломонов

  мало!" "А куда это, интересно все-таки узнать, приспичило ночью

  ходить тайком и без оружия?!"...

   А еще Бобин умел говорить по-человечески. Чисто формально он произносил лишь "meow", но всем было понятно, что он на самом деле имел в виду. Причем, обычно сказанное котом было достаточно длинно и по-кошачьи витиевато.

   Так вот, эта история началась с того, что Бобин сказал "meow", небрежно пролезая в вечернее окно мимо благородного

  рыцаря, наблюдавшего солнечный закат в свои двадцать пять лет.

   - Я пошел на спевку... К ужину до утра не ждите. Сегодня мы

  собираемся немного поорать на главной башне замка. А дальше как

  получится... И еще мне надо навестить кой-кого кой-где... Так что

  график на ночь очень напряженный... И не волнуйтесь... Это не

  значит, что я должен обязательно жениться... У нас бескорыстно...

   - Вроде как март давно прошел, можно бы и успокоиться.

  Знойный июль на дворе. Даже ночью жарко, душно, потно, - грустно

  подумал рыцарь печального образа про кота, не отрываясь от

  главной мысли...

   Через трое суток ему пришлось прервать мысль, поскольку весь

  замок всполошился из-за отсутствия Бобина. Особенно переживали

  кухарки, которые, заливаясь слезами, механически отплясывали

  канкан в обеденное время перед одинокой нетронутой кошачьей

  миской. А Шубка из Леопарда ультимативно сказала рыцарю, что без

  целого и невредимого Бобина он может на нее не рассчитывать! Да и

  самому рыцарю было без кота грустнее обычного...

Так скоропостижно начинался внеочередной рыцарский поход.

Противника не пришлось долго искать. На четвертые сутки

  разведки боем Фред Львиная Доля оказался в плену. Особого боя,

  честно говоря, не было, да и разведка велась лишь с помощью

  невооруженного глаза. Посмотрит невооруженным глазом и дальше в

  путь. Потом в другом месте также просто посмотрит... Рыцарь так

  быстро собирался на поиски кота, что из всей рыцарской амуниции

  надел только шлем. А оруженосец впопыхах вообще забыл взять

  оружие. Взял только много поесть.

   Очнулся Фред Львиная Доля в темном сыром подвале замка,

  принадлежащего славному Карабасу. Рядом на соломе приходил в себя

  оруженосец. И Бобин откуда-то нашелся в этом же самом подвале...

   - Довоевались,- сказал оруженосец, потирая сильно ушибленную

  голову. Для его организма бессознательное состояние отличалось от

  сна в худшую сторону. Поэтому придя в сознание он не улыбался.

   - Meow, - сказал кот...

   Рыцарь ничего не сказал, занятый стратегическими мыслями.

А дело было так. Дальний сосед-сопредельник, известный своим

  богатством, а следовательно и самодурством, славный рыцарь

  Карабас, вернувшись из двухгодичного похода по дальним странам,

  если ему, конечно, верить, обнаружил, что его замок узурпирован

  кошками.

   Оставлял он в пустом замке на произвол судьбы одну лишь свою

  любимую кошечку Пусси, надеясь на ее бескорыстную борьбу с

  мышами. Со слезами на глазах он замыкал на большой замок ворота

  замка и рыдая заполнял неприступный ров водой до самого верха. Но

  Пусси не умерла от голода и горя, как он драматически

  предполагал, недооценив живучесть священной кошачей породы даже

  после исчерпания мышей. Наоборот, теперь в замке вместе с его

  любимицей Пусси жили-были и многочисленные дети его любимицы

  Пусси, и многочисленные дети детей его любимицы Пусси и так

  далее. А верховодил опять же Бобин. Он просто имел невероятно

  большой радиус действия. Его все и в этом замке, оказывается,

  любили, хотя тут он был лишь приходящим главой семейства.

   В замке была разодрана вся мягкая и жесткая мебель, особенно

  тщательно изодран огромный персидский ковер. Продукты из погреба

  доедались. Даже винный погреб был полностью опустошен; хотя это

  уже было делом рук окрестных школяров, использовавших ров вокруг

  замка для сдачи норм по плаванию, а потом отмечавшие здесь сдачу

  или пересдачу этих норм, или с горя. Но все едино - в результате

  даже выпить в замке стало нечего. Тут под трезвую руку и попался

  мирно дремавший посреди персидского ковра Бобин, хотя лично он

  карабасовых продуктов даже не попробовал... Он и так страдал

  последнее время перееданием по основному месту службы.

   Беда в том, что Карабас не знал, как воевать с кошками. От

  обычного противника он вместе со своими тридцатью тремя

  оруженосцами освободил бы замок в два счета, если бы ему,

  конечно, повезло. Но с кошками дело обстояло сложнее. Особенно с

  любимыми. Они враз разбегались по углам, от чего их становилось

  еще больше, а воевать становилось совсем невозможно. Иногда со

  страху кошки просто досрочно размножались, увеличивая на глазах

  численность противника. На коне и с копьем даже в просторном

  замке Карабасу было сложно маневрировать. Стрелы, не имеющие

  возможности догнать кошек, лишь портили остатки мебели из той,

  которая еще уцелела. А фехтовать на шпагах с кошками - сами

  подумайте... Не стоит и пытаться. И вообще, разве это жизнь?

  Конечно - нет. Поэтому привезенная из похода новая дама сердца,

  посмотрев на все, жить и любить в таких условиях категорически

  отказалась.

   Поняв через трое суток непрерывных боев, что невозможно

  одержать военную победу над кошками, отчаявшийся Карабас решил

  восстановить справедливость мирным юридическим путем. Но Высокий

  Королевский Суд отказался рассматривать иск "Славный Карабас

  против кошек". Королевскому суду для заседания и осуждения с

  конфискацией нужен хоть плохонький, но обязательно благородный

  или хотя бы славный рыцарь. Карабас же всем пред'являл одного

  дремлющего кота, оскорбительно равнодушного к окружающим высоким

  чинам самых лучших королевских кровей, какие только здесь

  протекали...

   В результате иск Карабаса признали аморальным. Его

  дополнительно оштрафовали за то, что он совал всем под нос кота,

  который не имел ни одной справки о прививках против заразы. А сам

  король еще и добавил, что он не допустит над собой насмешек со

  стороны Карабаса и задержал ему присвоение очередного рыцарского

  звания.

   Пришлось Карабасу сесть на коня, взять боевое копье и

  выехать на большую дорогу в поисках первого попавшегося

  виноватого. Следом ехало тридцать три оруженосца. У новых рыцарей

  было принято нанимать их сразу много, но обязательно со своим

  оружием, за незаконное ношение которого им и платили... Выехав

  всей толпой на большую дорогу со своим оружием они подняли

  неимоверную пыль, в которой трудно было что-либо разглядеть.

  Впрочем, на вымершей до лучших времен дороге разглядывать было

  нечего. Поэтому среди оруженосцев появилось несколько

  легкораненных и один контуженный, что при таком уровне поднятой

  пыли считается неплохим результатом.

   Как уже говорилось, в это время для рыцарей был несезон. А

  бесцельно слоняющиеся по дорогам оруженосцы представляли

  самостоятельную опасность для самих себя и окружающих. Так что

  Карабас обрадовался как малое дитя, когда заприметил на

  нейтральной ветряной мельнице рыцаря Фреда Львиная Доля,

  кричавшего печальным нечеловеческим голосом "meow". Карабас

  понял, что это и есть необходимый ему первый попавшийся, да еще и

  говорящий на языке оккупантов его замка. Это облегчало

  последующий подбор доказательств. А победить такого упечаленного

  рыцаря было проще простого. Именно это и требовалось для

  доказательств.

   Карабас, спрятавшись на наблюдательном пункте, богатырским

  шепотом отдал команду применить военную хитрость и тридцать три

  оруженосца, включая контуженого, подкравшись к мельнице с

  подветренной стороны, разом закричали "meow"...

   Можете себе представить такую толпу мужиков, орущую хором

  внезапно разбуженных евнухов "meow"? Кто не может, пусть тогда

  нарисует картину попроще: себя в тихом лесу, когда на ваше

  зазывное "Ку-ку!" вам ответит высокими голосами хор ансамбля

  песни и пляски вашей Армии, спрятавшийся за соседним кустиком.

  Если и это вас не проймет, тогда давайте предоположим, что вы

  один-одинешенек совершенно беззаботно моетесь в муниципальной

  бане в чем мать родила на безопасном расстоянии от женского

  отделения, мурлыча под нос "тра-ля-ля", и уже голову обильно

  намылили... Впрочем, долго об'яснять... Просто поверьте на

  слово...

   Короче, это было настолько ужасно, что даже храбрый Львиная

  Доля дрогнул от неожиданности - никогда еще его не окружало в

  тихом райском месте, вроде этого, сразу столько нечистой силы. А

  поскольку собственный единственный оруженосец тут же заорал: "

  Спасайся, кто еще может!", то Фред Львиная Доля рефлекторно

  (иначе уже было просто не успеть) схватился за крылья мельницы,

  которая вознесла его над этой темной силой, как чертово колесо

  обозрения, а потом, как обычная чертова мельница, сбросила наземь

  в образные тартарары, где нечистая сила его еще и ударили для

  надежности дубиной. Оруженосец получил дубиной, не успев из-за

  своей неуклюжести даже прокатиться на мельнице; вместо того,

  чтобы хвататься за крылья мельницы, он схватился за сердце.

Теперь у Карабаса было, на кого подавать иск. Кандидатуру

  удалось захватить на удивление достойную, даром, что первую

  попавшуюся. С такой кандидатурой не стыдно заявиться и в

  Королевский Суд. Даже схлопотать благодарность короля, не говоря

  уже о компенсации понесенных потерь. И все даром! А главное -

  можно получить часть контрибуции, от которой рыцарю не

  отвертеться. Как учили мыслители-выдвиженцы: был бы человек, а

  статья найдется. Человек был. По пятому пункту анкеты - рыцарь.

   Оставалось только установить все связи возглавляемой рыцарем

  печального образа преступной группы, состоявшей кроме него из

  ненормального оруженосца без оружия после свинки, с

  несанкционированным размножением кошек в замке Карабаса. И еще со

  всем тем, с чем удастся установить связь...

   А арестованный кот по-прежнему не интересовался ходом

  следствия, принуждая между тем охранников, приносящих еду,

  плясать перед ним вприсядку...

Карабас был занят размышлениями у себя в главном рабочем

  кабинете замка, пока дожидался оруженосцев, которых послал с

  личным оружием и казенными авоськами за пивом в деревню. После

  пива у него часто появлялись разные мысли, на которые он очень

  надеялся... А в это же время во всех углах и других неожиданных

  местах замка скреблись кошки, которых он старался мысленно

  игнорировать...

Бобин забрался по неровной стене на потолок темницы. Бобин,

  к счастью, был тоже не из блондинов, так что он быстро слился с

  темнотой и даже в ней пропал. Там же вскоре пропали и его следы.

   Приплясал вприсядку (в его родной деревне другого не

  плясали) контуженный оруженосец с ужином для Бобина, он был как

  раз дежурным охранником - отрабатывал наряд вне очереди за

  полученную без разрешения начальства контузию. А задерживаться с

  кормлением кота охрана боялась. Кормить же остальных пленных пока

  не планировалось - потерпят...

   Бобин с визгом свалился на контуженного с потолка. Этого

  оказалось вполне достаточно...

   Дальше все было просто. Правда в замке повсюду сновали

  оруженосцы и постоянно говорили: "Стой, кто идет?". Но рыцарь

  отвечал: "Свои!", а своих оруженосцы старались больше не

  контузить. Кот же отвечал: "Meow!", подразумевая тоже "Свои!". Но

  бестолковые карабасовы оруженосцы лениво бросали в него, что

  попадет под руку, считая одним из шуршащих по углам аборигенов.

  Попасть в Бобина было возможно только чисто теоретически, а среди

  оруженосцев теоретиков не было. Был только один контуженный. И

  тот был Бобиным обезврежен. Так что бывшие пленники спокойно

  преодолели все препятствия.

   Здешние места были хорошо знакомы коту, оруженосец после

  свинки в качестве проводника был опасен, а рыцарь без лошади в

  дорогах не ориентировался, поэтому беглецов вел Бобин, куда нюх и

  совесть подсказывали... Всего через пару часов он привел Фреда

  Львиная Доля с оруженосцем в ветхий домик на окраине какой-то

  деревушки, в котором жила прекрасная, но совершенно бедная

  девушка Кэт.

   Кот давно ее приметил, частенько проходя мимо деревни в

  замок Карабаса по своим делам, и был тайно и безнадежно влюблен в

  нее самым платоническим образом. От одного ее имени - Кэт он

  просто терял рассудок, поскольку звуки "К-Э-Т" задевали какие-то

  уж очень сокровенные струны тончайшей кошачей души. Бобин просто

  терял рассудок и тащился. И хвост торчал. И усы самопроизвольно

  топорщились.

   Кэтин бедный дедушка умер год назад и с тех пор она жила

  одна. Много и других несчастий обрушилось на ее бедный дом. Жила

  она не известно на что, но, к счастью, очень мало ела. Это

  позволяло хоть как-то сводить концы с концами. К счастью, у нее

  была удивительно легкая походка, что позволяло долго не снашивать

  башмаки, а обувь в то время, как назло, была очень дорогой. Кэт

  имела и много других достоинств, но, к сожалению, уже не

  связанных напрямую с экономией. Поэтому денег, к несчастью,

  постоянно не хватало.

   Фред Львиная Доля, увидев Кэт, лишился дара речи. Что уж

  говорить о его соратниках по плену. Так и стояли они онемев в

  дверях ее домика. Только потом оруженосец тихо заплакал от

  счастья, которое после свинки уже не мог описать словами.

   - Милости просим, - сказала Кэт во множественном числе, хотя

  была сиротой-одиночкой, - Чем можем помочь?!

   - ...

   - Я вижу, что вам нужна помощь. Меня зовут Кэт. Не бойтесь!

   - А мы не из пугливых,- после большой театральной паузы

  всхлипывая сказал оруженосец... Что еще в такой ситуации можно

  сказать молодой красивой девушке после лишь частичного

  восстановления дара речи?

   Беглецы устроились на ночлег в этом маленьком бедном, но

  очень чистом и уютном домике. Легли без ужина, поскольку,

  влюбившись в Кэт, все, к счастью, лишились аппетита. Это было

  очень кстати, так как по роковому совпадению в доме, как всегда,

  не было даже крошки хлеба...

   Всю ночь не спал рыцарь печального образа Фред Львиная Доля.

  Из солидарности не спал и кот, а только дремал. Каждый думал о

  своем. Оруженосец, после перенесенной на ногах на последнем

  турнире свинки, спал за троих и ни о чем не думал. А утром Фред

  Львиная Доля сказал Кэт, что он так ее не оставит. Он предложил

  ей любую должность в своем замке на выбор. Можно и без должности,

  не взирая на Шубку из Леопарда... Он на все пойдет, он на все

  согласен... Он за Кэт вернется, как только разберется со славным

  и вероломным Карабасом, которому он этого так не оставит.

Бедный умерший дедушка запретил бедняжке Кэт гулять с

  некоторыми рыцарями, но не успел перед смерью уточнить, с какими,

  поэтому она промолчала, несмотря на желание.

  

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   в которой рассказывается о том,

   что все, что не случается - к лучшему

На следующий день троица благополучно добралась до замка,

  что стоял за железными воротами в родовом гнезде рыцаря Львиная

  Доля на пригорке. Сейчас он весь повысовывался из окон. В

  результате этого в некоторых местах появились безвозвратно

  выпавшие. Пятерых на момент описания ситуации еще держали за ноги

  уже за пределами окон... Некоторые, барахтаясь во рве, пытались

  выплыть... Все радостно махали руками.

   Но из окна главной спальни не высунулось ничего такого, что

  можно бы было разглядеть издалека: ни батистового платочка, ни

  веревочной лестницы. Из этого окна ничего и не махало... А из

  остальных окон и прямо с верхушки высоченной башни неслись,

  раздаваясь все громче, неотрежиссированные крики: "Ура!", "Вот

  он! Вон он!", Ура-Ура-Ура!"... Издавались, конечно, и другие

  искренние звуки.

   Зря застеснялся и обрадовался рыцарь печального образа. Зря

  даже порозовел под шлемом. Вся неуемная радость коллектива замка

  была адресована Бобину... Радость же от лицезрения самого рыцаря

  демонстрировал только один представитель выпавших из окон,

  выплывший первым изо рва. Теперь он радовался факту выплывания,

  делая вид, что радуется персонально внешнему виду рыцаря...

   А про оруженосца на сей раз вообще забыли, хотя он

  рассчитывал на медаль и бесплатное медицинское обслуживание.

   Львиная Доля твердо решил больше никогда не возвращаться из

  рыцарских походов одновременно с кошками. Он окончательно понял,

  что в таких вопросах надо кончать с самодеятельностью. Встречи

  надо хорошо готовить, тогда и жертв среди встречающих будет

  меньше, меньше будет и раздражающей путаницы. Но в сложившейся

  ситуации, сделав грациозный рыцарский жест рукой, Фред Львиная

  Доля пропустил Бобина вперед. Кот с подчеркнутой скромностью

  прошел по опущенным через ров воротам, ступая по падающим к его

  лапам цветам. Ему бросали и свежую рыбу, но триумфатор счел это

  неуместным и проигнорировал...

   А рыцарь печального образа, войдя незаметно следом,

  обнаружил в своей спальне, что дама сердца, выражаясь предельно

  образно, выпорхнула из гнезда вместе с шубкой, прихватив и

  красивый батистовый платочек. Потому-то из окна ему уже ничто не

  махало и в принципе не могло махать.

   На туалетном столике с тысячью и одной пудрой осталась

  записка, содержавшая одно лишь слово:

+---------------+

   | Банзай! |

   +---------------+

Записка была написана чужим языком и скорее всего чужим

  почерком, так как Шубка из Леопарда своего почерка не имела с

  детства. Рядом лежал подареный ей на День Рождения рыцарем

  печального образа пояс верности с неизвестно откуда взявшимся

  комплектом запасных ключей, что и об'ясняло нахождение пояса на

  столике, а не в положенном месте. Это, если вдуматься, было со

  стороны бывшей дамы сердца прямым предательством интересов.

   - Может еще и шпионкой была...- равнодушно подумал Фред

  Львиная Доля...

   Но тут же его озарило патриотизмом! Он понял, что такое

  нельзя прощать с гражданских позиций борьбы с социальным злом.

  Поэтому он вновь вскочил на коня и поскакал на перехват самурая -

  писателя гнустных записок, кем бы он не был по жизни; и,

  разумеется, шпионки, с которой и так было все ясно... Только в

  замке и видели Львиную Долю, хотя на кухне его искал оруженосец,

  теперь уже окончательно оставшийся без медали, наедине с

  остаточными явлениями после свинки...

Не успел Фред Львиная Доля доехать до ближайшего леса, как

  обнаружил на опушке под тенистым деревом Шубку из Леопарда и

  самурая, которые занимались восточной философией.

   Самурай оказался самым натуральным самураем... Это было

  очень хорошо видно...

   Рыцарь Фред Львиная Доля, прервав идиллию, вызвал его на

  честный и смертный бой. Самурай был согласен, но чуть-чуть

  попозже. Фред же Львиная Доля даже мысленно не мог больше

  допустить ни каких чуть-чуть. Поэтому он непреклонно настаивал на

  отсутствии уважительных причин для отсрочки. Для окончательного

  устранения возможных кривотолков и ошибочного истолкования его

  намерений, он слез с коня и достал свой совершенно обнаженный меч.

   Тогда самурай понял, что уже больше никаких чуть-чуть для

  него не будет. Он вынужден был, бросив все как есть, поспешно

  вскочить на ноги. Но вскочив, самурай, словно его подменили, тут

  же стал истошно орать, махая руками и ногами одновременно.

   Рыцарь так и обомлел на пару минут... Что иногда делает с

  человеком невозможность реализации своего чуть-чуть!.. Тогда

  обескураженному рыцарю пришлось отложить меч и с немалыми

  усилиями угомонить самурая, крепко связав его и взяв в плен на

  месте нового преступления.

   Cамурай успел за это время извернуться и несколько раз пнуть

  рыцаря по голове своей голой пяткой. Это получилось очень больно.

  Только самураи владеют секретом пинаться голой пяткой. Дело-то не

  в голой - откуда же самурайской пятке было быть одетой?! Просто в

  других странах и замках все обычно пинаются иначе и другим

  местом.

   Мэри Шубка из Леопарда сразу начала сдаваться без боя на

  милость победителя, но в сердце Львиной Доли уже не было к ней

  добрых чувств. Осталось только официальное отношение лица,

  находящегося при непосредственном исполнении. Поэтому он сообщил

  ей, что она задерживается по подозрению в измене и будет

  препровождена, куда следует, а не куда ей хочется. После чего они

  все проследовали кратчайшей путем в Суд, хотя самурай продолжал

  всю дорогу больно пинаться пяткой абсолютно не понятно как.

   Даже кратчайший путь до Суда был неблизким, поэтому к концу

  его рыцарь печального образа был весь покрыт синяками с ног до

  головы...

   Высокий Суд был скорым и очень справедливым. Он впаял

  самураю на полную катушку за подрыв устоев изнутри и снаружи.

   Шубку из Леопарда пока оставили с вооруженным до зубов

  охранником за дверью зала суда, поскольку самурайские дела всегда

  связаны с государственной тайной и должны рассматриваться при

  закрытых дверях. А когда открыли двери, чтобы приняться за нее,

  то за дверью уже никого не обнаружили. Шубка из Леопарда без

  шубки и платочка успела сбежать в неизвестном направлении вместе

  с пожилым охранником, считавшимся до этого абсолютно неспособным

  на такое.

   Охранник должен был с суровой торжественностью ввести ее,

  когда ему прикажут, но не устоял. Многих за свою долгую

  безупречную службу сурово и торжественно ввел этот охранник в зал

  Суда, бренча, как положено, оружием и шумно маршируя, а тут не

  сдержался... Кто бы мог подумать. В его-то возрасте... С его-то

  вооружением...

   Догнать их было несложно, поскольку охранник из-за

  радикулита уже не развивал больших стартовых скоростей, но судьи

  плюнули...

   - Так им обоим и надо, - решил мудрый и высокий Суд.

  Собственно, это произнес королевскй шут, который имел в Суде

  решающий голос.

   Суд счел, что эти слова можно считать и формулировкой

  приговора. А в исполнение он уже был приведен естественным

  образом.

   Благородного рыцаря Львиная Доля с учетом обстоятельств

  официально об'явили холостым завидным женихом номер один

  королевства, находящимся в сосоянии полного расцвета, о чем

  выдали справку, адресованную возможным заинтересованным лицам.

   - Только не очень-то балуй на радостях, - по-отечески

  предостерег его король, который как раз в эти дни отмечал свое

  совершеннолетие и поэтому знал, о чем говорил.

Сначала самурая поместили в темный подвал вместе с

  политическими. Политические вскоре стали регулярно делать

  утреннюю зарядку и окрепли физически, не взирая на темноту и

  сырость подвала, стремясь с помощью этого пережить существующий

  режим. Иногда ударами пяток они портили стены темницы, вышибая

  кирпичи... Потом еще кололи их ладонями на мелкие острые

  кусочки... Потом ладонями растирали кусочки вообще в песок...

  Потом из песка строили макеты светлого будущего...

   Короче, королевской казне пошло от политических сплошное

  разорение на ремонт и реставрацию старого...

   Поэтому самураю быстро заменили тунеядство в средневековой

  темнице принудительными исправительно-трудовыми выступлениями в

  труппе королевского цирка. Он там должен был демонстрировать

  взыскательной публике и ее детям неисчерпаемые возможности

  человеческих ног и восточного духа.

   Это неожиданно полностью захватило артистическую душу

  самурая. Он обрел новый смысл в жизни. Выступать под несмолкаемые

  аплодисменты ему нравилось даже больше, чем неугомонным зрителям

  смотреть на все это. Все придворные им восхищались, особенно все

  придворные дамы сердца. Он от всей души выделывал ногами такое,

  что дамы ахали, а рыцари завидовали и тайно от дам тоже пытались

  тренироваться... Чего стоило одно лишь развязывание морских

  узлов, привезенных с каких хочешь морей, исключительно одними

  пятками... После каждого выступления он раздавал массу автографов

  в виде красиво написанного специальной кисточкой слова

  "Банзай!"... любой из пяткок совершенно одинаково.

   Когда пришла пора идти на свободу с чистой совестью, он

  выпросил высочайшее разрешение остаться на сверхсрочную службу в

  цирке навсегда, сменив все свои прежние высокие воинские звания и

  и шпионские титулы на скромный цирковой псевдоним "Зелесный

  Но-Га-Сан". Не мог же он просто так взять и бросит двор, который

  так искренне к нему привязался. И некоторых детей, появлявшихся,

  как грибы... Да и здешние климат с природой ему стал очень

  нравиться вопреки полузабытым остаткам патриотизма...

   Но это было потом, а в момент пленения, и пока самурай

  пинался, Львиная доля обнаружил в ворохе его снятых одежд

  маленький старенький красивенький ларчик, который был вероломно

  похищен из замка вместе с шубкой из леопарда. В ларчике лежали

  деловые бумаги, которые рыцарь Львиная Доля уже десять лет

  собирался прочитать, как завещал ему отец, но из-за

  многочисленных турниров было недосуг. А после турниров он был

  очень уставшим для чтения, да и голова трещала от полученных

  ударов мечем по шлему на голове. Были и другие известные причины,

  которые не способствуют серьезному чтению...

   Стоял ларчик многие годы на камине и никому не мешал. И

  слуги знали, что там нет ни гроша, поэтому не лазили. Даже пыль с

  него забывали вытирать. А самурай зачем-то его похитил. Но не

  признался зачем. А потом быстро забыл в связи с новыми

  увлечениями.

   Раз уж так случилось, Фреду Львиная Доля пришлось наконец

  всерьез заняться ларчиком и выполнить волю отца насчет прочтения

  бумаг. Вернувшись в родовое гнездо и попросив стражу говорить

  всем под'езжающим к замку, что его нет дома, он на две недели

  погрузился в чтение. Это непривычное занятие захватило его, но

  продвигалось медленно.

  

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что старые ларчики стоит внимательно изучать

Как хорошо проводить ночи вне средневековой спальни...

   Как оказалось, замечательно проводить ночи в рыцарском

  рабочем кабинете среди самых славных знамен, очень холодного

  оружия, настоящих боевых призов и других ярких свидетельств

  собственноручной ратной доблести.

   В столь возвышающем рыцарский дух интерьере полезно и

  похвально проводить часы за чтением, за неторопливыми

  основательными размышлениями под одобрительными взглядами со стен

  c портретов достойнейших из достойнейших... Рабочий кабинет

  рыцаря просто создан был внутри замка для плодотворной работы

  без сапог, после службы...

   Главное, можно быть спокойным, что никто не оторвет от

  строгого хода стройных мыслей в неурочный час, не потребует

  безотлагательного сгорания без остатка от пылкой страсти... Можно

  просто сидеть... Сидеть в чем хочешь, и в какой хочешь позе. И

  думать можно, о чем тебе больше самому захочется - никто не

  посмеет потревожить неуместными и совершенно нескромными для

  серьезного рабочего кабинета предложениями с подмигиваниями.

  Пусть даже и научно обоснованными.

   Бумаг в ларчике оказалось немного, но все, как на подбор.

  Каждая - чисто подарок. Каждую трудно осмыслить - а выбросить не

  позволяет сыновний долг. И написаны бумаги в довершение ко всему

  этому достаточно таинственным почерком, не предполагающим

  непосредственное чтение боевым рыцарским глазом. Может это и

  привлекло заморского самурая... Менталитет - он и в Японии

  менталитет. Особенно рыцарский. Особенно у нас это заметно, хотя

  никто, вроде, и виду не показывает... И предки старались

  менталитетом слишком-то уж не бравировать.

   Но Фред Львиная Доля с детства не сдавался... А в зрелом

  возрасте сдаваться уже просто поздно. Привычки такой нет. Поэтому

  он работал над бумагами всеми возможными способами, очень

  фигурально говоря, безжалостно ломал себя, не подавая даже вида

  окружающим, которые ходили в страхе мимо кабинета на цыпочках...

   У оруженосца после свинки обострилась телепатия, в связи с

  чем он по наитию, но достаточно регулярно, приносил рыцарю

  двойную порцию пива без стука и без специального разрешения...

  Благодаря такому благородному и теоретически оправданному риску

  медаль наконец нашла своего героя...

   Бобин пиво не любил, но рыбку к пиву уважал, поэтому не

  покидал в эти трудные дни рыцаря иногда подолгу, деля с ним

  тяготы и рыбу... Танцевал Бобину "под-рыбку" оруженосец, но

  тихонечко, стараясь не мешать рыцарю о чем-нибудь думать... А

  тянулось это уже почти две недели, но дальше так продолжаться не

  могло. Все ждали, что будет.

   Однажды рыцарь неожиданно для самого себя закричал

  "Банзай!". Проснулся весь замок. Открыл глаза и Бобин, но,

  подумав немного, снова закрыл. А остальные до утра так и остались

  с открытыми... Зомбированный свинкой оруженосец тут же понес в

  кабинет внеочередную тройную порцию пива, пританцовывая недавно

  завезенную из жарких стран ламбаду или макарену, или другое какое

  название у этого безобразия...(Танец-то уже пришел на местные

  просторы, а название еще не дошло. Но это в данном случае не

  столь принципиально)... Он думал, что таким образом не только

  перед котом покажет высший класс, но и даст кое что понять на

  будущее кухаркам. Но кухарки-то знали, что теперь уже все это

  чистая показуха, бесполезная при внимательном рассмотрении

  диагноза...

   "Ларчик просто открывался". Фред Львиная Доля, уж совсем не

  зная, что делать, взял шлем своего любимого папы и посмотрел на

  одну из бумаг сквозь прорези, через которые обычно рыцари смотрят

  на врага. Это было следствием предыдущей порции выпитого пива и

  неосознанной тоски по ратным делам. Желанием уморщить невидимого

  противника... Прочитанные сквозь железное решето буквы образовали

  понятное слово. Сдвигая бумагу он смог прочитать слово за словом

  весь текст.

   Но лучше бы он этого не читал!.. Из бумаги следовало, что

  родовое гнездо рыцаря - не его родовое гнездо, а исконное место

  жительства некой таинственно исчезнувшей особы. Была особа (ясное

  дело - рыцарь), а потом вдруг нигде не стало... Так что в этом

  замке он квартирантом при неизвестном владельце... Ничего себе

  жилищная проблема... Рыцарь он или бомж? Где же тогда находится

  его собственный замок?.. У каждого настоящего рыцаря, каковым и

  он без всякого сомнения являлся, обязательно должен быть хотя бы

  один родовой замок... Кто он на самом деле, если не Львиная Доля?

  Но пока эту тайну никто не должен знать. Вот тут он непроизвольно

  и закричал "Банзай!"...

   Но остальные бумаги не читались таким способом. Он

  перепробовал все щели шлемов всех своих любимых предков (а может

  теперь уже и не предков, но все равно любимых). И даже бесхозно

  валявшийся среди доспехов пояс верности попробовал, но ничего

  больше через остальные щели прочитать не смог.

   Еще одна из бумаг случайно "расшифровалась", когда

  полусонный оруженосец, глубоко задумавшись о метаморфозах свинки,

  перестарался с очередным коленцем ламбады (или макарены, или как

  там ее) и нечаянно так вильнул своим ущербным задом со следами

  уколов, что опрокинул на рабочем столе рыцаря пивную кружку и

  залил бумагу пивом. Рыцарь не успел его пришибить за халатное

  обращение, поскольку в этот момент многочисленные буквы пивом как

  водой смыло, а оставшиеся сложились в короткую фразу "Карабас -

  узурпатор ...". Загадкой остался лишь частично смытый последний

  знак. Это был либо "!", либо "?"... Остальные бумаги, вымоченные

  после этого в пиве, не дали результата. Их пришлось просушить и

  оставить в прежнем виде.

   Оруженосец, оправившись от испуга, стал намекать насчет

  дополнительной медали и бесплатной диспансеризации, припугивая

  рыцаря альтернативой ухода в близлежащие леса шифровальщиком к

  диким вассалам... Но на оруженосца у Фреда Львиная Доля был

  стойкий иммунитет, который в те времена назывался иначе, но

  действовал достаточно стабильно, поэтому он пропустил причитания

  оруженосца мимо своих рыцарских ушей дальше в пространство...

   Рыцарь печального образа Фред Львиная Доля нутром

  почувствовал, что надо безотлагательно действовать. Слишком

  важная информация попала в его руки. Ее нельзя оставлять в виде

  информации... А что такое "действовать"? Для рыцаря - это двинуть

  в новый поход! Только не понятно - куда двинуть, поэтому он не

  откладывая отправлился туда, куда глаза глядят, и вскоре оказался

  вместе с оруженосцем, который вез шкатулку, и Бобиным, который

  опять был тут, в бедном домике хорошенькой Кэт... А за домиком

  встало походным лагерем войско из десятка человек, которых рыцарь

  спешно мобилизовал в своем замке для предстоящих подвигов.

   Стоило ли копье с мечем брать в такой поход?! Если кто еще

  не знает, то следует различать походы "на" и походы "по" (поход

  "на" врага - но "по" бабам, "по" местам боевой и трудовой славы).

  В поход "на" надо действительно вооружаться и войско брать - чем

  больше, тем лучше. В походах "по" все это обычно лишнее, кроме

  цветов и бутылки... Но поход "по" редко бывает походом "за"

  славой, у него другие цели... При чем тут ларчик?! Где замок

  Карабаса, а где этот домишко! Где, наконец, настоящий домашний

  замок самого рыцаря печального образа?! Ответов на эти вопросы не

  было ни у кого. Но раз приехали, не уезжать же просто так

  обратно. Это было ясно всем. Особенно рыцарю.

   - Ехал мимо в новый боевой поход, дай, думаю, заеду,- сказал

  с порога рыцарь печального образа, окончатльно забыв про цели и

  задачи скоропостижного похода.

   Кэт была рада снова видеть Фреда Львиная Доля, но сильно

  стеснялась своей радости. Поэтому покраснела, а от этого

  покраснела еще больше, а уже от этого совсем зарделась... Но все

  равно стала еще красивей... Только красной... Красна девица...

  Ситуацию разрядил Бобин, который вошел в дом первым и

  безотлагательно уютно уснул под столом. После этого Кэт

  успокоилась и перстала краснеть, от чего стала еще красивей...

   Еды в поход набрали на неделю по нормам военного времени той

  поры. Так что рыцарь немедленно устроил в честь Кэт пышный пир

  при свечах, хотя Кэт немного стеснялась и сначала отказывалась,

  ссылаясь на то, что она уже как бы поужинала... Еще вчера...

   Тогда было принято ужинать именно при свечах, так как без

  свечей вообще можно было в те времена с'есть не то, что хочется.

  Рыцарь печального образа был на седьмом небе. Ординарец

  прислуживал, а кот перебрался спать на колени к Кэт.

   Бедная девушка была очень богата духовно. Она, сама не зная,

  каким образом, владела с самого раннего детства иностранными

  языками, а бедный дедушка успел перед смерью научить бедняжку Кэт

  читать, писать, рассказывать стихотворения, вышивать гладью,

  варить пиво, носить модные шляпки, собирать бабочек и гербарии, а

  также немножко (как бедный дедушка в те времена это понимал)

  танцевать в балете.

   В данном случае стихотворения отношения к делу не имели, а

  до балета просто дело не дошло... Поскольку всех разнообразных

  талантов Кэт было достаточно прежде всего для того, чтобы молча

  слушать с вниманием и пониманием... Разговор зашел о жизни во

  всем ее многообразии. Эта тема Фреду Львиная Доля очень

  нравилась, он знал жизнь... Он даже считал себя знатаком... И он

  многое порассказал про рыцарские турниры и про некоторые другие

  аспекты жизни.

   Для того, чтобы он имел возможность немного отдышаться перед

  продолжением рассказов, Кэт время от времени пела красивые песни

  про рыцарей и про любовь...

   Когда он рассакзал про таинственные бумаги, глаза Кэт

  восторжено загорелись. И не просто потому, что всякая женщина, не

  говоря уже о молоденькой незамужней девушке, обожает страшные

  секреты, а еще и потому, что бедный дедушка перед смерью, кроме

  прочего, научил Кэт криптографии и дешифровке... Чтобы отвлечься

  от чувства голода, мучавшего их длинными холодными вечерами, они

  при свечах писали друг дружке зашифрованные записочки и их

  разгадывали, кто первый. Поскольку в такие игры из-за хронической

  нехватки продуктов приходилось играть часто - Кэт преуспела в

  криптографии не меньше, чем в балете.

   Рыцарь сказал, что для Кэт ему никаких секретов не жалко, да

  и многого другого тоже совсем не жалко. Для достижения большего

  эффекта он хлопнул в ладоши и приказал принести ларец. Оруженосец

  его принес, всем своим видом давая понять, что одна записка

  расшифрована исключительно благодаря его личным усилиям...

   Кэт просмотрела содержимое ларца. Оказалось, что оставшиеся

  таинственные бумаги вовсе и не зашифрованы. Это просто языки

  такие. Некоторые из этих языков Кэт хорошо знала с детства, когда

  еще был жив и здоров бедный покойный дедушка, поэтому она сразу

  прочитала с разрешения рыцаря печального образа несколько бумаг.

   Если подучить и другие языки, то можно и все остальное

  прочитать...

  

ГЛАВА ПЯТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что маскарады на руку преступному миру

Дело в том, что в эпоху рыцарей с иденитфикацией было много

  проблем. Повальная мода на шлемы создавала благодатную почву для

  рэкета и терроризма, что и имело место, но называлось сообразно

  времени более романтично... В шлеме даже самый благородный рыцарь

  выглядел рэкитиром. И наоборот. И это "наоборот" было особенно,

  чисто по-рыцарски, обидно... Красивое перо в шлем для отличия

  стали втыкать рыцари... Но и те тоже быстрехонько себе повтыкали.

   Народные былины и песни тех времен свидетельствали, что

  многие разбойники, включая мелкую шпану, не имеющую ни кола, ни

  двора, когда шли на дело, брали шлемы в специальном прокате...

  Перья к ним добывали непосредственным выдергиванием из пернатых

  друзей человека в королевских зоопарках.

   Процветало и свободное ношение никем не зарегистрированного

  и не сертифицированного кем надо оружия.

   В полных доспехах выражение лица рыцаря определить тем более

  было почти невозможно, как и у кошек без усов. Этим

  воспользовался рыцарь "Карабас" у которого выражение лица с

  детства было нехорошим. Да и рыцарем он никогда не был. А так.

  Был он безродный, бездарный и приезжий. Приехал без гроша в

  кармане на чужой угнанной лошади из края восходящего солнца,

  который был за горизонтом в сутках пути. И звался он полностью

  Кара-Богаз-Гол Сульфатный Дар. Но это не настоящее его имя.

  Настоящего у него вообще никогда не было...

   И край восходящего солнца был у него не настоящий. В этом

  краю позже был обнаружен следопытами самурайский след, который

  вел в настоящий край восходящего солнца, лунных сияний и много

  другого, обобщаемого красивым словом, очень похожим на слово

  "икебана"...

   Приехал он на честный рыцарский турнир без приглашения с

  неоформленными в конкретный план намерениями, но от этого только

  еще более гнусными. Нарисовал себе в соседнем селении красивый

  герб у лево-практикующего художника-геральдиста. Чтобы выдать

  себя за своего парня, он назвался славным фон-бароном Карабасом,

  тем более что под опущенным забралом проверить это было трудно.

   А кличку кобылы он и сам не знал. Так и ездил, пока не

  загнал ее, безымянную, окончательно...

   Самый славный рыцарь того золотого времени - благородный

  Джон Честь и Достоинство в честном турнироном поединке победил

  Сульфата с подавляющим преимуществом. Никто не хотел с Сульфатом

  биться, поскольку он не имел приглашения и даже не показал

  справки о благородном происхождении. А Джон Честь и Достоинство

  его пожалел и согласился его побить в честном бою без справки.

  Сульфат пообещал, что справку и приглашение на имя Карабаса он

  потом привезет.

   Но вся беда в том, что благородный Джон Честь и Достоинство

  был профессионалом, а из Сульфата рыцарь был никакой. А с

  выскочками не получается аккуратно биться... У выскочек совсем

  нет техники... Выскочки просто не знают, в какой руке копье

  положено держать в приличном обществе... Что вообще на турнирах у

  благородных принято делать копьем, а что мечем... Поэтому

  случайно Джон Честь и Достоинство изрядно поранил Сульфата. А

  поскольку его замок был рядом, то он отвез раненного Карабаса к

  себе для излечения. Джон Честь и Достоинство владел утраченными

  ныне секретами средневековой медицины и алхимии, поэтому быстро

  излечил Карабаса на свою голову. А тот только этого и

  дожидался...

   Как только вероломный Карабас поправился, тут же похитил у

  славного рыцаря Джона Честь и Достоинство все документы и на

  право владения замком, и документ, подтверждающий, что податель

  сего Джон Честь и Достоинство, и справку, что за заслуги перед

  королем и Отечеством он имеет дискаунт (или "дисконт", по-русски)

  на приобретение пива.

   А поскольку до этого черного дня Джон Честь и Достоинство

  постоянно без устали и отдыха добывал честь и славу на полях

  сражений, не имея времени и сил даже шлем снять, то без шлема его

  никто, практически, и не видел. Даже король. Он даже ел в шлеме.

  А тем более пил пиво забралом. А фотографии, прописка и личное

  дело на каждого рыцаря тогда еще в королевской канцелярией не

  были заведены. Тогда канцелярия исключительно на доносах

  специализировалась.

   Пока благородный рыцарь Джон Честь и Достоинство, закрывшись

  наглухо в своей библиотеке самозабвенно повышал свой

  теоретический уровень, надел подлечившийся Карабас его шлем и

  никто не смог догадаться, что теперь в шлеме находится чужая

  голова...

   Поэтому циничный Карабас прямиком поехал к королю и сказал

  (показав при этом все необходимые документы), что он -

  благородный рыцарь Джон Честь и Достоинство, и что только что

  похоронил самого дорогого и лучшего своего друга славного

  Карабаса. Что он случайно, но совершенно законно, ранил его

  собственными руками на турнире, чему все свидетели, потом

  старательно лечил, но это не помогло. Так что пришлось закопать

  сироту с почестями по всем правилам... "Там ему лучше!.. Смотрит

  он сейчас на нас и умиляется!.."

   А поскольку лучше безвременно погибшего Карабаса он в жизни

  и на турнире не встречал светлой личности, то хотел бы в вечную

  память о нем сам переименоваться в него, на сколько хватит сил!

  Такой уж в нем запас благородства, что он даже именем своим готов

  пожертвовать! Чтобы увековечить тем самым это славное имя -

  Карабас, учитывая также полное сиротство последнего!.. Вот он и

  ходатайствует перед королем, чтобы отныне именоваться славным

  Карабасом, и замок чтобы отныне именовался замком фон Карабаса

  или маркиза Карабаса или какого его высочеству будет угодно

  Карабаса, но желательно все-таки с приставкой.

   Король тогда еще был старый и ко всяким приставкам относился

  с щепетильностью и сам был не только без приставки, а вообще

  практически без имени, с одним лишь порядковым номером...

   В королевских старых реестрах фон Карабасов не водилось и

  маркизов тем более, поэтому король утвердил переименование Джона

  Честь и Достоинство в славного рыцаря Карабаса по его настойчивой

  просьбе, но пока без приставок... до особого распоряжения. Так

  Кара-Богаз-Гол Сульфатный Дар стал Карабасом, но уже с хорошим

  родовым замком и почестями в придачу...

   - Как это благородно!- говорили придворные дамы, которые

  регулярно меняли себе фамилии из не менее благородных побуждений

  и резких порывов возвышенных красивых чувств...

   Король просил также передать соболезнования в связи с

  безвременной кончиной Карабаса родным и близким круглого сироты.

  Король был старенький и плохо соображал, что говорил. А поскольку

  его последние слова утонули в продолжительных аплодисментах

  придворных и все встали, он раскланялся и пошел спать...

   А в это время, стремительно вырвавшись из библиотеки и

  удивившись, что бесследно исчез выздаравливающий гость замка,

  неутомимый и обогащенный теоретическими знаниями (настоящий) Джон

  Честь и Достоинство отправился безотлагательно и прямиком в новый

  поход добывать новую славу королю и Отечеству. Тем более, что

  Отечество за короткий период в который раз снова было в

  опасности...

   Но исчезли вместе с дорогим гостем и военные доспехи Джона

  Честь и Достоинство. Надо же в чем-то выздоравливающему рыцарю в

  свет выйти без злобы и задних мыслей подумал благородный,

  обогащенный теорией рыцарь... Но он очень спешил... Сборы и

  сопутствующие хлопоты захватили его. Как обычно он взял с собой

  годовалого сына, поскольку воспитывал его настоящим воином. Да и

  на кого сына оставишь, полусироту от рождения?.. Для него

  специально детские латы были сделаны, в них он и ползал... А

  рыцарю в спешке пришлось купить новые доспехи, которые ему

  немного жали и не было особой надежды, что он их быстро

  разносит... Других все равно больше не было...

   Через месяц - полтора, добыв новую славу, Джон Честь и

  Достоинство вернулся из похода и предстал пред очами короля,

  чтобы должить ему о дополнительной славе и спасенном Отечестве.

  Однако король вместо наград сказал, что он самозванец, поскольку

  Джон Честь и Достоинство переименован в соответствии с личной

  просьбой и королевским указом. Но не разгневался, славу принял.

  Поэтому принял и незапланированное мудрое решение, что слава,

  добытая для короля и Отечества рыцарем-самозванцем заслуживает

  поощрения со всей королевской щедростью, не взирая на

  происхождение последнего, поэтому он дарует новоиспеченному

  рыцарю благородное происхождение и замок не очень далеко от

  карабасова, хоть и не улучшенной планировки, но вполне приличный,

  в престижном районе государства. А также дарует ему

  наследственное звание Львиная Доля... Приняв попытку рыцаря

  об'ясниться за попытку страстно поблагодарить, умудренный и

  утомленный низкопоклонством король сказал, что не надо лишних

  слов, что каждый получает по заслугам, вот и он поэтому получил

  по заслугам, и удалился спать.

   Ему аплодировали стоя.

   Новоиспеченный рыцарь Львиная Доля-старший пытался вернуться

  все-таки в свой замок, но ему даже не открыли ворота, сказав, что

  это замок Карабаса, который никого из самозванцев не желает

  видеть. И еще с башни показали копию справки.

   Что делать, подумал рыцарь, если король настолько стал все

  путать от наступившей с преклонным возрастом мудрости. Одно

  остается - воспитать достойного сына, который дождется нового

  короля и попытается восстановить честь и достоинство заслуженного

  рода. Против воли короля идти с боем на вероломного Карабаса он

  не мог, в силу старой закалки и дисциплины. А пережить старого

  короля он не надеялся, поскольку после подвигов весь был в

  неизлечимых ранах... Тут он и начал собирать секретные бумаги...

На этом записки, которые сходу смогла прочитать Кэт, и

  заканчивались...

   Если подучить и другие языки, то можно и все остальное

  прочитать...

  

ГЛАВА ШЕСТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   как приятно влюбляться, не дожидаясь лучших времен

Рыцарь печального образа чувствовал легкое головокружение от

  одного только вида Кэт. Чем ближе к Кэт подвигалась его голова -

  тем сильнее она и кружилась. Поэтому он делал вид, что

  внимательно слушает Кэтин литературный перевод ларчиковых

  секретных записей, определяющих его рыцарскую судьбу.

   Бобин же обошелся без головокружений и других растройств на

  сентиментальной почве. И, в отличие от рыцаря, вида никакого не

  делал. Пользуясь своим положением он уже спал у Кэт на коленях,

  свернувшись колечком. Рыцарь об этом мог лишь мечтать, да и то во

  сне, поскольку наяву был, как и положено, в латах... А на коленях

  у Кэт, между прочим, было теплее и уютнее, чем под столом. Были и

  другие преимущества.

   С учетом головокружения и зависти к коту Фред Львиная Доля с

  первого раза мало что понял из секретных бумаг, кроме того, что

  для него это жизненно важно.

   - Это для меня жизненно важно, - сказал он и спрятал в шлеме

  глупую блаженную улыбку, совершенно не соответствовавшую

  трагической откровенности бумаг.

   Он попросил Кэт прочитать еще раз.

   - Один ваш голос чего стоит, - добавил некстати рыцарь и

  покраснел.

   Кэт старательно стала все повторять. Бобин, практически не

  просыпаясь, сменил при этом на ее коленях одну уютную позу на

  другую и уткнулся мокрым носом в пупок под тонким скромненьким

  платьем, посмотрев при этом искоса одним сонным глазом на

  рыцаря... Тогда рыцарь взял себя в руки и успешно принял всю

  информацию во втором чтении... Кот бы этого ни в жизнь не смог

  сделать...

   - Значит мы правильно и мудро начали боевой поход с визита к

  прекрасной даме по имени Кэт! (Рыцарь встал и очень красиво ей

  поклонился. Сев обратно, он рефлекторно придвинулся поближе к

  Бобину). Если кто и сомневался - совершенно напрасно! (Непонятно

  к кому и в связи с чем обратился он). Ох, не случайно-таки мы

  здесь! Теперь я знаю все про вероломство Карабаса! Теперь мой

  долг восстановить справедливость и славное имя отца! - сказал

  рыцарь печального образа энергично.

   Он сходу предложил Кэт место переводчика в стационаре замка

  и поднял очередной тост "За нетленную красоту эрудиции!". В связи

  с этим он попытался также погладить ее руку... Но несколько

  преждевременно... Обстановка и так наэлектризовалась...

   Бытовое электричество пока отсутствовало, несмотря на

  появлявшиеся в замках у простых рыцарей то там, то тут разности

  потенциалов. В ожидании прогресса электричество выделялось

  преимущественно молниями, поэтому разумные люди старались

  держаться подальше от напряжения до лучших времен, когда с легкой

  руки Ома можно будет разделить его на большое сопротивление...

  Кэт решительно отдернула свою руку, словно от электротока...

  Впрочем, искра между ними-таки проскочила, свидетельствуя о

  наличии разницы потенциалов, положения, интеллекта, эрудиции,

  жизненного опыта, возраста и пола...

   Кэт сказала, что надо подумать. Это слишком серьезно, чтобы

  решать за ужином при свечах после изысканных тостов... Да и вся

  она сейчас расстроилась, поскольку ей жалко благородного папу

  достойного рыцаря Фреда Львиная Доля, который пострадал из-за

  своей порядочности и доброты... Да и ее бедный дедушка наказывал

  ей держать ухо востро с рыцарями... особенно печального образа...

  особенно при свечах... Особенно если с тостами...

   - Утро вечера мудренее,- охотно подтвердил древнюю мудрость

  Фред Львиная Доля.

   Но мудрость мудростью, а энергия энергией. И нет закона

  превращения первой во вторую. И не будет. Поэтому вторую надо

  выпускать вместе с паром по мере приобретения первой. Именно

  поэтому рыцарь печального образа экстренно устроил перед сном

  парад своего войска в полном составе и при полной боевой выкладке

  вокруг домика... А потом отличившимся воинам или искренне

  желавших отличиться при первом удобном случае дал увольнительные

  в деревню до утра. А потом он уже больше просто не знал, что и

  сделать - и скомандовал остальным отбой.

   И опять он не спал всю ночь, со светлой грустью думая о Кэт.

  Грусть опять добавляла мудрости. Он чувствовал, как с каждым

  часом ее добавляется все больше. В голове у него снова

  конфликтовали мысли: возвышенные с конкретными. Когда конкретные

  мысли начинали совсем одолевать, он выходил проветриться,

  посмотреть на звездное небо. И мысли возвращались в возвышенное

  русло. К утру он совсем измотался от возвышенного. Да и куда

  подспудно накопившуюся за это время мудрость с пользой для дела

  теперь израсходовать?

   Он уже определенно хотел на Кэт жениться... Ну и что, что не

  знатного рода, хватит ему (и не только ему) знатного рода Шубки

  из Леопарда (и не только ее, хотя и ее достаточно)... Из знатного

  рода шубы не сошьешь... Может даже луче, когда незнатная. Меньше

  знати и самураев будет вертеться возле замка.

   - "Закрой замок на замок, чтобы замок не замок"... -

  вспомнилась ему первая заповедь рыцаря, уходящего в славные

  походы. А он добросовестно следовал рыцарским заповедям. Хотя это

  не всегда, как оказалось, помогало...

   Беда средних веков (по крайней мере в этих краях)

  заключалась в том, что незнатных дам с незапамятных времен

  разрешалось держать в дамах сердца только на правах фавориток. И

  не более того (в смысле не количества, а статуса)... Но нет

  безвыходных ситуаций - можно в крайних случаях и на безродных

  жениться. Для таких казусов даже существовало

  руководство-рекомендация, утвержденное еще предыдущим королем.

  Рыцарь, которому невмоготу хочется жениться, просто должен

  совершить какой-нибудь незаурядный подвиг во имя короля и

  Отечества. Ты королю - дополнительную славу, он тебе - согласие

  на брак, если уж так приспичило...

   Король урвет тем самым нескольких дополнительных строк про

  себя в Книге Истории, а безымянный рыцарь печального образа,

  конкретно Фред Львиная Доля, доб'ется строки в Книге Записи Актов

  Гражданского Состояния. И всем от бартера будет одна радость...

   Кэт тоже не спала всю ночь. Она понимала, что далека по

  социальной шкале от рыцаря до недосязаемости. Но, не взирая на

  это, она отважилась на любовь с первого взгляда, что, если

  признаться откровенно, не имело смысла, но случилось уже в

  прошлый его визит непроизвольно, на уровне выделения адреналина и

  других об'ективных процессов...

   Она уже и до этого подозревала, что любовь - дело

  нешуточное. Бедный дедушка девушки хоть и отбирал, в плане

  подбора, книжки для ее чтения, но все равно Кэт начиталась

  изрядно. Остается только догадываться, что было бы, если бы

  бедная Кэт читала все подряд. Какие уж тут теперь шуточки. Так

  что Кэт все равно знала про любовь. Кое-что. Но главное, она

  чувствововала, что есть такая потребность. Но совершенно

  отсутствовали об'екты для этого.

   Поэтому она украдкой понарошку влюблялась время от времени в

  оруженосцев из замка Карабаса, которые последнее время приходили

  в их деревенский ларек за пивом. Несколько раз она чуть было даже

  не заговорила с некоторыми оруженосцами о музыке и живописи... Но

  те обычно сначала ни о чем другом не могли думать, а потом так

  быстро напивались, что ей ничего не оставалось делать, как срочно

  прятаться в своем бедном домике, предварительно закрывшись на все

  крепкие запоры и задраив ставни на окнах. О пулеметах тогда еще

  простые люди не могли и мечтать. Отбивались обычным домашним

  инвентарем. Даже сломанный инвенарь оставляли на черный день...

   Не все великие поэты, художники, музыканты, говорят, были

  трезвенниками, но не до такой же степени!..

   Кроме приходящих за пивом оруженосцев в деревне были одни

  старики, которые уже давно отвоевались. И музыкой не особенно

  интересовались из-за потерянного в бурной молодости слуха.

   Ах да, был еще один, но его можно не считать. Он, правда, не

  пил и не курил. Впрочем, в те времена и другие тоже не курили,

  поскольку это было еще не принято. Но занудой тем не менее он

  был. Он приставал к Кэт в самое неподходящее время и самыми

  неумными способами. Заискивал перед ней в абсурдной форме,

  например спрашивал: "Можно вас на минуточку?", хотя какой смысл

  вкладывается в слово "минуточка" об'яснить толком не мог,

  ссылаясь на общепринятую форму знакомства... Он ничего не мог

  лучше придумать, чем, подкараулив ее на улице, не задать

  какой-нибудь абстрактный вопрос, вроде: "Девушка, не подскажете,

  сколько сейчас времени?" Он был каким-то хронометрически

  озабоченным. Можно подумать, что сам не видит, где солнце. Иногда

  и поздним вечером после заката приставал с этим вопросом про

  четвертое измерение, что было уже абсолютно бестактно... Уж лучше

  бы пил... Так что его можно не считать.

   А еще Кэт ловила себя но том, что связана с луной. Ясно, что

  не веревочкой связана. Но разницы никакой. Она время от времени

  чувствовала, что луна погружается в нее и холодит внутри внизу.

  Но этого мало. Возникало непередаваемое и непереводимое в слова

  чувство полетности. А вместе с этим возникало и неодолимое

  желание стать великодушной ведьмой. А это уже мало не покажется и

  постороннему человеку, что уж говорить о бедном дедушке.

   Однажды она впервые немного полетала по дому. Это были самые

  сильные ощущения невыразимого восторга и сопричастности Стихии.

  Но сопричастность быстро прошла, превратившись в тихий лунный

  свет. А потом она испугалась всего этого в себе. А потом даже

  поплакала.

   Но от этого желание снова полетать только усилилось.

   После этого она стала еще лучше, заботливей, нежней и милей,

  чем была. Стала значительно красивее. Чаще стало возникать

  желание посмотреться целиком голенькой в осколочек венецианского

  зеркала, которое они однажды нашли с дедушкой в глухом лесу...

  Рассматривать себя голую, было намного интереснее, чем смотреть

  украдкой на грязно одетых пьяных мужиков... Хотя бороды у

  некоторых были все-таки красивыми... Только непонятно было, какие

  из этого надо сделать правильные выводы...

   Полеты циклически повторялись при любой погоде...

   Бедный дедушка, когда первый раз увидел, как она летает по

  их убогому домику, сказал со светлой грустью:

   - Вот ты и стала настоящей нормальной взрослой женщиной, моя

  внучка. Можно мне и помирать спокойно...

   Они обнялись и она с радостью осознала, что она нормальная,

  поскольку лучше и убедительнее дедушки об'яснить, что так и

  должно быть, никто бы не мог. А бедный и старенький мудрый

  дедушка умер наконец счастливым.

Рыцарь печального образа Фред Львиная Доля надел на рассвете

  свой шлем с новым пером, которым он очень гордился, сдув с него

  походную пыль, и стал ждать, когда Кэт проснется. Он должен

  дождаться принципиального согласия Кэт на свой подвиг с

  последующей женитьбой... Спросить было совершенно необходимо. Не

  заручившись согласием Кэт подвиг совершать нет особого смысла.

  Даже рискованно. При Дворе могут истолковать двояко или даже

  трояко. Существовало бы четверяко - истолковали бы и так, через

  удвоенное двояко...

   Он привык важные разговоры вести в шлеме при оружии - так

  обычно его партнер сразу понимал без лишних слов серьезность его

  намерений. Поэтому Фред Львиная Доля и надел шлем, который, он

  знал это точно, очень ему шел...

   Поскольку Кэт всю ночь тоже не спала, ждать, когда она

  проснется, пришлось долго всего лишь потому, что время медленно

  тянулось, а совсем не потому, что она якобы долго спала.

   Весь завтрак он просидел в шлеме и при мече, не решаясь

  перейти к делу. Потом, во время сладкого, когда отступать дальше

  уже было некуда, покраснел внутри шлема и сказал Кэт, что ее

  любит. Кэт побледнела и стала еще красивей. Потом Фред, став

  совершенно багровым, сказал о своем желании на ней жениться. Кэт

  еще немножко больше побледнела и теперь уже упала в обморок.

   Когда она пришла в себя, то сказала, что она ни коим образом

  не говорит ему "нет". Даже ни в коем случае не намекает на отказ.

  Но это надо серьезно обдумать, как учат умные книги, как говорил

  бедный дедушка... Да и невозможно это, да и они почти не знают

  друг друга, да и он не должен забывать о сыновьем долге по

  возвращению себе другого славного имени. А то она выйдет,

  предположим, за него замуж и переименуется, а потом он вернет

  себе настоящее имя и сам переименуется из того временного имени,

  в которое она-то уже переименовалась... Кстати, она не на шутку

  боится Карабаса и его оруженосцев, да и не все бумаги еще

  переведены и прочитаны, кстати и Бобин куда-то затерялся, да и

  вообще она сейчас не соображает, что к чему... И заплакала от

  нахлынувшей на нее собственной бестолковости...

   Рыцарь печального образа Фред Львиная Доля понял, что она

  абсолютно права. Он устыдился, наконец, собственных порывов. Надо

  отстоять честь отца, наказать вероломство, восстановить

  справедливость, сделать еще много хорошего... А потом уже со

  своим шлемом в калашный ряд. Или как там правильнее сказать...

   - Я еще скоро вернусь,- сказал он Кэт и скомандовал общий

  сбор. Войско в составе десяти человек полностью собралось и

  направилось в сторону замка Карабаса, громко гремя железным

  оружием.

   Фред Львиная Доля пел песню, чем удивлял ехавшего рядом

  оруженосца, которому после уколов было не до песен. Да он и

  раньше до этого не опускался.

   Яркие флаги развевались почем зря.

   Бобина опять нигде не было...

  

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

   в которой рассказывается о том,

   как нехорошо быть узурпатором

Если только вдуматься, сколько от кошек терпит человечество!

  И это только в настоящем времени... А если оценить проблему во

  всем ее историческом долготерпении, включая и не нашу эру?... Это

  же миллионы миллионов усатых узурпаторов прошло чере заботливые

  руки человечества...

   Но все равно тут уже ничего не изменить в силу об'ективности

  происходящего процесса...

   Карабас, вернувшись неизвестно откуда после славного похода,

  так и жил в плотном кошачьем окружении. Правда "славным" поход

  был только со слов самого Карабаса, поскольку проверить было

  невозможно. Да и кому это надо.

   Зато кошки теперь были в замке везде. Он из-за них не

  высыпался и приобрел многочисленные неврозы, порезы и укусы.

  Большую часть его обедов кошки растаскивали еще на стадии

  приготовления. Но вино и пиво кошки не пили - это естественно.

   Карабасу теперь ничего не оставалось, как много пить, мало

  закусывая. Поэтому у него стали болеть уже и живот, и печень, в

  довершение к пострадавшей раньше всего остального голове, с

  которой все и началось. В его глазах теперь часто бегали белые

  мышки в сапогах, которые в разноцветном кошачьем контексте

  создавали крутой сюр. Юркие сюрреалистки, бегавшие в глазах

  Карабаса, утверждали, что они не мышки, а белые слоники. Кошки же

  утверждали, что за слоников они тем более не отвечают... При

  таком беспределе, творящемся вокруг, Карабас часто и беспричинно

  свирепствовал.

   Так сидел он однажды свирепый посреди рыцарского зала, а по

  углам сидели четыре кошки. У каждой по четыре лапы. Карабас

  чувствовал неодолимую потребность отгадать народную загадку:

  сколько всего ног находится сейчас в зале, а сколько лап... Ему

  ответ нужен был всего лишь для общего развития и душевного

  равновесия, но постоянно получалось круглое число пять... от чего

  он свирепел еще больше...

   В это-то время все и произошло...

В лесочке около замка Карабаса разбили свой временный лагерь

  дикие вассалы. У них все лагеря были временные, так что дело

  обычное...

   Они имели на Карабаса большой зуб. Как-то так получалось,

  что на Карабаса все имели зуб, даже те, кто его не знал. Чистое

  Эльдорадо стоматологии.

   Поэтому дикие вассалы замыслили сделать Карабасу что-нибудь

  плохое. Но не знали пока, что конкретно, и главное - как. Вот и

  стояли лагерем в лесочке около замка, обдумывая. И обедали.

   Мимо лагеря проходил черный толстый кот. Для развлечения

  вассалы сначала стали бросать в него об'едками обеда,

  представлявшими из себя обглоданные кости. У вассалов с

  развлечениями в лесу было традиционно плохо. Игры типа "найди

  флаг противника" были придуманы значительно позже и в рамках

  другого дикого движения...

   Кот увертывался, но не убегал. Потом вассалам это надоело и

  они решили приманить его, чтобы, поймав, повесить на второй ветке

  стоящего рядом дуба (первая уже была занята). Мол, доигрался,

  братец, извини, если что не так!

   Главарь предложил после повешения кота, то есть после

  окончания игровой части стихийно начинавшегося мероприятия, шкуру

  использовать на шапку. Без шапки зимой будет холодно, а в шапке

  будет тепло. Разница очевидная. Ему хотелось ее почувствовать.

  Поэтому вассалы разложили всякую приманку и спрятались за

  деревьями. Но кот неожиданно кудат-то исчез.

   Вдруг главарь вассалов, спрятавшийся за тем самым дубом, на

  котором была эта вторая ветка, почувствовал, что на него что-то

  капает. На лысой макушке образвалась лужица. Не так чтоб большая

  - кот наплакал... Лысина была большая, а кот наплакал совсем

  немножко... Он поднял глаза вверх, чтобы посмотреть, откуда на

  безоблачном небе взялся дождь. Вверху вместо дождя на той самой

  второй ветке находился тот самый кот, пока, естественно, не

  повешенный...

   Шипящим камнем упал Бобин прямо на физиономию главаря,

  укусив его за большой красный нос и поцарапав пухлые щеки. А

  потом отскочил и неторопливо побежал прочь.

   Первыми вышли из паралича от истошного визга главаря

  непосредственные подхалимы. Пятеро главных подхалимов бросились

  за котом, успев головой поклясться главарю, что кот заплатит за

  главный нос не только своей шкурой, но и собственной кровью...

   Кот бежал в траве, но по поднятому трубой хвосту маршрут

  хорошо прослеживался. Бежал долго-долго, а исчез быстро. Когда

  подхалимы подбежали ближе к месту исчезновения хвоста, то увидели

  у упавшего огромного дерева достаточно большой, если правильно

  встать на четвереньки, вход в темную пещеру. Затоптались

  подхалимы на месте, но понимая, что в отсутствии кота шкура будет

  спущена с них - встали на четвереньки и сиганули следом в

  пещеру...

   Вдалеке светились кошачьи глаза. Подхалимы на четвереньках

  лихо, словно с рождения так перемещались, понеслись по пещере за

  убегающими зелеными огоньками. Но в стае подхалимов наростало

  теоретическое недоумение: на каком месте у убегающего кота должны

  находиться светящиеся глаза, чтобы они были видны бегущим следом

  подхалимам? Догонять обычным способом при положении глаза в глаза

  невозможно физиологически... Вроде как у подхалимов в положении

  "на четвереньках" глаза должны светиться из того же места, что и

  у кошек. А уж искры из глаз могли выскочить вообще откуда

  угодно... Но самым уязвимым местом разумного организма все-равно

  оставался зад. За ним нужен глаз да глаз... Поэтому копчиком

  вперед, чтобы глаза светили назад, могут бегать только

  самоубийцы... Но это была, конечно, поверхностная мысль,

  поскольку об этом некогда было всерьез думать, иначе

  травмировались то нос, то макушка.

   Но нельзя отвлекаться... Только полностью мысленно

  погрузившись в свои конечности подхалимы смогли обеспечить вполне

  конкурентноспособную рысь на всех четырех.

   Вскоре все запыхались, но отсупать было нельзя, а кошачьи

  глаза стали быстро размножаться. Их стало больше пяти. Но зато

  потом они разом пропали... Когда вассалы-подхалимы проскакали еще

  немножко, то почувствовали, что лаз идет вверх... Наконец голова

  певого подхалима уперлась в секретный люк, голова второго

  подхалима уперлась в зад первого и так далее. Подхалимы тем самым

  создали большое давление на люк, чего тот не выдержал и открылся.

  Выбравшись, они оказались в рыцарском зале замка, где в самом

  центре сидел сам Карабас. Как дурак.

   Стая кошек в отдалении напоминала заинтересованных зрителей

  корриды. Карабас как раз совсем сбился со счета и набычился... От

  количества кошачьих конечностей рябило в глазах и загадка не

  решалась. А тут еще лапы вассалов добавились... Может выпить чуть

  больше лекарства и плюнуть на задачу... Что с дурака возьмешь?!

  По закону - ничего. Дуракам закон не писан...

   А отчаяние подхалимов наоборот сменилось ликованием. Они

  нашли секретный подземный ход в замок. Черт с ним с котом! Черт с

  ним с кошачьим племенем! Главарь за Карабаса простил бы им и двух

  котов. Не в шапках счастье... Поэтому они радостно заорали и

  запрыгали.

   - Допился до диких вассалов,- подумал Карабас.

   Закусывать было уже поздно. Это он понял, поэтому сердито

  сдался без боя. Да и как воевать без оруженосцев...

   Дикие вассалы через ход увели Карабаса под уздцы туда,

  откуда сами недавно прискакали рысью. И люк за собой закрыли. Как

  будь-то Карабаса в замке никогда и не было. Паразита этого.

   Так быстро прошла вся операция, что вассалы-подхалимы даже

  не успели понести потери.

   Зато какую радость и удивление диких доброжелателей вызвало

  скорое возвращение подхалимов, которые с собой привели пленного

  Карабаса. Некоторые даже плакали.

   В стане вассалов возник стихийный военный праздник. На

  радостях дикие вассалы естественно решили Карабаса с'есть. И даже

  стали вокруг него водить возбуждающие аппетит специальные

  хороводы. А вождь вассалов в предвкушении неизбежного точил на

  Карабаса зуб. Награжденные вождем подхалимы-захватчики плясали на

  почетном месте внутри круга, радостно щекоча гусиными перьями

  привязанного к дереву и пискляво визжащего Карабаса. После того,

  как человек похихикает - он становится вкусней и питательней... И

  содержательней...

   Снобы с гурманами уже пытались отмачивать некоторые части

  еще неразделанного Карабаса в столовом уксусе...

   Тут как раз прибыли челноки из дальнего зарубежья с

  красивыми бусами... Бусы были такими яркими и такими стеклянными,

  что вассалы прекратили даже танцевать... Но из-за средневековой

  инфляции челноки категорически соглашались только на бартер.

  Договориться по-хорошему также не удалось из-за хорошей

  вооруженности челноков...

   Так Карабас был с большой неохотой отвязан и весь с

  потрохами выгодно отдан в вечное дикое вассальство в край

  восходящего солнца, где и исчез бесследно за горизонтом, вместе

  со всеми своими уже отмоченными в уксусе частями и вооруженными

  челноками.

Когда Рыцарь Фред Львиная Доля со своим отрядом под'ехал к

  замку и начал трубить во все рога, по поводу того, что пришел

  воевать с Карабасом до победы, то с замком стало происходить

  что-то странное. Сначала там все быстро забегали. Потом

  закричали. Потом снова быстро забегали. Потом опустили мост и с

  белыми флагами вышли строем тридцать карабасовых оруженосцев с

  хлебом-солью и ключами от винного погреба замка. Контуженный

  оруженосец карабаса сделал неуклюжую попытку поцеловать рыцаря

  печального образа прямо в шлем, ревниво пресеченную собственным

  оруженосцем рыцаря, охранявшим рыцаря от лишних инфекций.

   Когда недоумевающий Фред Львиная Доля с обнаженным мечем

  ворвался в рыцарский зал, то там увидел слегка дремлюшего на

  рыцарском стуле Бобина в окружении нескольких симпатичных

  кошечек, которые дружно умывались.

   - Где Карабас? - ни к кому не обращаясь спросил рыцарь.

   - Meow! - ответил в никуда Бобин и ушел вместе с кошечками,

  поскольку за последнее время у него набралось несколько

  неотложных дел.

   Долго искал в покоренном замке Фред Львиная Доля Карабаса.

  На это ушло три дня и три ночи. Утомившись, он принял решение

  об'явить Карабаса бесславно пропавшим без вести.

   Благородному рыцарю печального образа Фреду Львиная Доля

  предстояло разобраться с карабасовыми оруженосцами. С одной

  стороны, он не имел желания их убивать. А с другой стороны он тем

  более не мог их убивать, поскольку придерживался твердых

  рыцарских принципов: лицом к лицу, щель в щель, глаз в глаз!

  Настоящие рыцари со спины не наезжают даже в мирное время, между

  прочим.

   Он просто сразу всех уволил одним приказом по замку без

  выходного пособия. Но некоторые не хотели просто так уходить, а

  настаивали на том, что сначала должны предать Карабаса. Может

  быть даже и бесплатно, поскольку у них с ним свои счеты. Особенно

  рвался предать Карабаса контуженный оруженосец. А поскольку он

  даже слегка плакал от нереализованной потребности, рыцарь принял

  его первым.

   Карабасовы оруженосцы уверяли, что очень нелюбимый ими их

  бесславный узурпатор смылся с концами, не заплатив даже за

  последний квартал. И это не считая замыленой им компенсации за

  его вредность. Они, обращаясь мысленно к королю, отсутствовавшему

  в замке по естественным причинам, поскольку у него вообще не было

  причин здесь присутствовать, требовали создания фонда обманутых

  оруженосцев. Чтобы все королевство оказало им помощь.

   У оруженосцев всегда так - чуть что, сразу мысленно

  жаловаться королю. Как будто меньше короля никого им и не надо.

  Как будто королю это очень интересно. Как будто у короля других

  дел нет. А самим оруженосцам как будто надо об'единяться,

  поскольку только сообща оруженосцы всех рыцарей и есть настоящая

  сила, с которой будут считаться... Особенно мысленно.

   А контуженный оруженосец доверительно шептал, что Карабас

  вкладывал деньги в строительство египетских пирамид, поскольку

  связался с бедуинами и маленькими усатыми сфинксами, на хвосте у

  которых давно сидят фараоны. Опять же египетские...

   Фред Львиная Доля проявил незаурядное терпение, а выслушав

  всех и все, сказал, что он считает... до трех, а потом за себя не

  ручается. На счет "два" в замке не осталось ни одного карабасова

  оруженосца, кроме контуженного, который при счете "один" лишился

  чувств.

   Таким образом замок был освобожден! Кстати, вскоре Бобин

  увел из замка и всех кошек.

   Недалеко находился другой замок, где жила безутешная

  соломенная вдова храброго рыцаря Собачье Сердце. Жила она тихой

  серой мышкой и всю оставшуюся после Собачьего Сердца жизнь

  мечтала о кошечках. Так что при приходе большого кошачьего табора

  она чуть не умерла от счастья. Но кошечки не дали ей спокойно

  умереть. Они быстро сняли с нее стресс и новая совместная жизнь

  продолжалась к всеобщему удовольствию. Замок непрерывно

  повсеместно мурлыкал.

   Имели, правда, место некоторые досадные мелочи. Как только

  соломенной вдове под руки попадала какая-нибудь из кошечек, вдова

  тут же целовала ее в носик и повязывала на шею большой красивый

  розовый бантик из китайского шелка...

   А в остальном все было просто прекрасно.

  

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

   в которой рассказывается о том,

   как обнаружился самурайский след

Когда пересмотрели и тщательно перетрясли все укромные

  уголки замка - чего только там не нашли. Нашли даже штопор,

  потерянный неделю назад совсем в другом замке при невыясненных

  обстоятельствах... Не обнаружили только двух вещей: подземного

  хода, по которому скрылся Карабас, и иностранного следа, который

  должен был быть обязательно.

   Подземный ход в этот раз не был обнаружен вообще. Он

  специально был так сделан. А иностранный след в последний момент

  нашелся-таки. И это был самурайский след, поскольку он вел, после

  краткой остановки на Цейлоне, прямо к горе Фудзияма. А там, как

  известно, и живут те самые самураи из Японии.

   Но никто из посторонних народов не знал, что около Фудзи (не

  поворачивается язык называть гору ямой, поэтому японцы ее все

  чаще просто "Фудзи" и кличут) росла одинокая и единственная в

  своем роде чудесная сакура. В отличие от многих других красивых

  сакур эта была еще и чудодейственной. Просто сорт был такой. И

  назывался этот сорт, естественно, императорским. Так его японцы

  назвали, поскольку правильное название было им неизвестно. Одна

  беда - сорт был представлен уникальным, а потому и единственным

  экземпляром. Если сакура время от времени погибала от старости

  или иных естественных причин, не зависящих от трудолюбия японцев,

  то на этом же месте вырастала новая не хуже. Так что самураи

  постоянно ей поклонялись. Самураи считали, что исключительно

  благодаря этой сакуре (и еще одному большому секрету), а также

  рису и императору, они и были такими умными.

   А потом вдруг в один прекрасный день оказалось, что в мире

  есть еще одно место, совершенно непотребное для такой аномалии -

  самый центр развитого средневековья в европейском его понимании,

  где растет точно такая же чудесная сакура. Растет также одиноко,

  но без красивого названия и понимания средневековыми аборигенами

  ее исключительного значения. Ничего не подозревающие местные

  дети-хулиганы из местной шпаны называли ее "дурной вишней" и

  время от времени пытались ломать на рогатки. Но пока не под

  корень.

   Поэтому засланный в самое сердце средневековья по секретному

  распоряжению императора глубоко законспирированный самурай следил

  за ней и по возможности отгонял окружающих, сохраняя среду.

  Самурай-резидент жил при замке в качестве садовника прилегающего

  парка уже более полувека, загримировавшись до неузнаваемости под

  китайца.

   Но жил он не в самом замке, а прямо в парке в малюсенькой

  фанзе. Фанза была настолько крошечной, что многие принимали ее за

  лисью норку и проходя мимо, естественно, пускали туда стрелы или

  швыряли булыжники. От стрел, как от комаров приходилось постоянно

  отмахиваться, а на ночь делать дымовую завесу. С булыжниками было

  несколько сложнее, но и не к такому за многие десятилетия можно

  привыкнуть в чужом краю, особенно достойному человеку...

   Тайком от местной публики эту незримо охраняемую сакуру

  периодически в течение многих десятилетий посещали и каждый раз

  долго ей кланялись отборные самураи, командируемые на

  поломничество далеким японским народом, который в массе своей об

  этом абсолютно ничего не знал. И книжек про рыцарей не читал.

   Так долго резидент удерживался в ненужной в те века никому в

  цивилизованном обществе должности садовника при старых и новых, и

  самых разных хозяевах по простой причине - он не брал плату за

  свою работу. А это нравилось любым хозяевам, вне зависимости от

  их социальных ориентаций. Он вообще только рисом и питался. Рис у

  него появлялся сам собой, никто не интересовался откуда. И водку

  он тоже пил только рисовую, да еще и теплую, поэтому в его дела

  никого не вмешивался. А он охранял сакуру, ежедневно делал

  странную утреннюю зарядку, потом делал икебану, потом перед сном

  говорил: "Банзай!", и все. Больше ничего не делал.

   Натуральный рис и рисовую водку резидент-садовник

  оказывается получал через поломников от самого императора. Ел-пил

  он мало, поэтому хватало надолго. Но все равно последний

  самурай-поломник вместо риса привез от императора в подарок

  только именной меч для харакири. Может это ошибка дворцовых

  снабженцев, может деликатный намек солнцеподобного. А может

  самурай-поломник сам весь рис с'ел во время долгого пути. Гипотез

  много, только садовнику ничего не оставалось последнее время, как

  при приступах голода гладить свой впалый живот холодным мечем для

  харакири с позолоченной рукояткой и серьезно думать о будущем

  сакуры и вселенной.

   Поскольку китаец-самурай ничего больше не делал, он никогда

  и не был бы разоблачен, если бы не экстраординарный случай.

  Просто он увидел ларец в руках Фредова оруженосца, когда отряд

  Львиной Доли еще только под'ехал к замку и затрубил во все рога.

  Оруженосец под воздействием звуковой волны чуть не выронил ларец,

  но изловчился и упал с коня вместе с ним. После свинки ему иногда

  удавалось непредсказуемо изловчаться...

   Тут китаец-камикадзе, закричал в неурочное время "Банзай!",

  непроизвольно бросился к ларцу и вцепился в него мертвой хваткой.

  Таким образом сам камикадзе тут же не сходя с места оказался в

  плену. Поскольку отковырять его от ларца воины были не в силах,

  да и сам он не мог отцепиться, то посадили его в темницу в

  нераз'емном виде вместе с ларцом... Пока разбирались с

  испарившимся Карабасом было не до пленного, а когда всех

  карабасовцев поразогнали, вспомнили и про китайца, или как там

  его, косящего под садовника.

   Рыцарь приказал привести его на допрос. Садовника-клептомана

  привели с ларцом в крепких об'ятиях. Рыцарь печального образа

  посоветовал самураю признаваться чистосердечно, а чужое вернуть

  добровольно. Попытался даже вырвать у него ларец. Садовник,

  естественно, все отрицал, а ларец не только не выпускал из рук,

  но даже поцеловал его крышку для большей убедительности. Кстати,

  ключ от ларца находился у рыцаря, поэтому самурай жадно обводил

  Львиную Долю взглядом, выискивая, в какое место и его бы

  поцеловать... Темное было дело...

   Тогда по мудрому решению рыцаря для следственых

  экспериментов препроводили садовника в колодках по месту

  жительства в его малюсенькую фанзу. Попутно рыцарь выписал ордер

  на обыск и сам же отправился его производить, поскольку некому

  доверить такое важное дело...

   За недолгое отсутствие садовника фанза стала еще больше

  походить на лисью нору и охотники совсем осмелели. Когда Фред

  Львиная Доля влезал вслед за китайцем в фанзу для следственных

  экспериментов, опережая любые возможные события очередная стрела

  шмелем влетела в домик и "ужалила" незащищенную нижнюю часть тела

  рыцаря, доверчиво подставленную в результате нетипичного для

  рыцарей пригибания в низком проходе. Но это не помешало

  проведению задуманного мероприятия. Вклинилась лишь внеплановая

  перевязка.

   После перевязки первым делом рыцарь обнаружил в фанзе у

  бедного садовника самурайский меч для харакири с позолоченной

  ручкой и гравировкой на незнакомом, но в данном случае понятном

  языке: "Сан-Санычу, от любимого императора!".

   - Интересно, что бы это значило? Про ларец я пока помолчу.

  Где и у кого похищен меч? Садовникам, я это знаю точно, харакири

  нужно, как рыбке зонтик! Им нужен секатор! Где спрятан труп

  какого-нибудь ограбленного самурая печального образа, так и не

  получившего возможности сделать себе харакири? Что ограбленный,

  убитый и спрятнанный в виде трупа самурай в наших краях делал,

  пока имел такую возможность? - поинтересовался, блистая железной

  логикой, рыцарь.

   Просвистела очередная стрела. Но, к счастью, ни в кого не

  попала, не считая оруженосца...

   Когда Фред Львинная доля мимоходом обмолвился, что он,

  кое-какие записки, содержавшиеся в ларце, уже прочитал, а его

  благородный отец завещал атиков) создал товарищество

  "Максиморум", добровольно освободив директору еще один этаж института.

В цари не идут по призванию.

   Но случайно можно оказаться.

   (лев)

Еще при регистрации предприятия он усек, что каждый госчиновник при

  себе или при своей жене держит частное предприятие, которое оказывает ту

  услугу, которую чиновник злостно не выполняет, как обязанность. Но на это

  было противно смотреть. Он закрыл глаза и плюнул, но попал на Главу

  Администрации. Суд счел это необходимой самообороной, но товарищество все

  равно понесло ощутимые убытки.

"Х" в кубе безопасен для окружающих.

   Его могут посмотреть даже поэты.

   (сертификат безопасности)

Кувертев, поначалу, не сориентировался (математики привыкли все

  понимать дословно - прим. Кувертева), что громкое слово "бизнес", это

  просто перепродажа чего угодно. Он думал, что бизнес - это "делать дело".

  От этого и начались многие неприятности. Чтоб они не делали: пилили,

  строгали, паяли, отверткой заворачивали - убытки брали верх. На том и

  прогорели. Но поумнели, поскольку поняли секретную чиновничью математику.

Хрен редьки не слаще.

   (справочник фермера)

Они создали вместе с другими такими же "интеллигентами от глупости"

  подпольное общество (не для борьбы, а для выживания - прим. Кувертева)

  самообеспечения, которое занималось всем от зерновых и животноводства,

  до производства минитракторов ручной работы (как китайцы - прим.

  Кувертева). Но прежде всего выручали их мед, рыбоводство и иностранный

  туризм к черте города.

Передал всем привет - и обанкротился.

   (поле чудес)

Счет в банке закрыли (к чертям собачьим - прим. Кувертева) - перекрыли

  государству отсос своей крови на потеху чиновников... А себе натуральное

  хозяйство и натуральный обмен. И математические семинары для услады души.

   И фигу государству.

В радости - непредсказуем.

   (из характеристики партийца)

Хведоров и Кувертев обнялись. Потом, на радостях, Кувертев сплясал

  куплет из "Камаринской". Хвост от удивления выронил кирпичи себе на ноги,

  причем один разбился...

Скорость запрягания на Руси никогда

   не сводилась к чисто технической проблеме.

   (стратег)

- Послушайте, дорогой Павел Васильевич, надо срочно организовать

  производство одной очень полезной штуки. Но клиенты за нее платить не

  будут. - И Хведоров рассказал о БИОимПОТЕНЦЕРЕ, показал жеванную Толикову

  бумажку с компонентами и способом приготовления.

   - Это мы с радостью и бесплатно начнем. А потом честной мир соберет на

  доброе дело... Но быстро организовать не сможем. Не раньше, чем со

  следующей недели, - сказал Кувертев; на чем и порешили.

Сфабрикованная истина.

   (политическая логика)

За стакашком самогона Хведоров предложил Кувертеву принять участие в

  одном иррациональном предприятии: выслеживании сиреневого жигуля, про

  который давно по городу было больше сплетен, чем про Штирлица.

   Кувертев с радостью согласился составить компанию в этом деле.

Опытный ныряльщик виден по пузырям.

   (реаниматор)

Хведоров вычислил, что, с одной стороны, активность жигуля хорошо

  коррелирует с суперпозицией лунного цикла, солнечной активности и с

  внутригородским противоборством добра со злом, а с другой стороны - если

  взять адреса тех, чьи телефоны были в таинственных списках на обмен, то

  "центр тяжести", дает место, с которого жигуль начинает поездки. Анализ

  известых выездов жигуля "на дело" полностью подтверждал гипотезу.

   И это место - проходной двор бывших детских яслей N 123, а теперь офис

  фирмы "Большая радость", которая недавно обанкротилась в третий раз.

По всем расчетам жигуль должен обязательно появиться в проходном дворе

  яслей ЭТОЙ НОЧЬЮ.

(продолжение следует)

  

21. ОБЛАВЫ

Каждый охотник желает знать,

   где сидит фазан.

   (из донесения)

Жигуль вносил некоторую нервозность и обеспокоенность во все слои и

  группировки города. Таинственность и иррациональность будоражила и

  притягивала. Город понимал, что жить так дальше нельзя.

Хвост у змеи - не часть тела, а полярность.

   (кибернетик)

За деньги мафия приобретала не только хвосты, но и головы. Головы

  подумали (долго) про сиреневый жигуль старой модели и пришли к тому же

  выводу, что и Хведоров, но, в отличие от него - не бесплатно. Одному за это

  даже спонсировали поездку на международный конгресс в Австралию.

Глядя на новых бизнесменов, трудно заставить себя думать,

   что без них не обеспечить высокой производительности труда.

   (ударник ушедших лет)

В резиденции Вовы собрались самые боевые. Вооружившись основательнее,

  против обычного, они пошли на необычное дело. И были первыми. И заняли

  лучшие кустики.

"Любопытство" отличается от "интереса"

   более низким социальным статусом.

   (сексот)

Хведоров увидел "вовиков" издалека. Но решил не засвечиваться. И они с

  Кувертевым присторились за свободными кустиками. Правда один из кустиков

  оказался Толиком Трошкиным.

   - А ты как здесь оказался?

   - На жигуль хочу глянуть, интересно ведь. Вот, маскируюсь...

   - А как узнал-то?

   - А тут большого ума не надобно...

Добрый молодец обязательно добрый,

   а от того уже - сильный.

   (учебник каратиста)

Прибыла группа молодых розовощеких ребят с кирпичного завода во главе

  с бледным от волнения Алексом Иванычем-вторым.

  - Здравствуйте, Алекс Иваныч! - шопотом сказал Хведоров.

  - ... второй. Первый - директор, но он болен... Здравствуйте!

Девушка была красива - как иномарка,

   поскольку наши красавицы - лучшие в мире.

   (восхищенный)

В этой группе была и Даша. От волнения она была еще стройней и

  красивей. Воспитание и врожденное чувство долга не позволяли ей оставить

  мужчин на произвол судьбы в такой ответственный момент. Даша ничего не

  понимала в медицине, но природный инстинкт подсказывал ей обязанности

  врачевательницы. Она принесла с собой медикаменты: от головной боли, от

  кашля и бинт.

Чо все лезут!

   Первый раз живой трамвай увидели?

   (ветеран движения)

Последним, на последнем трамвае, подтянулся отряд Трубачева, поскольку

  ни один городской секрет не мог укрыться от старушек-информаторов-на-

  общественных-началах.

После того, как опускается занавес,

   в театре начинается главный спектакль.

   (интриган)

Опустилась ночь. Взошла полная луна. Проходной двор приобрел зловещий

  вид места возможного преступления. Опустилась также кромешная тишина. Был

  хорошо слышен каждый шорох и свист отдельных пуль, если бы они пролетали.

  Слышно было, как от страх

   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что рыцарь Большая Ставка все-таки существовал

Речь далее пойдет об одном соседнем замке. Говорить

  конкретнее, что это за замок, пока не стоит. И так можно запросто

  запутаться. Поэтому все совпадения случайны...

   Так вот, в этом соседнем замке, как некоторые уже возможно

  догадались не взирая на предупреждение, жил благородный рыцарь

  Вильям Большая Ставка (это, естественно, его настоящее овеянное

  большой славой имя). Это был храбрейший, добрейший и честнейший

  человек, но азартный до невозможности игрок. Насчет

  "невозможности" еще очень мягко сказано, но в те времена рыцари в

  присутствии гипотетических (при желании можно понять намек) дам

  сердца выбирали выражения более тщательно, чем на полях брани.

  Так что запутаться в ситуации действительно проще простого, тем

  более, что на полях многих стран мира близко не было ему равных

  даже после естественной экстраполяции встречным боем. Но для

  начального понимания и этого даже более, чем достаточно.

Когда у Большой Ставки начинались периоды азартного

  нетерпения (или нетерпения азарта - что может даже хуже),

  связанные с отсутствием настоящей мужской боевой работы, его

  рыцарские десницы, естественно, чесались от потребности заняться

  чем-нибудь азартным по большому счету. Таким, от чего кровь

  играет.

   Все порядочные соседи старались его в такие периоды

  об'езжать стороной за версту, равную парижской миле, чтобы не

  потворствовать слабости. Играющая кровь за пределами оперетты

  редко доводит до добра. Каждый второй сосед уже успел однажды

  доиграться лично. Игры были разные, а итог один. И мораль одна. А

  нравоучений масса. Понимали бы хоть моралисты, что при такой

  травле гибнет в человеке существенная его составляющая. Ведь без

  азарта достойных людей не бывает. Жизнь без азарта - это уже не

  жизнь, а лишь здоровый ее образ для дистрофиков!.. Теперь соседи,

  достойные, увы, лучшей жизни, притихли под надзором дам своих

  надсаженных сердец, сосредоточивших в своих руках весь семейный

  бюджет, а значит и реальную власть.

   Так что это великое счастье и большая практическая польза -

  жить в окружении соседей, которые притихли и не потворствуют

  другим, даже если бы и были рады...

   А сомнительным рыцарям, вроде Карабаса, только это наоборот

  и надо. Позже их стали называть крутыми пацанами, а в те времена

  им и названия не было в связи с отсутствием экономических

  предпосылок. Так вот такие ребята не об'езжали, а как раз

  наезжали. Крутой пацан Карабас в такой момент со злым умыслом к

  Большой Ставке и приехал:

   - Ехал тут случайно мимо, чтобы немножко где-нибудь в

  окрестностях повоевать или еще чего-нибудь... Вижу ваш чудесный

  замок стоит на замечательном месте совсем один. Дай, думаю,

  загляну по такому приятному случаю в гости... Чем черт не

  шутит... Может вместе повоюем. Или может пора уже с'ездить

  проконтролировать уборку урожая в окрестностях и дать совместные

  рекомендации... Или просто выпьем немножко и этим на сегодня

  по-соседски ограничимся... Что еще в межсезонье делать...

  Тоска...

   Слово за слово, и постепенно Карабас разговор перевел на

  азартные игры... А тут уж Большая Ставка встрепенулся и

  обрадовался. Словно нашел собрата по порочному разуму... Словно

  триста лет не играл... Хотя только-только из Японии вернулся. Еще

  в животе не вся рисовая водка рассосалась, еще не все мозоли на

  пальцах сошли от интенсивной раздачи...

   По здешним краям ходили легенды о несосчитанных богатствах

  каменных пещер Японии. О том, какой он большой, Большая Ставка,

  счастливчик и везунчик... Как один всю Японию обчистил. То ли

  дуракам везет, то ли не везет ему начисто в любви, которой у

  старого холостяка внимательные к нему соседи так и не засекли ни

  разу.

   А с Карабасом он действительно еще не играл - тот в этих

  краях был новеньким, неизвестно откуда взявшимся соседом...

   Вильяму Большая Ставка еще в детстве мама говорила:

   - Не играй, Виля, с малознакомыми дядями. Выпорю! И не пей с

  ними! Малознакомые дяди еще никого до добра не доводили... С

  такими дядями лучше вообще не играть! С малознакомыми дядями,

  если нет мочи, уж лучше воевать - это менее опасно! Малознакомые

  дяди имели плохое детство, поэтому они обычно неважные воины с

  очень слабым, между прочим, пузырем из-за постоянных простуд и

  моральной нечистоплотности...

   Но не выполнил Вильям Большая Ставка материнский наказ... и

  легкомысленно принял Карабаса за порядочного рыцаря. Тем более,

  что через шлем порядочность определить сложно.

   Так вот, Карабас сел с благородным и честнейшим, но азартным

  рыцарем Большая Ставка за один стол. Играть в карты... А надо

  сказать, что Карабас, отправившись в этот гражданский боевой

  поход за нечестной добычей, первым делом запасся картами. Карты,

  естественно, были краплеными самым бессовестным образом. Вильям

  Большая Ставка и предположить такое не мог - он с детства страдал

  презумпцией порядочности всего человечества... А у Карабаса

  каждая карта была наполовину крапленая. Об'яснить, как это

  делается, трудно, но это лишало карабасовых партнеров равных

  возможностей начисто, а Карабасу давало абсолютное неадекватное

  преимущество. Честное слово.

   Ладно, попытаемся все-таки кое-что коротко об'яснить...

   Карты - это обобщенное название разнообразных азартных игр,

  внешне представленных одной колодой. То, что содержится в колоде,

  называется тоже картами, хотя подразумевается уже не игра, а

  специально подготовленные бумажки. Карты-бумажки могут быть

  хорошими и плохими, своими, чужими, с порнографией, могут быть в

  масть, могут быть и в прикупе.

   Карты могут быть и штабными, но тогда это означает, что

  рыцарь шутит...

   По традиции, как известно, у каждой карты ровно две стороны

  в отличие даже от шахмат. Обратная сторона всех карт имеет

  одинаковый вид рубашки. Эти рубашки или что от них останется

  прикрывают наглухо вторую сторону карт. Поскольку вторая сторона

  карты тоже сама по себе называется картой (уже в третьем ее

  значении, благодаря стихийной омонимии), то тут главное

  окончательно не запутаться, а надежно прикрыть карту в третьем

  значении картой во втором ее значении.

   Но это азы, это лишь дефиниции, а вот дальше начинается

  самое главное.

   Несмотря на то, что все давным-давно общепринято, именно

  такое положение дел и создает основное неудобство настоящим

  игрокам, поскольку им не видно, какие карты у соседа под

  рубашкой, что, естественно, было бы гораздо важнее, чем видеть

  свои карты. Но, как сказано выше, такова традиция... Две стороны

  - и ни одной больше... Остается надеяться на козыри...

   Мало того, у каждой карты именно с невидимой стороны могут

  быть также ровно две зеркально отображенные половинки картинки.

  Все это практически каждому человеку к зрелому возрасту не один

  раз приходилось видеть... Например, две верхние части благородной

  дамы, называемые за пределами игры "бюстами", друг в друга

  отображаются целиком, с какой стороны на нее не посмотришь, кроме

  как сбоку, когда уже не понятно, с какой стороны подступиться...

  И это тоже традиция. Такое расположение бюстов даже специально

  называется "валетом" в честь совсем другой карты...

   Это главная мысль в картах... Так было специально

  предусмотрено при их создании...

   По два бюста имеется также и у карточных королей (без жен),

  но с орденами, а также у упомянутых придворных лизоблюдов-

  валетов, полезность которых, при наличии в колоде королей и их

  дам сердца, до конца не выяснена...

   Карабас же еще и подменил в картах половинки на пополамки.

   Так вот карабасовы пополамки были все как одна крапленые,

  даже если там не было перевернутых половинок, отображаемых

  зеркально, как имело место с цифрами, не содержащими традиционных

  бюстов. А перевернутые пополамки в случае туза отсутствуют,

  поскольку туз - он и есть туз. Даже в Японии - это проверено...

   Нет, все-таки это трудно об'яснить понятнее, поскольку это

  можно только на картах показать. Да и как тут в принципе понятно

  об'яснишь, если секрет этого дела к настоящему времени

  безвозвратно начисто утерян...

   Но Карабас Большую Ставку на этом здорово об'егоривал...

   Честный рыцарь Большая Ставка, ничего не подозревая, играл

  некраплеными пополамками карт, а Карабас против него играл

  исключительно краплеными. Да еще как!

   Сначала играли почти понарошку и ставили на кон гнутые

  стрелы, кремниевые зажигалки из двух камней и прочую муру, но

  потом ставки быстро выросли и в конце концов игра пошла на

  отдельные части собственных замков: на ворота, на башни, на

  погреба... А уже потом, когда основное было просажено, снова

  вернулись ко всякой мелочи, вроде подсвечников и рыцарской

  посуды, включая даже несданные своевременно пустые бочки...

   Меньше чем через неделю Карабас выиграл у Большой Ставки

  весь замок целиком. Но, как всегда - нечестно. Мало Карабасу было

  того, что карты крапленые, он еще сверх того Большую Ставку при

  каждом расчете обсчитывал по-черному...

   Но если бы этим дело кончилось!.. Азартный рыцарь Большая

  Ставка, разгорячившись до невозможности и, потеряв в результате

  голову под шлемом, предпринял отчаянную попытку отыграться,

  поставив на кон свое доброе имя. Алчный Карабас с удовлетворением

  принял предложение, предварительно еще более накрапив (а может и

  накрапав - как он только не мухлевал!) карты, и положив большое

  веницианское зеркало на стол, чтобы для надежности контролировать

  сдаваемые карты визуально, а не только тактильно...

   Так что в конце-концов рыцаря Большая Ставка, который в

  попытке отыграться проиграл и поставленное на кон свое славное

  имя, Карабас выгнал из замка, куда глаза глядят, вместе с его

  стареньким папой, тоже, между прочим, бывшим рыцарем...

   Лишенный рыцарского имени рыцарь стал в миру называться

  просто Биллом-младшим, а его старенький отец - Биллом-старшим.

  Нет ничего более трагического, чем благородный рыцарь без

  родового имения, а без имени и совсем тошно...

   Жил-жил - и вдруг на старости лет твоя доблесть никому и

  нафиг не нужна. Да с тобой просто никто и не поздоровается,

  поскольку здороваются только с теми, у кого есть имя...

   Так и прожил еще недолгих но тягучих пять лет Билл-младший в

  нищете, неизвестности и полном одиночестве со своим папой -

  бывшим рыцарем, пока не родилась у него однажды неожиданно

  хорошая дочка. Красавица. Она по семейной традиции была названа

  Катариной - Красота Спасет Мир. Но Катарина не любила громких

  титулов, и как только сама научилась говорить, попросила называть

  ее просто Кэт, Таков необ'яснимый возрастной радикализм. А

  прежнее имя почти напрочь забыла, поскольку память тогда была у

  нее совсем девичья... Обрадованный Билл вскоре умер от

  беспросветно тяжелой жизни, конца которой не было тогда видно...

   С тех пор жила Кэт со своим бедным дедушкой Бог знает где и

  как. Они с бедным дедушкой очень любили друг друга и очень много

  работали над собой. Этим только и держались... Но никто не знал

  толком, как их зовут. Особенно бедного дедушку.

  

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   как Львиная Доля опять не доехал до короля

Фред Львиная Доля переживал, что поход, хоть и кончился

  полной победой, но все запутал еще больше. Не сбылась мечта

  встретиться с Карабасом в открытом бою. Нельзя считать себя

  победителем, если побежденного фиг, где найдешь.

   Теоретически все конечно можно, но рыцари теории

  предпочитали суровую практику, с доведением всякого дела до

  окончательной ясности. А всякие интриги и мелкая возня не для

  настоящих рыцарей. Для мелкой возни необходимо другое воспитание,

  да и латы для мелкой возни не приспособлены. И эпоху тогда надо

  менять напрочь!

   С чувством неудовлетворения и бременем всевозрастающего

  числа тайн, секретов и полтергейстов на его голову рыцарь

  печального образа решил ехать к королю и просить его, как

  гаранта, отстоять нормальные условия существования рыцарства, как

  класса. Чтобы меньше чудес и больше честных битв. Чтоб было, чем

  потом вспомнить пресловутую эпоху.

   Он в гордом одиночестве отправился в путь, оставив на

  произвол судьбы отряд в бывшем замке Карабаса до окончательного

  выяснения вопросов собственности и наследования. Отряд не

  возражал остаться для бдительной охраны замка, тем более, что в

  замок после освобождения пришло разными естественными путями

  много всяких кухарок, служанок, ключниц, и просто хороших

  работящих женщин, чтобы обеспечить нормальный быт

  героям-освободителям от нелюбимого всеми здешними окрестностями

  Карабаса. Теперь уже боевой отряд не мог их бросить просто так к

  обоюдному согласию сторон.

   Хотя рыцарь печального образа Фред Львиная Доля отправился

  во дворец короля, но как в последнее время чисто рефлекторно

  случалось, его славный боевой путь опять пролег через безымянный

  домик бедной Кэт, который был от дворца в противоположной

  стороне, если смотреть с чисто утилитарной позиции.

   Как только рыцарь издалека увидел Кэт, он сразу понял, что

  очень хочет ее поцеловать, поскольку здороваться с ней другим

  способом ему казалось уже совершенно недостаточно. Именно поэтому

  он быстро по'ехал и, не успев сказать ни слова, поцеловал ее

  сходу.

   Кэт, отпрянув, мгновенно задумалась, не дать ли ему за это

  пощечину? И даже ради этого снова прильнула к нему, чтобы открыть

  забрало... В соответствии с этикетом тут как раз требовалась

  именно пощечина... Но Кэт просто поцеловала его, не доставая из

  забрала, и густо покраснела, поскольку отлично понимала, что так

  нехорошо делать. Особенно когда в первый раз... Ну, пусть бы даже

  и во второй...

   Рыцарь тоже покраснел, только еще раньше. А это верный

  признак того, что мысли не соответствуют произносимым словам.

  Хотя все происходило в полной тишине, только скрипели шарниры

  открывавшегося-закрывающегося рыцарского забрала. Фрэд и Кэт

  говорили друг другу несусветню чушь исключительно мысленно.

  Стоило постороненему, на них глядучи представить, что они тут

  молча думали, он бы тоже обязательно покраснел... Вот ведь какими

  бывают сильными невысказанные чувства. И какими смелыми...

   Вообще-то женские чувства всегда лучше видны, поскольку дамы

  как правило без лат, за исключением Жанны Д'Арк и еще нескольких

  эмансипированных, и их чувства на поверхности, не считая просто

  неизлечимо больных, а также женщин премьер-министров. Так что все

  на нормальных женских лицах хорошо прописано. Одно спасает, что

  рыцари значительно менее наблюдательны.

   У рыцарей все просто. Если партнер в латах, рыцарь несется к

  нему (на него) с копьем неперевес. И они честно-благородно

  выясняют отношения. А если партнер не в латах, тогда рыцарь не

  знает, что с ним делать в благородном плане... А ведь некоторые

  иногда бывают совсем без лат.

   - Я вот к нашему общему королю еду. Да вы про него слыхали -

  это Его Величество. Он живет немного в стороне. Да вы знаете -

  если в обратную сторону ехать, то недалеко... Но я хотел с вами

  безотлагательно насчет работы переводчицей в моем замке, когда

  узнаю, где мой, а где нет... Это я не про вас, а про замок...

  Кстати, надо срочно учить язык, который оказался на удивление

  японским... Я конечно не это хотел сказать... Я про вам выйти

  замуж... Я руку и сердце к вашим прекрасным ножкам... Не

  подумайте, что из-за ножек... Наплевать мне на это... Извините, я

  фигурально... Это очень серьезно... На всю жизнь до славной моей

  смерти... А переводчицу с японского я всегда найду для замка,

  если надо. Их, всяких-разных переводчиц, много, а вы

  неповторимая!... Но мудрецы говорят, что лучше, когда жена и с

  японского одновременно переводит!.. - нес всякую чепуху рыцарь,

  приходя в ужас от мысли, что она может принять его за недоумка...

   - Я прямо сейчас же сяду за японский. Вы только на коня - я

  сразу за японский... Тем более, что как раз вчера в деревне был

  совсем новый самурай, который оставил мне учебник настоящего

  японского языка в обмен на икебану, которую я для него сделала по

  заказу... - радостно пробормотала Кэт, уходя от прямого ответа.

  Ей было неловко отвечать так суконно на его блестящее

  красноречие... Поэтому Кэт на всякий случай хихикнула, но

  смутилась... А вдруг он решит, что она совсем того...

А дело было так. Прибыл на днях в их деревню очередной

  самурай. Это стало уже привычным. Как на постоялом дворе

  об'явится новый командированный - так обязательно или проходимец

  или самурай. Хозяин постоялого двора даже пришпилил у ворот

  кованым гвоздем табличку "HOTEL" и пририсовал угольком четыре

  звездочки.

   Самураи появлялись регулярно и обычно интересовались, где

  тут живет Мэри Шубка из Леопарда, а также, где фанза

  китайца-придурка и где чудная вишня. Так вот последнего самурая

  ждал информационный удар, поскольку ему сказали, что ни Шубка, ни

  китаец в этих краях больше не живут по разным причинам. Поскольку

  оба сбежали... Сакура, правда, пока еще немножко осталась, но

  теперь уже недолго...

   Самурай впал в транс и несколько дней молчал. Потом сказал

  хозяину постоялого двора, что для восстановления душевного покоя

  ему надо срочно икебану. Хоть из под земли. Так у них в Японии

  принято. А без икебаны теперь уже со смыслом жизни у него

  проблемы. Не посозерцаешь - не найдешь. А Сад Камней, мол,

  далеко...

   Хозяин кивал головой, хотя слово "икебана" слышал впервые.

  "Сакэ" - слышал, "гейша" - слышал, а "икебана" - пока не

  приходилось слышать. Но хозяин хорошо понял прямую угрозу, когда

  самурай говорил о камнях в его огород... Весь многолетний опыт

  постоялого двора говорил о том, что, чем непонятнее проблема, тем

  она проще решается, если не морочить себе голову ее пониманием...

  Поэтому он привел любителю икебаны из соседней деревни пару гейш

  в полном соответсвии со своим переводом этого слова, услышанного

  у предыдущих командированных. Однако самурай не успокоился, а еще

  больше возбудился, разнервничался и даже рассвирепел...

   Теперь уже ему, самураю, дополнительно к икебане

  потребовалось и "Кабуки"... Иначе он устроит хозяину харакири как

  китайцу, не понимающему жизни, японского духа и настоящего

  искусства... Что непростительно!..

   Хозяин был в панике. Слово "харакири" он тоже слыхал. Он

  боялся харакири больше смерти. Опытные сельские мужики, которые

  много где побывали, многое повидали, за пивом рассказывали ему

  про харакири очень нехорошие вещи, особенно один очевидец,

  который именно от этого когда-то частично пострадал... Когда он

  первый раз услыхал, он долго не мог заснуть... Оказывается в

  результате этого самого харакири японцы отрезают у человека

  специальным ножиком самое нужное. Раз - и готово! Что хошь, то и

  делай после этого! Особенно, говорят, японцы повадились делать

  харакири почему-то китайцам. Может потому, что не знали, как еще

  притормозить их демографический взрыв... Хозяин не был китайцем,

  но кто их знает, кому дано понять Восток...

   Умные люди, хоть и не из очевидцев, а зашедшие попить пива

  просто так, посоветовали хозяину позвать по поводу реализации

  икебаны-кабуки Кэт, которую, несмотря на красоту, все считали

  дьявольски умной и иррационально эрудированной.

   Кэт пришла и все устроила. Она тут же быстренько приготовила

  для самурая психотропную икебану, а хозяину постоялого двора

  об'яснила, как должны играть мужчины-актеры в "Кабуки".

   Самурай, прежде чем уйти в себя, хотел честно расплатиться с

  Кэт, но йенами. А зачем в этих краях йены? На них даже рису не

  купишь - его здесь редко завозят.

   - Лучше бы деньгами или книгами,- скромно, но твердо и с

  достоинством сказала бедная Кэт...

   Денег у него не было, поиздержался... Тогда-то он предложил

  Кэт в компенсацию самоучитель японского языка... Это была большая

  удача. О таком самоучителе мечтал еще ее бедный дедушка.

   А самурай, сев по-турецки напротив икебаны, тут же и затих.

  На долго ли?.. Оказалось, что нет...

   Хозяин вместе с конюхом срочно начали репетировать

  специальную японскую пьесу про любовь, вымазав лица мелом. И так

  увлеклись, что не заметили, как японец неожиданно пропал. Видимо

  что-то надумал про смысл в жизни, глядючи на икебану... Но о нем

  речь позже... Главное, что хозяин постоялого двора благополучно

  избежал харакири и связанных с ним последствий...

А Кэт и Фред стояли друг против друга и продолжали

  телепатическую беседу.

   - Я боюсь, что я влюбилась в вас. Боюсь, поскольку дедушка

  предупреждал, что для меня счастливый исход практически

  исключен... И он как всегда был прав. Мы из разных социальных

  страт. И я не знаю, что нам делать. Но знаю, что это опасно.

  Правда, не совсем понимаю почему. Но предполагаю. Но ничего не

  могу поделать...

   - Нет, я все-таки срочно еду к Его Величеству. Иначе я

  потеряю голову раньше времени и не увижу дороги. Я знаю, какой

  подвиг ему предложить в обмен на разрешение на вас жениться! Все

  будет хорошо. Вы будете официально приняты в благородные дамы

  нашего общества... А я сейчас уже официально нахожусь в статусе

  жениха. Чем мы не пара?! Мне кажется, что лучше трудно придумать.

  И не надо...

Тут как раз неожиданно появился Бобин. Вид у него был

  несчастный, поскольку на нем был большой розовый бант из

  китайского шелка. Не смог он, знать-то, увернуться от ласковых

  рук вдовы Собачьего Сердца. Кэт бросилась к нему и немедленно

  освободила его от банта... На китайском шелке японской тушью было

  написано на местном языке на ленте:

   "Честь и Достоинство" + "Красота Спасет Мир" = любовь !

   - Откуда это? - спросил рыцарь.

   - Meow! - ответил кот, но на этот раз никто не смог

  перевести. Только Кэт опять покраснела...

   - Ничего не понимаю, - сказал рыцарь, забираясь на коня без

  посторонней помощи на одном вдохновении, поскольку под латами

  появились крылья.

Теперь-то он отправился кратчайшим путем в обратную сторону.

  Но, хоть и быстро ехал, не успел далеко от'ехать, как встретил

  японца, который сидел по-турецки прямо около дороги и был

  полностью погружен в любование малюсеньким одуванчиком, слегка

  качавшимся на лекгом ветерке. Кузнечик зеленый сидел вдалеке...

  Кругом неспешно летали одуванчиковы парашютики...

   Самурай ни на что не реагировал, пока не увидел у рыцаря в

  руках ларец, с которым рыцарь носился последнее время как с

  писаной торбой. На ларец он среагировал. Но рыцарь успел отойти

  конем в сторону (перевернутой буквой "Г" - назад и направо),

  укрепив тем самым оборону.

   - Я здесь в ваших краях по культурному обмену, - сказал

  приземлившийся мимо ларца после высокого прыжка японец и

  поклонился,- Давайте я наусю вас нашим древним народным танцам и

  другим проявлениям насей уникальной культуры!

   Японец тут же начал так красиво, хотя и диковато, танцевать,

  что оторопевший рыцарь спешился и зачарованный смотрел на японца,

  пока тот не натанцевался досыта. Это было, конечно, очень

  оригинально, но кто мог гарантировать, что занесено не из

  психушки... Так незаметно пролетело пару часов. Без видимого

  перерыва японец перешел к еще более странным стихам, хотя рыцарю

  показалось, что что-то подобное он уже слышал от сбежавшего

  садовника. При этом бдительность чуть было не вернулась к рыцарю,

  но японец не отрываясь от стихов развел небольшой походный костер

  и приготовил странную жидкость из каких-то сушеных трав...

   - А сейсяс сидите смирно, я вам изображу сяйную серемонию!

  Вы сяй любите?

   И тут началось новое действо... Очень сложное и красивое.

  Японец явно старался за несколько человек, не исключено, что за

  женщин... (Японцы, судя по всему, не очень стесняются чуть что из

  себя женщин изображать. И их за это не преследуют).

   Рыцарь опасливо вперые в жизни попробовал питье под

  названием сяй, которое по цвету напоминало темное пиво... Но

  специфический вкус... Много не выпьешь... И не в одном глазу...

   Пиво рыцарю нравилось больше, но он не стал с японцем

  спорить, решив, что время рассудит. Тем более, что пиво ему еще

  нигде так красиво не подавали... А что было бы, если бы к пиву в

  родной стране добавить такой сервис?.. Создать неторопливую и

  красивую пивную церемонию с поклонами... с подношениями кружек...

  Надо перенимать у других народов лучшие достижения. А то из

  случайной банки или совсем уж из чего попало пьют у нас пиво, а

  потом бегом за забор или ближайшее дерево... Именно бегом,

  поскольку поклоны и плавные движения уже не ко времени... Даже

  шпионам стыдно показывать отечественную пивную церемонию. Вот до

  чего дожили...

   ...Когда уже совсем стемнело японец немножко подустал и тут,

  наконец, выложил главное:

   - Халасо бы было, если бы вы в порядке культурного обмена

  подарили мне этот ваш ларес, как образец замечательного народного

  промысла здесних прекрасных мест...

   При этих словах к рыцарю вернулась бдительность и он

  схватился за ларец, который и до этого не очень-то выпускал. С

  другой стороны, видимо, сказывалось действие большого количества

  выпитого сяя и медитаций. Он был очень не по-рыцарски

  размягченным изнутри... После чего японец наконец в него вцепился

  и они немножко поборолись. У японца ничего не получилось,

  поскольку он не на того напал.

   Тогда японец вдруг сказал, что это он показывал специальный

  вид японской борьбы под названием "сумо". Но только для

  правильной борьбы сумо надо раздеться и убрать из рук всякие

  ларцы. А так не считается. Поэтому после небольшого отдыха он

  может в порядке культурного обмена показать другую борьбу,

  которая называется каратэ...

   Рыцарь не хотел новых показов, считая, что достаточно на

  сегодня насмотрелся и пора брать японца в плен. Что он и сделал.

  Благо, после выпитого сяя спать не хотелось. Поэтому он отвез

  японца по пути в бывший карабасов замок, об'яснив своему отряду,

  охранявшему его вместе с кухарками, что поход еще не закончен.

  Это только техническая остановка на пути к Его Величеству.

   Сдал самурая под охрану, отказав ему в просьбе насчет

  харакири, поскольку из личного опыта знал, что в результате

  харакири ничего хорошего не получается... Вспомните садовника.

   Выспался Фред Львиная Доля в нормальной рыцарской спальне,

  прежде чем утром снова решил продолжить путь к королю.

   И снова он летел на крыльях под железными латами.

  

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   как Львиная Доля все-таки доехал до короля

Выехав к королю в своей второй попытке снова из того же

  замка рыцарь печального образа Фред Львиная Доля сначала подумал,

  что неплохо бы на пару минуток попутно залететь к Кэт. Но после

  часового круга раздумий вокруг замка он все-таки направился прямо

  по касательной в сторону королевского замка.

   Еще на дальних подступах ко дворцу, примерно в трех часах

  езды, бдительный королевский чиновничий спецназ уже спрашивал

  пароль. Чиновники выскакивали неожиданно из кустов, пугая лошадь

  специальными воинственно раскрашенными палками, и прямо через

  забрало требовали пароль. Пароль рыцарь, слава Богу, помнил еще с

  детства, да и ехал без превышения, поскольку по таким дорогам и

  захочешь - не сможешь. Некоторые с надеждой просили: "Ну-ка

  дыхни!". Но рыцарь в суете последних дней был как стеклышко. В

  животе булькал японский сяй. Поэтому особой проблемы (для него)

  не было. Не считая случая уже почти у самого замка. Там

  старенький чиновник-спецназовец с трясущимися руками то ли с

  похмелья, то ли от старости, сам забыл пароль, поэтому не хотел

  пропускать вообще. Пришлось сделать ему ценный подарок за

  добросовестную долголетнюю службу, поскольку убивать королевских

  чиновников на месте преступления категорически запрещалось. Чем

  ближе к власти, тем естественнее все это выглядит. Странным было

  лишь то, что у чиновника рука за подарком высунулась прямо из

  забрала. В этот момент рука не тряслась, она была твердокаменной,

  как у памятника. И подарок внутрь забрала молча забрала.

   Привратнику у ворот тоже пришлось заплатить поверх квитанции

  "за альтернативу". Это такая шутка появилась последнее время у

  прикорытных служб-монополистов. А то, при обратном выезде он

  может не только не пожелать тебе "счастливого пути", что было

  очень плохой приметой - он может вообще не открыть ворота,

  названные единственной альтернативой естественной монополии... А

  с лошадью и в латах через стену не полезешь. А маленькие боковые

  калитки заколочены из-за отсутствия лицензий...

   Потом заплатил третьему помошнику короля - просто потому,

  что ему всегда надо платить.

   И наконец, подал на бедность бывшему члену Королевского

  Совета... По инерции...

   Но это не слишком приблизило желанную аудиенцию. Король был

  очень занять раздачей указаний по готовившемуся свершиться в

  ближайшие дни конкурсу красоты. Король, естественно, был

  председателем жюри, спонсором конкурса и еще кое-кем.

   Все лучшие силы были брошены на подготовку. Придворные

  суетливо бегали по дворцу как портные с сантиметрами, шепотом

  произнося цифровое заклинание: "90-60-90", словно шифр от важного

  сейфа... Чем старее придворный, тем более озабоченный у него вид,

  тем больше волнений по поводу надвигающегося конкурса, тем более

  дрожжащим голосом произносил он цифру "90"... А самый старый

  придворный, который в жизни насмотрелся такого, чего другим и не

  снилось, сначала начал бегать быстрее всех, и даже больше всех

  возбудился, а потом вдруг сел и расплакался без видимой причины,

  как малый ребенок... Суета сует...

В те времена на конкурсах выбирали не королеву красоты, а

  кой-кого другую. Во-первых, следует напомнить, что "королева",

  это была должность при дворе невыборная, хотя вокруг тоже было

  много всяких интриг. Во-вторых, королевы красивы были лишь в

  порядке исключения... Так что выбирали по конкурсу фаворитку. Но

  тут не следует заблуждаться, фаворитка - это серьезнее, чем

  королева. И экономически выгодней. И престижнее. Если только

  королева не станет вдовствующей. Тогда, разумеется, наоборот. (Да

  здравствует король! Да живет он вечно! Да поберегите, наконец-то,

  мужчин!.. И королей вместе с ними... Сколько веков можно

  терпеть!..). Но в нормальной жизни фаворитки вне конкуренции...

  Это следует признать откровенно.

   Как собаки дворняжки обычно отличаются большей красотой

  (если отмыть), сообразительностью и живучестью, так и фаворитки

  (если приодеть и попудрить) обычно намного активнее королев не

  только в любви, что уж само собой, но и в большой политике.

  Впрочем, это разделение весьма условное, поскольку в королевском

  дворце секс сам по себе всегда принадлежал к большой политике.

   А как же иначе может быть? Особенно в моменты наибольшей

  международной напряженности...

Когда рыцарю печального образа удалось встретиться с

  королем, тот выглядел переутомленным. Сказывалось длительное

  недосыпание. Предконкурсный отбор как всегда и везде потребовал

  намного больше сил, чем было запланировано.

   - Ваше Королевское Величество! Имею честь сообщить Вам, что

  мне надо жениться на девушке из деревни.

   - Крестьянские девушки - самые настоящие девушки среди

  девушек королевства! Они свежи и естественны! Они всегда рядом с

  овечками. У них самые натуральные идеалы... И рожают они без

  фокусов. Им прямая дорога на конкурс красоты... Но при чем тут

  женитьба?! Разве мало тебе для женитьбы благородных дам

  королевства, которые изнывают от своего нерастраченного

  замужества... Я многим из них могу дать весьма похвальную

  рекомендацию...

   - Ваше Величество, благородных дам мне как раз достаточно.

  Вы же знаете. Одной Шубки из Леопарда мне как раз достаточно. Как

  говорится, только осел может дважды наступить на хвост одной

  кошки. И то, только если это глупый осел...

   - Я не позволю делать фривольные намеки на лучших рыцарей

  моего королевства! Не забывайся! Зато наши рыцари необычайно

  храбрые!.. Наша знать прежде всего должна думать не о себе, а об

  улучшении рыцарской породы. Если благородные рыцари будут

  игнорировать благородных дам и весь жар рыцарских сердец отдавать

  пастушкам, то что станет с рыцарством по окончанию средних веков.

  Простят ли нам потомки?! Останемся без породы - и большой привет!

   Никто же не оговаривает вашего брата относительно тесной

  дружбы с пастушками. Это даже неофициально приветсвуется как

  патриотизм. Мы не должны индифферентно смотреть на развал

  деревни, утопающей в пьянстве. Крестьяне уже ничего толком не

  могут... Даже скот пасти не могут, про надои я и не намекаю. Так

  что шефствуйте над нашей глубинкой на здоровье, но не более того!

   Пусть подрастающие крестьяне дают нам больше экологически

  чистой сельхоз продукции... А женитьба на крестьянке отвлечет

  рабочую силу из деревни и внесет дополнительную неразбериху в

  понятие "дама". Ничто так не расшатывает устои любого

  королевства, как нечеткая позиция в женском вопросе. Поэтому мы

  не приветствуем такую ветренность среди подданных...

   - Ваше Королевское Величество, моя желанная невеста намного

  благороднее наших дам, которые пытаются узурпировать породу...

   - А вот этого не надо! Если благородство перестанет быть

  официально наследуемым качеством, начнется содом. Главное -

  возникнут тяжелые и необратимые политические последствия.

  Безродные решат, что они могут стать кем захотят. Тут нельзя

  нарушать естественную монополию на благородство - базар начнется.

  Поднимет голову класс мелких предпринимателей... Обрадуются и

  дикие вассалы - кинуться устраивать революции с поджогами...

   - Ваше Королевское Величество, разве ж я без понятия...

  Чтобы получить Ваше Высочайшее разрешение на мою женитьбу с

  простолюдинкой я уже и подвиг для Вас себе придумал достойный.

  Это позволит мне компенсировать королевству наносимый моральный

  ущерб, связанный с угрозой революции, и вновь прославить в

  Истории Ваше имя новым полезным подвигом...

   - Это другой разговор... Это важно...

   - В самых дремучих лесах нашего, простите - Вашего,

  королевства недавно завелся некто "мерседес". Очевидцы

  утверждают, что в наших лесах он завелся с полоборота. А так их

  вообще-то много расплодилось с разными номерами. Но другие в

  других местах пока пасутся. А этот скитается по нашим, простите

  - Вашим, лесам, нанося много разнообразного ущерба. Но прежде

  всего морального. Поскольку дикий, к рукам не прибранный...

  Кстати, и порядковый номер у него самый последний.

   - Согласен, мало заботятся о пополнении моей конюшни мои

  корумпированные не в меру чиновники... Впрочем, предлагали за

  бешенные деньги какого-то Росинанта или Ренесcанса, а Мерседеса

  не предлагали. Да и все равно посредники много накрутили...

   - А в наше время всякий заграничный король, имеет при своем

  дворе своего мерседеса. О королях эстрады и говорить нечего. Это

  символ престижа. Так вот я готов изловить его и Вам доставить с

  голубой каемочкой. И у Вашего Величества будет в конюшне свой

  собственный престиж последней модели. Я думаю, что это стоит

  Вашего Указа о зачислении моей невесты в благородные.

   - Слыхал я про мерседесов. Но пока не видел. Однако чувствую

  большую в нем необходимость для государства и себя лично, как его

  олицетворения. Так что считай, договорились. Пригоняй мерседеса -

  будет в моем королевстве одной благородной дамой больше, авось

  королевство от этого не развалится...

   - Покорнейше благодарю Вас, Ваше Величество, не развалится

  королевство - будьте спокойны! Однако хочу затронуть еще одну

  жизненно важную для меня проблему... Занимаясь в свободное от

  службы время научными и прочими исследованиями исторического

  характера я открыл, что мой родовой замок принадлежит другому

  роду. Но этого другого рода я пока не обнаружил. А с другой

  стороны самурайский шпион Карабас захватил замок, который ему не

  принадлежал. Теперь в силу исчезновения в неизвестном направлении

  самого Карабаса, каковым он и не являлся, замок остался абсолютно

  бесхозным и я прошу ордер на его занятие, как фактически мной уже

  занятый, вместе со всем антиквариатом там находящимся, чтобы

  официально в него в'ехать для создания семейного гнезда,

  освободив неизвестным владельцам, которых буду продолжать

  разыскивать, их прежний замок...

   - Больно путано для королевского менталитета излагаешь...

   - Кроме того сложилась запутанная и не до конца ясная

  ситуация с самураями, требующая безотлагательного...

   - Хватит, хватит. Это все отложим до лучших времен... Мне

  сейчас некогда всем этим заниматься. Давай последовательно.

  Покоряй сначала мерседеса. Останешься жив - тогда дальше

  поговорим. А сейчас поезжай...

   Король вызвал дежурных трубачей-фанфаристов и отставной козы

  барабанщика, в соответсвии с обязательным ритуалом убытия из

  расположения замка тех, кого король посылает на подвиг. Рыцарь

  печального образа благородный Фред Львиная Доля под звуки фанфар,

  барабана и крики "ура" придворных дам отправился в заданном

  направлении.

   У отправляющихся на подвиг привратник по традиции брал

  дополнительные чаевые, поскольку возрастал риск, что герои, стоит

  их только выпустить, больше уже платить не смогут...

  

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   как Львиная Доля охотился на мерседеса

Мерседес появился в этих краях недавно, но натворил уже

  достаточно для подведения промежуточных итогов.

   Наезжал он без разбору почти на все, что двигалось, если у

  того было что в заначке. А у кого нет чего-то в заначке, если

  напрячься и хорошо поискать?!.. А потом сразу в кусты... Вот так

  он под себя и подмял за короткий срок много всего без исключения.

   Выследить его особой проблемы не было. Следов он оставлял

  предостаточно и задних, и передних, и еще каких-то посторонних.

  Но у него все было схвачено. Поэтому выследившим оставалось лишь

  фиксировать увиденное в "записках натуралиста" типа: наблюдался

  там-то, во столько-то, взял сколько-то и потом еще столько-то...

  только-то его и видели. Эти описания предсталяли интерес разве

  что для общественных организаций с общеэкологическим обвиняющим

  уклоном - мол, дальше так жить нельзя; если не прекратить, то все

  завтра погибнем...

   А тут еще местные девицы, как на подбор, стали все чаще

  оказываться жертвами. Причем добровольными. Они сами

  останавливали его в ближайшем глухом лесу, намекая, что им по

  пути с мерседесом в любую сторону. Поэтому просили подбросить.

  Даже немножко цапались между собой, которая из них первая в

  очереди "на подбросить"... Потом, конечно, рассказывали всякое

  разное. Но кто им поверит? Короче, компроментировали своим легким

  поведением вполне достойный век, добропорядочность жильцов

  окружающих замков и хорошие нравы эпохи классического рыцарства.

   В конечном счете с его стороны все свелось к обложению всех

  точек ежедневным местным налогом "на мерседес" в виде

  стандартного набора, включавшего какую-нибудь молоденькую подругу

  (мало ему одних попутчиц), шампанское, водку, два ананаса с икрой

  и ликер для дамы.

   Патриархально настроенные аборигены скоро расчухали, что к

  чему, и поняли, что так нехорошо в смысле суверенитета, морали и

  дополнительных расходов на душу населения. Начали некрасиво

  ругаться и бросать в след мерседесу камнями, но переключение

  скоростей у него, что надо, поэтому у камней получались сплошные

  недолеты.

   Потом наняли профессиональных киллеров с квадратными мордами

  и продолговатыми монтировками, но тоже безуспешно. Мерседес их

  певый переехал посреди большой дороги, они еще и аванс-то пропить

  толком не успели... А он после этого несчастного случая дань на

  душу населения увеличил в два пи эр раз - за вредность созданных

  ему условий.

   - Имею права, в натуре! - повторял на каждом перекрестке

  мерседес.- Могу некоторым показать!

   Его ненавидели, боялись и завидовали. Хотя приезжавшие

  регулярно японские туристы говорили, что ничего особенного в нем

  нет. И не очень-то он крутой, и руль у него не с той стороны, и

  хотя сам-то с пробегом, но цену себе заломил, ...

   Про него даже ходили анекдоты....

Подруливает однажды мерс к Василию Ивановичу и спрашивает:

   - Василий Иванович, а у тебя сколько лошадиных сил?

   Сообразил Василий Иванович, что по лошадинным силам можно

  и бойцов посчитать. Но не выдал врагу Военную Тайну:

   - Одна, понимаш, сила! Зато революционная! Так што фсем

  фашисcким мерсидестам будет полный, понимаш, "бенц"!

   (В этот момент всем, кто за наших, следует смеяться).

Долго ездил по лесам и полям Фред Львиная Доля с одним и тем

  же вопросом:

   - Здравствуйте, здесь мерседес, случайно, не проезжал?

   Темный народ из местных либо пугался, либо отвечал еще более

  уклончиво... Но в результате обработки обрывочных данных своим

  умственным обобщением рыцарь печального образа установил, что

  пресловутый мерседес имеет поблизости станцию левого технического

  обслуживания и время от времени сюда заруливает для наведения

  импортного лоска и евроремонта...

   Спрятался рыцарь в кустах на обочине, где три дня и три

  ночи, а может и на неделю больше, караулил мерседеса, терпеливо

  дожидаясь, когда тому в результате беспутной жизни захочется

  анонимного контроля и косметического ремонта...

   Долго ждал, так что однажды даже вздремнул... Только

  открывает глаза, а мерседес - тут как тут, элегантными кренделями

  выруливает на левое техобслуживание и чтоб подтяжку лобового

  стекла произвести. Рыцарь и наехал на него с копьем наперевес...

  Мерседес, разумеется, его всерьез не принял сначала. Подпрыгивает

  какой-то железный пацан на коне весь в перьях и с трудом

  застрявшее длинное копье из кустов вытаскивает... Через стекла

  мерседеса противники вообще видятся ничтожными, если это не

  другие мерседесы. А тем более этот, на одной гнедой силе... Пусть

  даже может и революционной, кто ее породу знает.

   Но Рыцарь печального образа, вызволив в очередной раз копье

  из лесных зарослей, и присторив его подмышкой горизонтально по

  одной оси и параллельно лошади по другой, начал торжественно

  кричать: "Именем короля..." и тому подобные раздражающие

  глупости. Тогда мерседес не выдержал, поскольку перестал получать

  удовольствие как участник движения, высадил очередных девиц,

  сказав, что чуть позже их докатает, тем более, что все равно

  нужен профилактический осмотр. А рыцарю печального образа сказал:

   - Ладно, поц, давай пободаемся тет-а-тет с твоей лошадиной

  силой, если невтерпеж...

   Раз'ехались они по противоположным краям поля, которое

  оказалось рядышком еще не вспаханным трудолюбивыми крестьянами,

  все еще праздновавшими уборочную. Затем, издав боевые вопли в

  силу своих технических возможностей, понеслись навстречу друг

  другу...

   Несется Фред навстречу мерседесу, а мысль быстрее него

  несется:

   - А не дурака ли я валяю, если со стороны посмотреть?

   Посмотрел он на cебя со стороны. Удивился. И, проявив

  немалую ловкость, увернулся от лобового столкновения... Но смог

  слегка поцарапить мерседесу левый бок.

   Мерседес сразу свернул налево. Там к нему подскочили восемь

  механиков и быстро-быстро все отремонтировали, попутно сменив

  резину на всех колесах и дав банку пепси, чтобы освежиться в

  рекламных целях. Так что мерседес, под аплодисменты зрителей,

  состоявших из двух девиц нехорошего в данный период поведения,

  вновь выскочил на боевое поле лучше новенького, затратив всего

  несколько секунд...

   Развернулись они на противоположных краях поля и снова

  устремились навстречу. Тут мерседес умудрился в последний момент

  слегка вильнуть, в результате ему удалось багажником сбросить

  рыцаря с коня. Рыцарь падая отбросил копье, конь падая отбросил

  копыта. Рыцарь, вскочив на ноги, выхватил меч.

   Мерс, добравшись до края поля, снова развернулся, чтобы

  забрать, наконец, попутчиц на докатывание. Но к удивлению своему

  увидел, что рыцарь печального образа Фред Львиная Доля еще не

  потух, хотя все равно деться ему в двух измерениях чиста поля

  было некуда. Издавая торжествующие звуки мерседес неторопясь

  двинулся давить его самым тривиальным образом...

   Раздался железный звук - мерседес ударил в поддых. Но по

  латам. Поэтому не раздавил, а помял.

   Рыцарь в последний момент вспомнил Кэт... Потом он какое-то

  время ничего не помнил. Когда очнулся, увидел, что лежит. А

  мерседес опять развернулся на краю поля и явно имел намерение

  раздавить принцип: "Лежачих не бьют". У рыцаря и меча уже не

  было, но оставался кинжал. Тогда он вспомнил, как в детстве

  получил пятерку по курсу военных хитростей средневековья. Воткнул

  он кинжал ручкой в землю, накрыл чистым батистовым платочком и

  стал отползать.

   Мерседес на него пошел с ускорением. Но поскольку не знал

  средневековых хитростей, то не мог удержаться, чтобы не проехать

  грязным колесом по чистому батистовому платочку. На кинжал и

  напоролся. В результате резко вильнул в сторону на спустившем

  колесе. Чуть в дуб не в'ехал. Рыцарь подбежал и заломил ему

  дворники за капот... Мерседес завизжал, но рыцарь ему чистый

  батистовый платок (у рыцаря перед боем их было два), которым даже

  пот с забрала ни разу не вытер, в глушитель засунул... А что

  делать? Это тоже было военной хитростью.

   Мерседес еще пытался молча сопротивляться, яростно брызгая

  бензином и недоеденной паюсной икрой. Но когда рыцарь Фред

  Львиная Доля занес над ним ржавый гвоздь, чтобы нацарапать на

  полированной поверхности капота один из рыцарских девизов,

  мерседес в ужасе сдался на милость победителя. Зажигание у него

  потухло и искра ушла в землю, чего раньше за ним не замечалось.

   В это время мимо как раз проезжал рыцарь Боб Дуб на Замке.

  Не слезая с коня он посмотрел на мерседес и даже хотел на него

  презрительно плюнуть сверху. Но Фред Львиная Доля об'яснил, что

  это теперь трофейный мерседес, что он предназначен для короля.

  Дуб на Замке взял мерседес на буксир, обмотав пленного веревками,

  посадил Львиную долю себе за спину и они поехали во дворец. Так и

  ехали с развернутыми красивыми боевыми знаменами, а мерседес с

  белым флагом и надписью мылом через все ветровое стекло:

   "МЕРСЕДЕС + БЕНЦ = КАПУТ".

Привратник за время трехдневного отсутствия Львиной Доли

  успел в десять раз поднять пошлину за ввоз в замок именно

  мерседесов. Фред Львиная Доля пытался об'яснить, что это не для

  продажи. Что это трофей для короля. Привратник сказал, что трофеи

  подлежат реституции, которая влечет дополнительное увеличение

  пощлины в два раза за незаконность ввоза и моральные угрызения,

  которым подвергается совесть привратников.

   Кроме того, в мерседесе каким-то образом оказался Бобин,

  который мирно спал на заднем сидении. Рыцарь печального образа

  несказанно обрадовался, увидев родную усатую физиономию, по

  которой соскучился за время подвигов. Но ввоз в замок животных

  без королевских прививок и карантина считался большой

  биологической угрозой королевству, поэтому за это надо было

  давать взятки особо и в валюте. Но и после этого никому из

  живущих не делалось исключения. Даже заморские послы должны были

  ставить прививки, чтобы приобрести дипломатический иммунитет.

   Рыцарь Боб Дуб на Замке сказал, что он приб'ет привратника

  одной левой вместе со всей прочей королевской охраной... Одичал

  неслезающий ветеран Боб Дуб на Замке, отстал от новой жизни и от

  новых порядков, чем на какое-то мгновение (но не более) озадачил

  привратника. Тогда привратник наградил его от имени короля

  медалью "За Участие". Благородный Боб Дуб на Замке резко

  помягчел, прекратил борьбу за справедливость, рявкнул "Виват,

  король!" и заспешил по своим делам, не слезая с боевого коня.

   А рыцарю Фреду Львиная Доля пришлось дополнительно выплатить

  штраф еще и за стоянку мерседеса в неположенном месте...

Кстати, после того, как рыцарь заплатил пошлину за ввоз кота

  на территорию королевского замка без прививки, и сделал эту

  чертову прививку себе вместо кота, тот исчез также незаметно и

  внезапно, как и появился.

  

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что от короля до вассала - один шаг

Королю мерседес понравился. Мерседес явно способствовал

  укреплению престижа, а может быть даже и обороноспособности.

  Первое лицо государства с мерседесом - это уже совсем не то, что

  первое лицо с запорожцем или первое лицо с каким-нибудь прыщем на

  носу. Тут совсем другой авторитет. К такому лицу уже так просто

  на козе не под'едешь. А это уже, что не говори, уважение! Поэтому

  король приказал немедленно выделить мерседесу в конюшне самое

  хорошее стойло и сделать там глубокую смотровую яму для высоких

  гостей. Чтобы водить их всех посмотреть на чудо снизу. Для

  специалистов и истинных ценителей вид снизу всегда был самым

  решающим...

   Тут же на капоте мерседеса король подписал Королевский Указ

  (это вам не что-нибудь просто так) считать Кэт благородной дамой,

  кем бы она не была на самом деле, за большие заслуги благородого

  от рождения жениха перед Отечеством по его нижайшей просьбе на

  высочайшее имя.

   Препятствий для женитьбы больше не было. Главное теперь в

  целости и сохранности довести Указ до дому и повесить в красном

  углу под знаменами. Такова процедура прохождения королевских

  указов... После этого Указ вступает в силу...

   И с этого момента Кэт становится благородной. А это дает

  большие преимущества:

   1) Благородную даму рыцарь должен приветствовать первым и

  пропускать вперед на культурные мероприятия.

   2) Благородная дама имеет право максимально олицетворять в

  меру своих сил. Особенно на балах.

   3) Благородной даме можно целовать руку.

   4) Благородной даме нельзя намекать, что она тощая.

   5) Благородную даму необходимо угощать сладким.

   6) Благородная незамужняя дама всегда имеет право захихикать

  первой.

   7) Благородная дама может иметь личного портного,

  парикмахра, лекаря и еще одного специалиста по собственному

  усмотрению.

   8) С просьбами о взаимности к благородной замужней даме

  можно обращаться только стоя на одном колене с правой рукой у

  сердца (слева).

   9) При внезапном визите в замок к замужней благородной даме

  необходимо сначала спеть серенаду.

   10) Именем благородной дамы можно называть только породистую

  лошадь. А из собак только болонок.

   11) Благородную даму не всеми словами можно обзывать даже

  при большом внутреннем волнении.

   12) Благородная дама имеет право быть сосватанной и выходить

  замуж с согласия ответственных лиц. Или без оного, при наличии

  истерики.

   13) На благородной даме можно жениться.

Фред Львиная Доля радовался свершившемуся и ненастойчиво

  пытался попутно решить с королем и другие накопившиеся вопросы, в

  связи с абсолютно централизованным управлением всеми частными

  случаями на местах. И с замком надо определиться и с японцем...

  Но король, сославшись на усталость после своей неожиданной победы

  на конкурсе красоты, сказал:

   - Мне сейчас только японцев и не хватает... Может еще

  немножко и китайцев...

   Действительно, на проведенном только что конкурсе красоты

  фавориток, где король, как известно, был спонсором, председателем

  жюри и еще кое-кем, совершенно неожиданно для всех и более, чем

  единогласно, первое место присудили самому Его Величеству,

  красота которого была признана неописуемой. Это создало целый ряд

  непредвиденных проблем. Королю пришлось не только вручать самому

  себе первый приз - импортную электроплойку для завивки, но и

  поцеловать при этом победителя в щечку...

   А потом, все прекрасно понимают, что значит такое бремя

  славы... такое бремя незаменимости... такое бремя любви... такое

  бремя ответственности... даже просто - такое бремя в чистом

  виде... Такие бремена в те времена приходилось нести вместе с

  короной королям (в среднем) единолично. Без отпусков и первых

  заместителей. А это ой как не просто - постоянно думать о бремени

  и о себе! Тем более, что наследственно короли как на подбор

  отличались щуплым телосложением и малюсеньким ростом, то есть

  лилипутским размером, прозванным в простонародьи king size. А

  бремя всегда было большого размера. И тяжелое.

   Чистой воды бременем была и последовавшая пресс-конференция

  "по итогам и перспективам" для корреспондентов от ведущих

  иностранных дворов и эксклюзивное интервью для корреспондента со

  двора пусть и постоялого, но от самой, между прочим, популярной

  газетенки...

   Что из себя представляют журналисты - об'яснять не надо.

  Журналисты - это либо вышедшие в тираж писатели, либо писатели

  так в него и не вошедшие... Тем, кто про тираж не знает,

  об'яснять бесполезно, где у него там входят-выходят... Но даже

  среди журналистов есть класс изгоев - репортеры... Короче, именно

  эта публика и собралась, чтобы задать скучные вопросы, ответы на

  которые должны быть еще скучнее (поэтому здесь не приводятся):

   - Кем мечтаете работать после этой блестящей победы?

   - Трудно ли Вам быть таким красивой?

   - Ваши планы на замужество? (репортера срочно перевели в

  отдел "Семейные вечера одиноких читателей")

   - Есть ли у вас друг? Или еще ждете свою судьбу? (этого

  репортера срочно туда же, но в другой газете)

   - Какое место занимает конкурс красоты в развитии дружбы и

  сотрудничества между королевствами всех стран?

   - Должен ли распространяться на королей стандарт 90-60-90?

  (репортер будет уволен)

   - Теоретический вопрос по красоте. А красиво ли задерживать

  зарплату младшей уборщице дворца бабушке Анжелике? (репортер уже

  уволен)

   - Если родите мальчика, то в честь кого назовете? (репортера

  неожиданно поощрили)

   - В каких конкурсах планируете победить в ближайшее время?

   - Будет ли фуршет после пресс-конференции, как обещали?

   - Чем обеспечивалось похвальное единодушее жюри? (ответ не

  был опубликован при жизни автора)

   - Первое место - это ваш предел или лишь стимул для

  дальнейшего творчества?

   - Так будет ли обещанный фуршет после пресс-конференции?

   - ...

Какие уж тут японцы!

Указ о переводе милой Кэт в благородные дамы - не так мало

  на первый раз. Надо набраться терпения и все остальное со

  временем тоже решится. С королем просто надо работать. Это не

  значит, что сам король дожен работать, упаси Бог! Этим просто

  надо серьезно с ним заниматься, чтобы иметь возможность сказать,

  что король "подумали и решили"... Для этого при королях и шуты

  существуют, которые лоббируют разумное доброе вечное.

   Монархия - возможно не самый лучший способ организации

  общества, но ничего лучше не придумано человечеством без царя в

  голове. Однако природный инстинкт подсказывает, что когда правит

  один, то при всем желании он имеет ограниченные возможность

  загребать себе все потребности. А при коллективном управлении

  возможности ограничить руководство потребностями невозможно,

  поскольку возникает механизм соревования, "а я что, рыжий?". Так

  что лучше одного правителя может быть только их ноль. Но это уже

  опасное вольнодумство. Это еще древние римские императоры знали,

  поэтому ликвидировали ноль в своей римской системе, как цифру. А

  нет нуля - нет и соблазна...

   Рыцарь печального образа Фред Львиная Доля всегда старался

  держаться подальше от большой политики, поэтому поспешил покинуть

  королевский замок, пока там не начался какой-нибудь очередной

  конкурс или что похуже. Он купил по случаю нового боевого коня

  вместо павшего в неравной схватке с превосходящими лошадинными

  силами мерседеса. Правда продавцом коня был цыган, но зато конь

  был дешевый, и из двух зол приходилось выбирать меньшее. Цыган

  рыцарю не был нужен ни за какие деньги. Поэтому купил дешевого

  коня. Да на дорогостоящего нового боевого друга уже и денег с

  собой не было. Какой дурак таскает с собой на поясе большие

  деньги, чтобы ни с того ни с сего купить нового коня...

   Конь так рванул с места в карьер, что внимательно смотревшие

  вслед молодому неженатому рыцарю дворцовые дамы, находившиеся на

  послеобеденном отдыхе кто где, вздохнули с завистью. Чему

  конкретно они позавидовали, сказать трудно, поскольку чему они

  только от безделья не завидовали...

   А особенно-то тут завидовать было нечему, поскольку конь

  быстро сдох прямо на начальном отрезке трассы, едва войдя в

  первые же плотные лесные слои. Сдох не фигурально, в смысле

  потери резвости, а самым естественным образом с отбрасыванием

  копыт, оставив рыцаря наедине с седлом, уздечкой и уплывавшим в

  туманную даль возможным счастьем в личной жизни.

   Только это и надо было десяткам диких вассалов, которых в

  окружающем леске было много десятков десятков. Дикие вассалы не

  могли мыслить себя вне коллектива, поэтому и считались сразу

  десятками. Это позволило на порядок (т.е. в десять раз) увеличить

  моральное и физическое воздействие на одинокого рыцаря при

  пленении.

   Удача во все века приходит к достойным. Достойным самой

  высшей меры или высшей же похвалы. Вот удача к достойным вассалам

  и пришла в виде очередного спешившегося рыцаря, сразу

  поступившего к ним на баланс в виде чистой прибыли...

   Вся вассальская экономика была теневой из-за дремучести

  лесов. Это давало беспросветные преимущества, что в свою очередь

  обеспечивало стабильные доходы и быстрый рост всех разновидностей

  вассальства.

   Они также работали над вопросом придания диким вассалам

  официального статуса юридически домашних и выдвижением своего

  громогласного вождя в члены Королевского Совета с решающим все

  абсолютно голосом.

   А один из вассалов в законе уже готовился занять должность

  Главного Казначея королевства, которую они планировали сделать

  вакантной не позже осени...

   Но как и повсюду не обходилось без проблем.

   Главной проблемой всегда была нетранзитивность вассальского

  движения (вассал моего вассала - не мой вассал). Лучшие хорошо

  оплачиваемые вассальские умы думали о том, как преодолеть это

  препятствие на пути к всеобщему порядку на фундаментальном

  теоретическом уровне. Основной причиной главной проблемы всегда

  было свободословие (мой вассал - немой вассал). А важнейшей

  задачей в связи с решением главной проблемы, порожденной основной

  причиной, была всеобщая консолидация (вассалы - об'единяйтесь).

  Вожди были уверены, что целенаправленные волевые усилия больших

  вассальских масс позволят успешно преодолеть любые законы природы

  даже на уровне махрового материализма. Даже в отдельно взятом

  лесу. Даже без основных предпосылок и основных составных частей.

  Они неусыпно работали над этим в многочисленных комиссиях,

  поднимали на это дело широкие вассальские массы, которым было

  нечего терять...

   Поэтому они совсем даже не собирались есть рыцаря в

  ближайший ужин.

  

ГЛАВА ЧЕТВРНАДЦАТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что не было бы счастья, да несчастье помогло

Пока вассалы думали, что с рыцарем сделать лучше всего, его

  привязали к дереву в самом темном месте леса, чтобы лишить

  собственной инициативы в решении судьбы. Самым темным местом леса

  называлось такое место, где можно было даже проявлять фотопленку

  не боясь за последствия. "Можно", не значит, что там уже во всю

  занимались художественной фотографией - всему свое время. И

  насчет "без последствий" можно трактовать широко... Еще не

  известно, всякая ли проявляемая на пленке натура допустима

  идеологически. Ясно, что в жизни не всякая натура допустима

  вообще! До решения этого вопроса высшими заинтересованными

  инстанциями фотографам на вассальщине делать нечего... Зато

  раскрашенные луком и свеклой картинки, лихо изображавшие бойких

  вассалок с орудиями труда и спорта в руках, которыми

  приторговывали на ярмарках отмороженные вассалы, вполне

  вписывались в понятие жизнеутверждающего вассальского реализма

  (вассализма).

   Но сейчас разговор об искусстве увел бы далеко от дерева, к

  которому приязали благородного рыцаря Фреда Львиная Доля, обобрав

  предварительно до последней нитки и заклепки. Уздечку с седлом

  вассалы забрали и передали в музей расцвета вассальского ремесла,

  а Королевский Указ о производстве Кэт в благородные, обнаруженный

  совсем рядом с горячим сердцем рыцаря, варвары изорвали в клочья

  прямо на его глазах, а подпись короля даже с'ели... Просто так,

  чтоб знал на будущее...

   (Но у потерявших королевский Указ не было будущего!).

Для выполнения всех своих желаний вассалам бы надо

  переловить всех жителей королевства, к чему они, впрочем, и

  стремились. Но пока это было в перспективе. Поэтому перед лицом

  дефицита различные проекты наиболее рационального использования

  очередного пойманного рыцаря боролись между собой. Порой такое

  применение новичкам придумывали, что в последующем и

  расплодившиеся фантасты придумать не могли. Даже описывая

  восстание неисправных роботов.

   Вассал вообще на выдумку хитер, чтобы только не работать.

  Поэтому робот его и не догонит в сообразительности. У робота нет

  мотивации - это общеизвестно... Хотелось бы надеятся, что и не

  будет...

   Очень, например, хотелось вассалам, чтобы кто-то ночью в

  лесу охранял их глубокий сон от налетов комаров, поскольку к

  храпу местные комары уже приноровились и в массе своей не

  боялись... Один ранее пойманный рыцарь-самоучка придумал по

  вассальскому заказу специальную мазь. Если человека ею намазать,

  все комары на него бросаются, как мухи на мед. А мирно спящих

  ненамазанных вассалов тогда оставляют в покое.

   Испытания чудесного препарата провели на самом изобретателе.

  Результат превзошел все ожидания, но изобретатель от этого

  скончался... А мазь после него осталась. Так что требовался новый

  живой отвлекатель комаров.

   Еще вассалам временами досаждали в лесу медведи. Их было

  меньше, чем комаров, но зато они кусали больнее. Препарат

  ориентированный на привлечение медведей также был разработан,

  полностью готов к употреблению и только ждал случая, чтобы быть

  на кого-то намазанным...

   Можно было использовать вновь прибывших и для добывания

  меда. Тут и препарат придумывать не надо. Просто человек

  обмазывается медом и бежит по лесу изо всех сил. Только к речке

  его нельзя подпускать, чтобы не сорвать процесс. Пчелы за ним. А

  мед из их ульев хоть голыми руками бери и ешь... Или жри. Как

  понравится...

   Еще вассалам не хватало хлеба и зрелищ. Поэтому существовала

  не проверенная до конца интересная мысль - пристроить одного

  пленного человечка на замес теста. Рецепт здесь простой.

  Бросается человечек в глубокий чан с тестом. Человечек начинает

  усиленно работать ручками и ножками, доставляя тем самым

  посильное удовольствие зрителям. Если он в конце-концов крепко

  замесит тесто, то по нему же и выберется из чана до следующего

  раза. А если не сможет крепко замесить - будет в этот день у

  вассалов вместо хлеба на обед большой пирожок типа хот-дог.

   Правда с мукой были сложности. Натуральная мука произростала

  только в деревнях у крестьян. Но пряталась раньше, чем

  отнималась. А вассальская народная мука из сушеных кузнечиков

  требовала иной технологии приготовления теста, хотя получаемый в

  результате хлеб это не спасало...

   Прорабатывалась и другая интересная мысль. Пойманого рыцаря

  бросают в большой чан с молоком и вертикальными стенками (садисты

  предлагали прямо в латах). Рыцарь начинает взбивать молоко руками

  и ногами, доставляя посильное удовольствие наблюдающим

  зрителям...

   Только и с молоком была проблема, поскольку обычно пленных

  коров с'едали до начала первой утреней дойки.

   Очень много планов было по расширению всяческих шахт для

  добычи разнообразных полезных ископаемых, которые могут сказочно

  обогатить вассалов. Нагора поднимали только полезные ископаемые,

  что заметно повышало обобщенную производительность труда,

  несмотря на прохладное отношение к работе живущих в этих шахтах

  на постоянной основе бывших благородных рыцарей...

   Так что пойманных славных рыцарей вассалы не только ели, как

  внушают устаревшие стереотипы, они их стремились очень

  разнообразно использовать. Вассалы вообще не были людоедами -

  просто тяжелые условия жизни приучили их питаться любой дрянью...

Не успел рыцарь и нескольких часов отстоять в темном месте у

  дерева, как к нему подполз один старик из вассалов и принялся из

  кустов причитать:

   - Славный рыцарь Честь и Достоинство! Благородный и

  достойнейший! Я тебя сразу узнал! Это ты сам или твой сын? Если

  это ты сам, то вы совсем не изменились! Если ты его сын, то ты

  вылитый он!

   - Я не я, а его сын! Это при условии, если я стал Львиной

  Долей в результате переименования Честь и Достоинство... -

  ответил рыцарь,- А с вами не имею чести быть знакомым! С

  вассалами вообще связей, меня порочащих, до последнего времени не

  имел, а потому - не привлекался...

   Оказалось, что это старый слуга Вилли-меньшой рыцаря Вильяма

  Большая Ставка, который был захвачен в плен и обращен в

  вассальство, когда рыцарь Большая Ставка как раз увлеченно играл

  в очень азартные игры с нехорошим Карабасом. Оказалось, что

  Большая Ставка в те далекие времена так увлекся игрой, что даже

  не заметил, как на замок напали вассалы... Собственно, в тот раз

  вассалы напали не на весь замок, а только на винный погреб, где

  случайно в этот момент с ознакомительной целью находился

  Вилли-меньшой. Они взяли Вилли-меньшого в плен вместе с

  несколькими бочками вина и укатили это все к себе в лес.

   В лесу они обратили Вилли-меньшого в вассальство против его

  воли, сказав, что все там будем, если успеем. Но он не сразу

  обратился в вассальсто. Через некоторое время он пытался бежать,

  но прибежав обратно в замок, не обнаружил там благороднейшего

  рыцаря Вильяма Большая Ставка. Более того, на воротах замка была

  повешена табличка: "Собственность короля. Охраняется законом и

  злыми собаками."

   Насчет закона неизвестно, но когда он попытался разузнать

  что-нибудь про своего хозяина, новые охранники замка, настоящие

  собаки, сильно его побили, сказав что не потерпят рядом с

  режимным об'ектом неизвестных шпионов... Потом, догнав его уже за

  пригорком, еще немного ему напинали и изорвали в клочья любимый

  томик Гомера, который он всегда носил с собой.

   После этого Вилли-меньшой добровольно вернулся к диким

  вассалам и окончательно принял их вассальскую идеологию, правда,

  без параграфа "О вынужденном ответном людоедстве".

   Он знал отца рыцаря, на которого тот был похож как две капли

  воды. В те времена Рыцари Вильям Большая Ставки и Джон Честь и

  Достоинство дружили замками, когда это позволяла боевая

  обстановка. Вилли-меньшой часто бывал на гостеприимной кухне

  замка Джона Честь и Достоинство, а с кухни всегда все хорошо

  видно и слышно. Иногда он видел рыцарей даже без военной формы в

  натуральном виде. Поэтому он хорошо знал самого рыцаря Джона

  Честь и Достоинство и его сына, который питал слабость к кухне.

   Не имея своих дитей из-за частых боевых ранений и имея на

  почве хронических азартных игр бездетного хозяина, Вилли-меньшой

  при каждом удобном случае брал на колени маленького сына рыцаря

  Джона и рассказывал ему старинные народные сказки со страшилками

  для воспитания мужества. Или красочно расписывал ему свои

  наиболее удачные битвы, что было еще душещипательней. Сынишка

  рыцаря замирал от восторга, повизгивал и обильнно писал со страху

  прямо сквозь свои детские латы на его широкие колени... Это так

  приятно вспоминать! Больше Вилли-меньшой уже никогда не был так

  счастлив.

   В лесу ему уже не удалось обзавестись собственными детьми...

   Слово за слово, они договорились устроить побег. Чтобы не

  откладывать хорошее дело в долгий ящик, решили бежать в первую же

  ночь. Тем более, что ночью в самом темном месте леса темнее

  темного и никто вообще ничего не увидит, пока не рассветет и не

  рассеется утренний туман.

   Чтобы в такой темноте убежать друг с другом, а не с кем-то

  другим, они договорились о пароле "Стой, кто идет?" и отзыве "Это

  я, Вилли-меньшой!"

В самое темное время ночи, когда рыцарь услышал около себя

  шерохи, он сказал шепотом:

   - Стой, кто идет?

   В ответ он услышал громкое "Meow!", что не соответствовало

  правильному ответу даже в вольном переводе. Бобин, появившийся

  неизвестно откуда, чуть не сорвал побег, поскольку это он заорал,

  когда подкрадывавшийся к дереву Вилли-меньшой в темноте наступил

  ему на хвост. Делать Бобину здесь было соваершенно нечего,

  поэтому он и исчез, не причив больше никакого вреда начинавшемуся

  побегу...

   Вилли-меньшой, который ориентировался в лесах днем и ночью,

  уверенно держал путь. Когда они добрались до бывшего замка

  Карабаса, и рыцарь спросил, почему Вилли-меньшой именно к этому

  замку решил выбираться, то Вилли-меньшой об'яснил, что это и есть

  замок благородного рыцаря Честь и Достоинство, то есть его

  настоящее родовое гнездо (а куда же еще он хотел выбраться?).

  Хотя узнал Вилли-меньшой замок с немалым трудом. И не из-за

  внешних изменений, а прежде всего из за внутреннего содержания и

  свежерасцветшего самурайского духа. Оказалось, что японец,

  который должен был сидеть тихо в плену до решения его судьбы

  королем, проявил жуткую активность, помноженную на фанатичное

  трудолюбие.

   Теперь в главном дворе замка был создан методом японской

  народной стройки сад камней и воины регулярно медитировали, сидя

  по периметру этого сада и глядя на притащенные с ближайшей

  каменоломни большие куски породы. Вместо одного из камней стоял

  тот самый призовой SAMSUNG (японец настаивал на замене его

  PANASONIC-ом, но такого у Львиной Доли не было), который воины

  притащили, не поленились, аж из замка Львиной Доли. Телевизор был

  подключен, естественно, к коллективной антенне...

   В бочках вместо пива хранили свежезаваренный чай... Все

  постоянно кланялись. Особенно раздражало то, что служанки теперь

  начинали быстренько семенить ножками, когда им говорили "И чтоб

  мне бегом!". А за каждым углом замка рыцаря поджидала икебана.

  Счастливые замковые пацаны бегали по уши в синяках от каратэ.

  Были и другие сюрпризы.

   - Так значит это мой замок! А я Честь и Достоинство, а не

  Львиная Доля! Вот оно как! Как это доказать!? Ты-то не можешь

  быть доказательством, скорее наоборот... Через вашего брата

  вассала идут в королевство одни происки...

   Когда Вилли-меньшой увидел ларец, который рыцарь,

  отправляясь к королю, оставил под особой охраной, он даже

  затрепетал.

   - Это знаменитый ларец моего благородного хозяина - рыцаря

  Большая Ставка. Он его в бусурманской Японии выиграл. Как он к

  тебе попал?

   - С детства стоял на камине в том замке, который оказывается

  не мой. Пока японец не покусился...

Вилли-меньшой знал многое и, в отличие от официальных

  граждан королевства, которые умудрялись знать про сегодняшний

  день не то, что видели вокруг, а то, что официально следовало

  видеть и запоминать, помнил многое из новейшей истории, не говоря

  уже о тайнах. Но вопросов у него было еще больше.

  

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что королевский шут - персона планетарная

Королевство тех славных времен, несмотря на смехотворные

  размеры, никак не возможно было сравнить с большой деревней. Куда

  там! Информация внутри королевства почти не циркулировала. А если

  и циркулировала, то преимущественно ошибочная, называемая в

  компетентных органанах дезинформацией. Часто то, что происходило

  на одном краю королевства, не было известно даже на этом же самом

  краю королевства. Более того, один край часто просто не

  подозревал о существовании в королевстве еще какого-то другого

  края.

   Это было очень удобно королевскому двору, который считал

  себя информационно-аналитическим центром и даже немножко

  генератором идей с элементами мозгового штурма, поскольку

  постоянно создавал основу и многочисленные поводы для сплетен и

  доносов. Часто весьма успешных.

   Но писать в таких условиях Историю было чистым наказанием.

  Если не сожгут на костре за умение писать, то сам в конце-концов

  удавишься из-за отсутствия правдивой информации, из-за чувства

  неловкости перед будущими поколениями прилежных учащихся.

  Особенно неловко обманывать доверчивых и пылких девочек-отличниц.

   А вассалы, как и положено оппозиции, знали про королевство

  почти всю правду. Это их дополнительно ожесточало.

   Вилли-меньшой, как бывший вассал, хорошо знал веселенькую

  историю о том, что в результате подлянки Карабаса рыцарь Джон

  Честь и Достоинство - папа Львиной Доли (Львиная Доля в то время

  тоже был не Львиной Долей, а маленьким сопливеньким Честью и

  Достоинством, даже не подозревая об этом) насильственно был

  переименован старым королем-маразматиком в Львиную Долю-старшего.

  А замок его припахал себе Карабас, на которого, кстати, у

  вассалов всех стран был отдельный зуб.

   Король Львиной Доле пожаловал другой замок уже за другие

  заслуги из своего фонда. Но все, кроме благородного рыцарства,

  знали, что и за этим новым замком стоят какие-то темные дела того

  же Карабаса... Вообще в королевский Фонд Имущества так просто

  ничего не попадало. Для этого кому-нибудь надо обязательно

  отрубить голову. Причем непременно отрубить, а не просто так, ибо

  имущество соженного, утопленного или камнями забитого грешника -

  законная добыча Службы Главной Хиромантии.

   Поэтому благородное рыцарство, у которого голова была пока

  на плечах, а при дворе только такое и собиралось, решило, что

  значит так тому и быть. Значит так тому и было. Значит так тому и

  будет... В конце-концов, значит так тому и надо... И, да,

  виват, король!

   Благородное рыцарство абсолютно ни о чем не догадывалось в

  силу давно выработанного и закаленного в ратных подвигах

  вышеупомянутого безусловного рефлекса. Король имел право, наломав

  дров, потом передумать и наломать дров в противоположном

  историческом направлении. При таком раскладе дров История

  временно приобретала форму кольца Мебиуса. Кольца Мебиуса - это

  бантики на наряде капризной дамы Истории, так однажды остроумно

  выразился королевский Шут, показав при этом язык королю... Все

  очень смеялись, начиная, разумеется, с короля.

   Вот такую неофициальную быль рассказал Вилли-меньшой.

   Разобравшись окончательно, кто его настоящие потомки и где

  его настоящий родовой замок, в котором, кстати, он в настоящее

  время и находился, рыцарь восхищенно осмотривался вокруг и

  окончательно впал в депрессию, поскольку настоящее счастье было

  так близко...

   ...А что теперь делать с юридическим благородством Кэт,

  фактическое благородство которой просто невозможно описать. И со

  своей собственной женитьбой что теперь станет? Вернуться к королю

  и сказать, что Указ Его Величества, который рыцарь должен был

  хранить как зеницу ока в рыцарском зале под знаменами,

  превратился в клочки бумаги, а подпись вообще с'едена - это

  тянуло на смертный приговор за предательство с конфискацией.

   А не признаться не позволяла честь, о которой рыцарь имел

  очень несовременные представления, как и многие его предки,

  которые были досрочно казнены в свое время. Только благодаря чуду

  и неистребимым до конца чести и достоинству его род периодически

  возрождался вопреки здравому смыслу...

   Так что не о женитьбе здесь уже речь, а о вариантах

  достойной смерти по генетическим показаниям. Чтобы не было стыдно

  перед потомками, которыми он даже не успел обзавестись из-за

  непрерывных ратных подвигов, совершавшихся на стороне, вдали от

  родных насиженных мест...

   Некоторые могут подумать, что история с казнью за потерю

  Указа надуманная. И будут правы. Действительно, думали-думали в

  былые времена короли, как повысить собираемость налогов без

  увеличения базы и надумали всяких наказаний с конфискациями... А

  чего им, королям, стесняться! Феодально-фискальный строй...

   Тут бывший правофланговый шестнадцатой боевой десятки диких

  вассалов, а теперь снова Вилли-меньшой, который, как и положено

  дикому вассалу, обладал удивительной сообразительностью дворняги,

  сказал:

   - Помереть с честью и дурак может. Но девица-то вдовой

  останется. А для девиц это похуже смерти... Честь - штука

  многоаспектная... Это тебе не копьем в лесу размахивать. Так что

  плюнь на дурацкие условности... Единственный способ спасти

  ситуацию, и голову, и честь по-рыцарски - это найти подход к

  королевскому Шуту. Не знаю, сколько он берет в лапу - про него

  много странного говорят, но именно он принимает большинство

  важнейших решений вместо этих нарядных кукол, передающих друг

  другу корону.

   За оскорбительное описание Его Величества рыцарь чуть не

  разрубил бывшего вассала на две части. Но сдержался и оставил его

  целиком, как тот был. Тем более, что Вилли-меньшой не сказал же

  прямо, что именно короля он обозвал куклой... Да и трудно

  человеку сразу при выходе из темного леса избавиться от

  вассальских выражений...

   Вообще-то вассалов в королевстве практически в то время ни у

  кого и не было. Про любого спроси - услышишь: "Не мой вассал!". А

  на нет и суда нет. Поэтому, если вассалов в расчет вообще не

  брать, то в королевстве правду знал только один человек - Шут.

  Стало даже поговоркой: "Шут его знает!..". А знал он

  действительно больше, чем все вассалы вместе взятые в плен. Тем

  более, что на допросах они молчали... Как вассссалы.

   Шут знал, что Земля, например, круглая. Но важнее то, что он

  знал, когда этой хохмой можно позабавить короля и его двор, чтобы

  и на костер не попасть, да и форме Земли не нанести ущерба.

   Шут знал про квадрат гипотенузы и про молекулу ДНК... Знал

  про Америку и мечал там побывать. Он обожал импрессионизм и сам

  тайком этим течением в меру способностей баловался... Он мылом

  смывал с рук многочисленных микробов перед едой... Он вообще

  делал много странного. Поэтому шутовство было единственной

  возможной для него формой существования на службе уже у третьего

  подряд короля... Тем более, что вне службы он был хорошим

  дедушкой своих внуков.

Рыцарь снова ринулся в королевский дворец почти сломя

  голову... Но новый конь несмотря на это прискакал куда надо.

   А во дворце был очередной приемный день. Тьма расфранченного

  народу. Молодой король при полном дворе незаметно щекотал за

  самые уязвимые места совсем новую фаворитку, а она громко

  взвизгивала, чтобы все это обязательно заметили. И немедленно...

  Шут сидел рядом, щелкал с независимым видом семечки и плевал

  шелухой в проходивших мимо придворных, которые услужливо

  хихикали. Короче, всем было очень весело и средневеково.

   Шут повернулся к королю и спросил:

   - Ваше Величество, чем, например, ты отличаешься от осла?

   - Не знаю... Подскажи! - спросил король, готовый засмеяться.

   - Да нет, я-то тем более не знаю... - ответил шут.

   Как всегда после таких шуток двор на мгновение замер. Но

  король, решив для себя, что казнью шута не стоит портить бал,

  пока что засмеялся... Тогда двор облегченно вздохнул и тоже

  услужливо засмеялся, что особенно взбесило короля. Король решил,

  что двор он тем более казнит, и даже несколько раньше Шута... А

  пока об'явил танцы!

   Кроссворды и игра в слова надоели. Анекдоты про то, как

  рыцарь неожиданно возвращается из крестового похода, уже

  приелись. Приелись и анекдоты про тещу, про ежика, про рыцаря

  Ржевского. Новых, увы, не было, поэтому все чаще при таких

  больших и благородных скоплениях народа танцевали под музыку.

   Шут обязательно при сем присутствовал, хотя ему все было

  пофиг. А рыцарю сегодня было совсем не пофиг... В экстремальных

  ситуациях в нем просыпалось эксцентричное начало, что помогало

  даже в жестких турнирах с большим призовым фондом... Он несколько

  раз безуспешно попытался заговорить с Шутом, но вскоре плюнул,

  поскольку Шут не обращал внимания. Он в прямом смысле плюнул в

  шута шелухой от семечек, целую горсть которых взял прямо у него

  же из шутовского колпака, в котором тот их принес на танцы. Не

  то, чтобы Шуту это понравилось, но он понял, что рыцарь имеет

  серьезные намерения и нестандартно это выражает... Поэтому Шут

  отвлекся от своих грустных мыслей.

   - Чо надо? Поговорить што ли хоцца? - спросил Шут.

   - Безотлагательно.

   - Так валяй.

   - Конфиденциально.

   - Больше одного-то слова за раз сказать можешь?

   - Могу.

   - Тогда пошли в тронный зал. Там никто пока не пляшет.

   Шут с усталым видом сел на трон, продолжая щелкать семечки,

  а рыцарь рассказал о своей трагедии с благородством Кэт и

  уничтоженным вассалами Указом.

   - Ты прав, многие потеряли головы при нашем славном

  предыдущем правителе за утерю Королевских Указов и сопутствующей

  бдительности. Большой доход это принесло казне. Дело житейское...

  Нынешний, хоть и молод, но еще более крут. Тут уж ничего не

  поделаешь - он еще ниже ростом предыдущего. Да и бюджетные

  проблемы, сам понимаешь...

   - Ты не смотри, что я рыцарь. Я хорошо заплачу за помощь.

   - Денег у тебя не хватит. Да и не нужны мне эти погремушки.

  Но могу помочь. Моя цена - тринадцать свежих анекдотов... Извини,

  но самого приперли...

   - Не понял.

   - Поймешь, если целоваться головой захочешь. А не другим

  местом... Анекдот - он и при мадридском дворе анекдот! А мне

  позарез надо тринадцать... А то я тебе помочь не смогу, поскольку

  мне самому помогать надо будет...

   - Где среди благородных рыцарей анекдоты найдешь?.. Среди

  рыцарей лишь военные анекдоты с бородой и выражениями... Как

  начнут по сотому разу "здесь вам не тут..." - убить хочется без

  боя. Но ни одного свежего анекдота в честном бою пока добыть не

  удалось. Один, правда, пытался что-то смешное перед смерью

  рассказать, но не успел... Хотя призы, надо сказать, на турнирах

  нынче пошли - вот уж чистый анекдот. Хоть уходи из

  профессионалов...

   - Какой дурак анекдоты в бою с оружием в руках добывает?!

   - А какой дурак с ножом у горла?!

   - Дело твое.

   - Понимаю, что мое... Но это несерьезно.

   - А своя голова на своих плечах - это серьезно?.. Или иди

  прямиком к королю каяться... А без головы уже и серьезный вид не

  изобразишь... Нет такой возможности у безголовых... Короче, сроку

  тебе три дня... Скачи отсюда...

Шут остался во дворце в мелонхолии. Он помнил папу рыцаря

  Честь и Достоинство, он помнил историю с переименованием в

  Львиную Долю. Много, что помнил. Cмотреть вблизи на собачью жизнь

  рыцарей мало радости, но из памяти не выкинешь... Что эти

  несчастные рыцари сквозь свои забрала в жизни видят... Это потом

  им ореол приделают. Перья на шлемах красочно распишут в

  романах...

   Шут был вынужден заниматься странным вымогательством.

  Вынужден. Сам в критическом положении. Он задолжал не

  кому-нибудь, а пришельцам. Как не смешно - анекдоты задолжал.

  Только это совсем не смешно. А это долг чести. Чреват вселенскими

  катаклизмами...

   И для внутреннего употребления анекдоты он все исчерпал,

  сделав в былые времена на них, благодаря пришельцам, блестящую

  шутовскую карьеру... Но иссяк... Теперь приходилось повторяться

  по третьему разу, а это грозило полной потерей позиций и

  головы. Вон и король к нему стал пристальней присматриваться...

...Повадились на землю пришельцы. Его, тогда еще начинающего

  королевского шута, пришельцы контактером выбрали, предварительно

  проверив IQ всех подданных королевства. Ничего себе шуточки! Но

  Шут оказался действительно смышленым. Они от него узнали не

  меньше, чем он от них. Это только обывателю кажется, что будущее

  понять труднее, чем прошлое. Прошлое понять труднее, поскольку в

  нем случилось много иррационального и непоправимого... Понять

  происшедшие жизненные несуразицы разумом невозможно... В них

  можно только верить... Он помогал пришельцам в научных

  исследованиях, даже сам написал пару научных статей в их толстый

  журнал: "О различии в понимании королевских шуток у вассалов и

  благородных рыцарей" и "О смысле жизни на Земле в создавшихся

  условиях"...

   Большую часть анекдотов на землю пришельцы завезли в

  качестве гуманитарной помощи... Безвозмездно... Для общего

  развития серого земного вещества в целом... От Всемирного Разума

  с любовью!... Но у нас не напрасно говорят бывалые люди, что

  бесплатный сыр только в мышеловке...

   До этого анекдотов на земле практически не было, кроме

  военных, но очень несмешных, и про секс, но очень неудачных.

  Поэтому земляне смеялись больше над щекоткой и кривыми рожами или

  шутками типа: вместо стула сел на наконечник стрелы,

  поскользнувшись на луковке; и морду себе разбил...

   Анекдотов пришелцы привезли тысячи. Шут приспосабливал их к

  местным условиям и развлекал утонченную публику.

   Например, у пришельцев в анекдоте про то, как интриллигатор

  аннигулякнул себе гравишлеппера вместо валяйзеру, а потом

  мутантюпнулся полный вакцинюк...

   А для Земли надо про то, как благородный рыцарь случайно

  выпил какой-то дряни за ужином, а потом проснулся победителем не

  на том турнире, к которому вместе с тренером долго готовился...

   Кроме анекдотов пришельцы много диковинного рассказывали и

  даже дивным образом показывали. Пересказать - никто не поверит, а

  рассказчику уж без костра тогда и просто не обойтись.

   Только заикнись о том, например, что где-то во вселенной

  можно спокойно обругать человека с расстояния, с которого он тебе

  даже стрелой ответить не может, или скажи, что можно пиво в нашей

  галактике в железных банках хранить - и вполне достаточно этой

  ереси для костра среднего размера.

   Но пришельцы это хорошо понимали, поэтому преимущественно

  общались с Шутом не вызывая нездоровых вопросов окружающих,

  например во время дворцовых маскарадов. Их прямо так на маскараде

  и об'являли: "Пришельцы с Великой Клопусигмы со спруньками".

  Впрочем и без спрунек они эффектно смотрелись. Их костюм однажды

  получил первый приз. Король хотел одного из них даже пощекотать.

  Но все обошлось благодаря корректно продемонстрированному

  почтенной публике телекинезу...

   Так вот, научил Шут на свою голову пришельцев в карты

  играть. Благое было намерение - скучно пришельцам бывало, однако.

  Как вынырнут из гиперпространства, смотреть на них без слез

  невозможно. Сколько они там в тоске и одиночестве мыкаются! Сами

  признаются, что в гиперпространстве нет не только ничего, но и

  ничего там тоже нет. Это просто ужасно...

   А картишки их хорошо взбадривали. Они теперь даже умышленно

  гиперпространство искривляли с помощью небольших диверсий, чтобы

  на Земле вынырнуть, сыграть пару раз, а потом дальше занырнуть.

  Земля оказалась единственным местом во вселенной, где

  исторический процесс дошел до картишек. Во всех других местах до

  них не додумались, более того, они там везде были своевременно

  строго запрещены законом.

   Но без интереса в карты играть невозможно. Без интереса

  играть - это все равно, что (далее следует сравнение с

  предосудительным времяпровождением, сформулированное в еще более

  предосудительной форме). Но представления об интересе у рыцарей и

  пришельцев оказались совсем различными. Поэтому играли на

  анекдоты.

   Анекдоты - это тугрики межгалактических расчетов. Говорить о

  более традиционной валюте в масштабах вселенной - кур смешить.

  Нету ее там! Сами посудите!.. Из-за этого, между прочим, чуть

  было вообще не рухнуло межгалактическое сотрудничество. Не было

  смысла ни дружить, ни воевать, ни торговать. Любить смысл может и

  был, но это редко удавалось практически и физиологически... А за

  каким лешим еще в дальний космос соваться?! Любопытства ради?

  Верно! Так вот в сфере любопытства анекдоты - самая

  концентрированная субстанция!

   Золотом во вселенной не удивишь. Одно слово - презренный

  металл! Во вселенной с помощью "философского камня" (только он

  мудренее называется) пришельцы этого самого золота сколько надо

  делают. И еды делают - обожраться можно... А вот анекдоты так не

  изготовишь. Так что анекдоты очень ценят в нашей галактике и в

  других тем более. Чем ближе к центру вселенной, тем больше ценят.

  Там, между прочим, уж совсем не до смеху, когда ворочают такими

  капиталами, какими там ворочают. Там может уже и вселенский

  криминал... Но, как говорят, "хорошие анекдоты не пахнут"...

   Так вот о картишках. Сначала Шут здорово преуспел -

  пришельцы уже выкладывали на кон анекдоты из последних личных

  запасов, хотя играли по одной десятой части анекдота (иногда это

  три буквы). Но быстро поднаучились. Дураков в другие миры не

  посылают. Дураков посылают обычно в пределах планеты... Так вот

  мало того, что пришельцы лобастенькие, они еще и свои

  дополнительные полушаря к игре подключили. Оказалось, что они

  дополнительными полушариями не только сидят на стуле, но и

  думают. Этим и взяли... А внешне так на рыцарей похожи... Но

  четыре думающих полушария в два раза больше, чем два.

   В конечном счете Шут продулся в пух и прах. И теперь на нем

  висел долг чести в тринадцать анекдотов, которые он должен

  "вернуть", причем поровну в три разные галактики (сам он был

  четвертым) при их следующих визитах. А визиты-то уже на носу... А

  с анекдотами в открытом космосе не шутят. Ой как не шутят!..

   Это только на первый взгляд все там только и делают, что

  улыбаются... Ясное дело - анекдотами загрузились... Вот оно

  вселенское извращение... Одни анекдоты на уме...

   И зубы у пришельцев старательно отремонтированы.

  

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что не все еще потеряно благодаря Японии

Боевой отряд рыцаря был по-прежнему расзамкован на постой

  прямо в бывшем карабасовом логове. Но мы-то знаем, что, если по

  совести, то речь идет о родовом гнезде Чести и Достоинства. Но о

  какой совести можно говорить, если родовое гнездо Чести и

  Достоинства враги превратили в логово! Хотя легко сказать, но

  этот факт требует сложных доказательств, непод'емных для

  средневековой юриспруденции из-за своей очевидности.

   Впрочем, на этом превращения многострадального родового

  гнезда еще не закончились.

   За недолгое время очередного отсутствия рыцаря печального

  образа самураизация замка зашла еще дальше. Дело дошло до того,

  что если теперь выглянуть за ворота, вдали уже можно было

  рассмотреть первые контуры Фудзиямы...

   На фоне священной горы нарисовался бывший вассал

  Вилли-меньшой, который еще не отоспался после многолетней дикой

  лесной жизни или не протрезвел еще. Тщательно протерев глаза

  усталыми трудовыми кулаками, возмужавшими в лесу до размеров

  головы, он обратился к рыцарю с тревожным вопросом:

   - Кока, юка или иппон?

   Долго молчал в ответ рыцарь, потом сказал:

   - Давай лучше выпьем.

   - Давай,- охотно ответил Вилли-меньшой с искренней грустью

  по поводу очевидных невеселых результатов поездки рыцаря...

   Естественно, с головой на плечах шутки плохи... Многие это

  остро чувствовали...

   Век был такой... Все года в нем были как на подбор

  високосными... Уже настолько ничего нельзя было понять в этой

  средневековой простоте нравов, что народ был окончательно сбит с

  толку, кому уже отрубили голову, а кому еще только собираются.

  Чтобы не попасть в просак, имея дело с незнакомым человеком

  прежде всего лучше было прямо поинтересоваться, есть ли у него

  голова на плечах. Если человек побожится (тогда обычно говорили

  "Гадом буду!"), что есть, тогда еще можно иметь дело... Но с

  осторожностью. Поскольку как раз при наличии головы сказать, что

  у кого на уме, было еще одной проблемой...

Вилли-меньшой сбегал в погреб за пивом. Как опытный вассал

  он выкатил сразу этого добра с большим запасом, но не все сразу

  выставил... А рыцарь рассказал ему, до чего дошли нравы во

  дворце..., что Шут за свою помощь требует не что-нибудь, а

  чертову дюжину анекдотов. А где их, к черту, добудешь?.. От денег

  и уважения отказывается, хотя честно предлагалось. Лучше не мог

  найти, с кого анекдоты спрашивать. Жить захочешь, конечно и не то

  достанешь. Но где это видано, чтобы анекдоты... Обязательно

  свежие... Совсем мир свихнулся!

   - Прости, но тут мне трудно помочь. Вассалы по лесам с

  анекдотами не ходят. Ты сам видел. Там это не принято... Но надо

  что-то придумать.

   Выпили для оживления мысли. Оживляли несколько раз, чтобы

  достичь заметного эффекта. Когда мысль наконец оживилась, эффект

  был достигнут заметный... Спели громко грустную старинную песню о

  неизбежной смерти, содержавшую народную мудрость и опыт многих

  поколений... Рассказали друг другу один и тот же старый-престарый

  анекдот, над которым можно смеяться только на взаимообразной

  основе. Потом мысленно вернулись к свежим анекдотам. Но их

  по-прежнему не было.

   - Свежие анекдоты честным способом добыть в королевстве

  невозможно. Это определенно. Остается самим придумать тринадцать

  свежих,- высказал достаточно трезвую мысль рыцарь.

   Выпили для оживления теперь уже конкретно этой трезвой

  мысли. Но сочинить даже один свежий анекдот дальше слова

  "Однажды..." так и не смогли...

   Чуть-чуть еще выпили и глубоко задумались...

   Рыцарь импульсивно приказал привести к нему самурая. С чего

  вдруг? Может почувствовал необходимость в третьем. Может

  чувствовал, что надо переходить к решительным действиям. Может

  влияние восходящего солнца и до него дошло... Кто знает?..

  Вилли-меньшой не стал с ним спорить. Против импульсов не попрешь.

   Самурая привели под усиленной охраной, хотя он и не думал

  сопротивляться. Но что с самураем надо бы сделать рыцарь забыл,

  пока его неторопясь приводили. А самурай может и знал, что

  делать, но его не спрашивали...

   Самурай стоит, рыцарь сидит. Усиленная охрана скучает...

   Чем просто так стоять, да и чтобы снять возникшую

  неловкость, самурай вежливо поклонился и предложил в рамках

  культурного обмена научить рыцаря правильно есть палочками. После

  чего поклонился рыцарю индивидуально... Да и бывшему вассалу это

  может быть интересно, как типичному представителю местной лесной

  фауны. Самурай дважды поклонился Вилли-меньшому... Тем более

  самая пора им обоим закусить. Самурай поклонился в сторону

  запахов идущих из кухни.

   Палочки, мол, совершенствуют не только координацию движений,

  но и интеллект человека, что на самом деле туго взаимосвязано...

  А попутно уважаемые господа может и вспомнят, что им надо...

   - Банзай...- сказал после тщательного размышления рыцарь,

  собрав в кучу все мысли, - Полный банзай!.. Если ко мне

  неизвестно зачем привели пленного, а я как раз сяй пью - пусть

  садится со мной сяй пить!..

   Насчет сяя - это непонятная откуда нахлынувшая аллегория...

  А в остальном все пошло естественным образом. Самурай сел за стол

  учить мыслителей есть палочками. Ему тоже налили пива и заставили

  выпить штрафную бадью, так как он опоздал к началу, а это

  невежливо... С кухни принесли много первых и вторых... Усиленную

  охрану рыцарь отправил делать икебаны к десерту, поскольку

  охраняемый ими самурай уже хорошо нагрузился - он и при желании

  не смог бы теперь быстро убежать... А если быстро, то не дальше

  угола...

   Сидели они долго, изгилялись палочками, срочно сделанными из

  детских стрел... Рыцарь любил расширять кругозор. Но у него с

  палочек все равно все падало на стол или размазывалось по всему

  кругозору, поскольку этих самых палочек у него было, если

  тщательно присмотреться - уже приблизительно четыре...

   А бывший вассал наоборот любил бороться за здравый смысл не

  взирая на возраст. Поэтому скоро Вилли-меньшой стал практически

  доказывать, что руками, как нормальные люди, есть намного удобнее

  и быстрее, чем палочками. Как японцы сами не могли до этого

  догадаться? Родились-то они, как и все - без палочек. Так не

  досуг им что ли было сразу попробовать свои руки, для какой еще

  нужды они были созданы!?. А то словно китайцы... Вот загадочная

  восточная душа... Вилли-меньшой даже стал развивать теорию, что

  все вкусное и полезное палочками как раз есть невозможно. А,

  например, лузгать семечки палочками или раков с пивом палочками -

  вообще чистый анекдот...

   При слове "анекдот" рыцарь глубоко вздохнул...

   - Анекдоты - это тозе осень каласо! - вставил свое слово

  самурай, не желая спорить по основму вопросу с бестолковыми.

   - У вас там что, в Японии и анекдоты есть?

   - В Японии все есть. Анекдоты самые луссии есть... Все самое

  луссее... Особенно бытовая техника луссяя... Луссе, сем у

  корейсев или на Тайване...

   Рыцарь встрепенулся, насколько позволяло выпитое, а

  Вилли-меньшой мгновенно пошел на понт:

   - Не может быть, чтобы в Японии были анекдоты! Ой помру от

  смеха, держите меня!.. Да у вас там для анекдотов нужных слов

  нет... Или этих самых иероглифов... Кстати, а штук тринадцать

  свеженьких анекдотов не наберется?...

   - Мозно и тлинацать,- сказал представитель древней

  культуры,- Только наси японские анекдоты нада слусать, сидя на

  циновке, инасе не полусисся анекдот... Полусисся кукис с мяслом.

   Самурай напомнил, что в его конфискованном багаже были

  настоящие "холосые" японские циновки... Их принесли.

   Когда они расселись на циновках как фарфоровые статуэтки,

  самурай сказал, что для понимания японских анекдотов надо еще

  обязательно глубоко погрузиться в себя и прищурить глаза. Сам

  японец сощурился заранее... Глубоко вздохнув и поклонившись он

  начал писклявым лающим голосом первый анекдот:

   - Весером самурай присел [т.е. "пришел" - прим. переводчика]

  домой зеленым кузнеcиком...(пауза).

   Рацарь и Вилли-меньшой недоуменно переглянулись узкими

  глазами, но потом вспомнили, что надо погрузиться в себя и не

  выныривать оттуда...

   После длительного самопогружения, словно тщательно и

  всесторонне переварив сказанное, самурай снова бодро, радостно и

  удовлетворенно заговорил:

   - Это только начало (пауза). Дальсе есе смеснее будет...

  (большая пауза)...

   Дальше (к концу большой паузы), и вправду, стало еще

  смешнее...

   А потом самурай (после паузы) на самом смешном месте

  неожиданно сказал:

   - ... Но главное - консовка. Сделайте глаза есе узе,

  сейсяс надорветесь от смеха... (пауза).

   Еще не закончилась пауза перед концовкой, а рыцарь и бывший

  вассал уже надрывались, уже хохотали истерически... Если

  вдуматься, то хохотали сами не зная над чем... Но гомерическо-

  истерически и долго... Держась за животы. Какие-то анекдоты

  непривычно шизоидные...

   Очень обрадованный самурай поклонился:

   - У нас в Японии есе и не такие анекдоты есь. Да, вот

  кстати, второй анекдот: Самурай проснулся утром дома зеленой

  лягуской... (пауза)... Вы только сразу не смейтесь... Подумайте

  немноско...

   Давно уже в своей жизни ни рыцарь, ни Вилли-меньшой так не

  смеялись. Вилли-меньшой даже захотел что-нибудь с'есть палочками.

  Но подавился остатками смеха... После вынужденной паузы он,

  наконец, сказал рыцарю:

   - Я соображаю, что таких анекдотов Шут еще не слыхивал.

  Самурай честно заработал послабление за шпионаж и прочую муру...

   Но рыцарь не потерял окончательно бдительности. Рыцари от

  пива могут потерять почти все, кроме бдительности... Не следует

  смешивать личные интересы к пиву и интересы самого государства к

  шпионам. Хотя при вынесении приговора Высокий Королевский Суд,

  когда рыцарь сдаст туда самурая, должен учесть добровольное

  сотрудничество самурая с достойными представителями королевства.

  Но самураи всегда были подозрительными. Ведь не только во время

  рассказа анекдотов они щурились... Но суд должен об'ективно

  учесть особенность японских анекдотов...

   К концу неторопливых анекдотов за окном уже давно стемнело.

  А к Шуту ехать можно только поутру. Рыцарю стало неудобно, что он

  пленного вызвал только порассказывать анекдоты. Поэтому он решил

  хоть для приличия провести допрос, чтобы можно было со спокойной

  совестью отправить его обратно в темницу... Тем более, что как

  раз вернулась усиленная охрана с икебанами на десерт. Тем более,

  что Вилли-меньшой уже опять спал, свернувшись колечком прямо на

  циновке и счастливо посапывая и улыбаясь во сне от японских

  анекдотов совсем сузившимися глазами.

   Рыцарь спросил самурая в лоб про ларец. Что это он так на

  него реагировал...

   - В ларсе находится завесяние императора древней диньской

  династии по фамилии-имени-оссеству Динь-Динь,- ответил японец,

  широко из всех сил раскрыв глаза, поскольку знал, что это здесь

  служит признаком правдивости... Стражи порядка всего мира не

  любят, когда на них щурятся...

   А рыцарь уже не удивился, но прищурился, демонстрируя

  наоборот прозорливость:

   - Сколько вас, самураев, столько и версий... Вас, самураев,

  много... Это подозрительно. А причем тут еще и сакура?...

   - Для икебаны, - не моргнув глазом ответил хитрый самурай.

Как рассказывали малочисленные очевидцы, ларец одно время

  находился в руках Карабаса, который носился с этим ларцом, как

  дурак с писаной торбой, хотя в те времена это называлось

  по-другому в соответствии с расхожими идеомами средневековья.

  Везде возил его с собой. Чувствовал или знал, что ларец чем-то

  важен, но не знал, как из этого извлечь выгоду. А чего таскать,

  если никакой выгоды? Только средства заморозить...

   Но почему ларец оказался в замке Львиной Доли? Впрочем, это

  все мелочи. Усиленной охране было приказано отвести самурая

  обратно в темницу с подаренным ему рыцарем в порядке культурного

  обмена на анекдоты большим железным кубком, из которого можно

  было пить не только пиво, но и другие народные жидкости. Для сяя,

  правда, великоват будет...

   Рано поутру рыцарь печального образа отправился во дворец,

  прихватив с собой циновки для анекдотов. И сухари на случай

  провала...

  

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что не всем казнь в удовольствие

Радостный рыцарь усадил слегка удивленного Шута на циновку.

  Шут к циновке не привык, поскольку тяготел больше к трону, но

  согласился сесть, так как на споры уже не было времени. Пришельцы

  уже не за горами со своим очередным визитом... Уже трещит по швам

  гиперпространство - верный признак их захода на посадку...

   Мало циновки, рыцарь заставил его сощурится и уйти в себя.

  Шут только и успел, что перед уходом в себя прихватить горсть

  семечек. Однако до этого он поинтересовался, надо ли еще и штаны

  снимать - это такой проверенный способ у шутов и других

  высокопоставленных ответсвенных работников по-простому весело

  шутить с населением в неловких ситуациях.

   Но рыцарь не был расположен к номенклатурному юмору. Ему

  предстояло выложить тринадцать свежих анекдотов. Он

  сосредоточенно и торжественно сел на циновку напротив, чтобы

  выкладывать. Поклонился по-японски... Шут заржал, отплевываясь

  семечками. Но рыцарь уже прищурился и строго об'явил анекдот

  номер один:

   - Весером самурай присел домой зеленым кузнеcиком...(пауза).

   ...Шут не сразу понял, над чем он собственно смеется. Потом

  понял. Он смеялся над собой. Он даже подавился семечками...

   Ничего похожего ему пришельцы не рассказывали. Да и военными

  эти анекдоты никак не назовешь... Как и гражданскими... Изумляясь

  собственному ассоциативному ряду Шут понял, что скорее всего это

  анекдоты про очень уж абстрактный и очень уж обобщенный (в смысле

  все того же уровня абстракции, а не коллективности) секс... (при

  этой мысли Шут даже покраснел)... Но настолько все это витеевато

  и возвышенно, что новый человек и не сразу догадается, что про

  что... А может и вообще это про все сразу, а про секс лишь

  попутно навеяло... Больно уж ощущение осталось радостное...

   Слушать эти анекдоты было смешно не столько из-за того, что

  там говорилось - там заезженные ситуации, разбавленные лягушками

  и кузнечиками, сколько при этом над собой смешно становилось.

  Каждый сам в таких ситуациях многократно оказавылся. Хотя бы

  мысленно. С серьезным видом. Без штанов фигурально, а иногда и не

  совсем... Не всегда и трезвый... Но убежденный в случайности

  происходящего... Нет, чтоб посмотреть на глупость со стороны. На

  фигу с юмором... На секс, как неизбежность... А про зеленого

  кузнечика может даже песенку спеть... Ну что тут не понятно?!..

  Ну какой дурак анекдоты об'ясняет!..

   Кажется, эти анекдоты могли спасти Шута от вселенского

  позора. Кажется, они могли быть пред'явлены пришельцам по

  карточному долгу. Приедут пришельцы на самых своих последних

  достижениях гиперпространства, уверенные, что Шут окончательно

  неплатежеспособен... Что на Земле еще миллион лет не будет своей

  твердой валюты... А он их как усадит на циновки... Как сощурит...

  Как уморщит... Будут знать наших... Самураи все-таки тоже как ни

  как - наши. Земные, если принципиально разобраться...

   Шут обрадовалсая не на шутку. Но вместо того, чтобы

  нейтрализовать короля, который естественно вспыхнет карающим

  негодованием, когда рыцарь сообщит ему про уничтоженный Указ, Шут

  произнес странную фразу, насчет того, что качество анекдотов не

  ему, а пришельцам оценивать...

   И исчез, сдав предварительно рыцаря под стражу в качестве

  "зеницы ока".

   А слово "пришелец" в этом контексте прозвучало угрожающе...

   Ничего не понял рыцарь кроме одного, что он арестован, хотя

  сам-то королю еще не покаялся, да и не сможет, пока арестован. А

  значит пока король не может приговорить его к смертной казни...

   День провел рыцарь в ожидании. Ничего не происходило, кроме

  смены караула у дверей его камеры. Чтобы скоротать время рыцарь

  усаживал на циновку очередного стражника и рассказывал ему

  японские анекдоты. Некоторых после этого приходилось сменять

  досрочно с коликами в животе и другими аналогичными диагнозами.

  Но это не очень огорчало остальных, а даже радовало, поскольку на

  то, чтобы поохранять рыцаря выстроилась очередь и кто-то даже

  пытался продавать из-под полы билеты на его охрану.

   Популярность рыцаря на вторые сутки странного заключения

  возросла неимоверно. До этого времени он числился в королевстве у

  элиты весма заурядным малоизвестным благородным рыцарем, ну разве

  что победителем рыцарского турнира Среднего Шлема. А теперь,

  можно сказать, он стал нарасхват. И не просто нарасхват, а уже

  нарасхват по предварительной записи. Поскольку по дворцу ходил

  достоверный слух, что его должны за что-то казнить, то это

  возбуждало к нему большой интерес и прочие сопутствующие

  эротические чувства... Некоторые просто неистовстовали...

   Ревниво воспринимающее все остро модное дамы сердца членов

  аппарата дворца ринулись за японскими анекдотами по блату без

  очереди. Чтобы обязательно успеть до казни. Они, естественно,

  ничего не понимали, поэтому смеялись громче всех и с циновки

  уходили с большой неохотой, ревниво следя, чтобы время сидения на

  циновке было пропорционально официальному статусу при Дворе.

  Некоторые из дам, уж совсем слабо разбиравшиеся в анекдотах,

  предварительно усвоили лишь то, что это самое, не понятно что,

  будет происходить на циновке, но когда доходила до них очередь

  очередь - сильно разочаровались, но виду не подавали, а наоборт

  подмигивали тем, которые еще ожидали непонятного с нетерпением...

   Больше двух суток Двор даже не замечал отсутствия Шута, так

  Двору было интересно...

   Наконец Шут откуда-то явился. Он был удручен сверх приличия,

  не говоря уже о не соответствии своему служебному положению,

  которое обязывало к обратному... Рыцарю сказал, что анекдоты,

  конечно, блестящие, но очень, оказывается, несвежие... Шут нес

  бред, снова поминая пришельцев и их матерей. Бред был угрюмый и

  сам он был угрюмым. Он разогнал всю оставшуюся очередь за

  анекдотами...

   - Что ж ты мне голову несвежими задурил?!

   - Как это несвежие - совсем тепленькие, прямо с циновки!-

  возмутился рыцарь, понимая, чем ему грозит это обвинение в

  несвежести...

   - Хотел тебе помочь руками пришельцев и их четырьмя

  полушариями, но теперь их руки у меня на горле, а полушария в

  другом месте. Теперь они мне не помощники, а значит и тебе не

  спасители. Даже на Земле, оказывается, эти анекдоты известны

  минимум две тысячи триста пятнадцать лет. Их занесли в одну их

  древних земных цивилизаций сами пришельцы, вместе с сакурой. Но

  то были другие пришельцы, не нынешние, и занесли не туда, куда бы

  надо, и куда нынче заносят... Поэтому эти анекдоты не

  ассимилировались с другими, как и эта чудоковатая нация вместе с

  ними... с нами. Нация до сих пор страдает иллюзией

  богоизбранности (приняв инопланетян за богов) и культурной

  самодостаточности... Так что иди к королю один... И шут с

  тобой...

   А я свое отшутил... Я должен с ними, а они со мною,

  окончательно разобраться ... Может в космическую долговую яму

  выбросят, может по законам чести заставят самоаннигилироваться...

  Но хорошего ждать не приходится в любом случае. И внуков жалко.

  Подрастут без меня - из них тоже рыцарей сделают. И жизнь у них

  будет такая же, как у тебя. С тем же смыслом... А все я

  виноват... Карты никого до добра не доведут... Запомни это на всю

  оставшуюся жизнь...

Рыцарь не понимал многого и прежде всего фразы "Даже на

  Земле...", слова "инопланетяне" тем более не понимал, но хорошо

  понимал, что из этого следует...

Все благородное рыцарство присягало королю. А потом орало

  троекратное "Ура!". Рыцарь Фред Львиная Доля тоже присягал и

  орал. Благородные от неблагородных и отличались прежде всего тем,

  что благородные присягали. А неблагородных вместо присяги

  регулярно пороли для освежения лояльности. И "Ура!" неблагородные

  потом по жизни обязаны были гораздо чаще кричать. Обычно строем.

   Присяга - это такие волшебные слова, сказав которые с

  выражением (чувства), у присягнувшего происходит просветление.

  Все становится ясным и понятным, как Божий день. Человек резко

  духовно обогащается за счет благоприобретенной безоглядной веры в

  короля, принимающей форму платонической любви к высшему

  должностному лицу.

   Присягнувшему все, что сморозит король, или придет монарху

  непосредственно в башку, следует считать правильным, защищать и

  отстаивать до последней капли крови, даже если эту кровь тебе

  пускает сам король. Это, кроме прочего - романтика. Это заменяет

  смысл жизни. Заменяет вечные вопросы четкими ответами. А странные

  мысли уже больше не приходят в голову присягнувшему по причине

  полного их несоответствия...

   В служении королю не следует искать какого-то смысла,

  поскольку оно само по себе и есть высший смысл этого служения. А

  при совершении предосудительного, к таковому относилась и утеря

  Королевского Указа вне зависимости от содержания (пусть даже по

  борьбе с тараканами), рыцарь обязан самостоятельно донести на

  себя в недельный срок, поскольку ему полагалась смертная казнь. А

  такое нельзя откладывать. Не королю же за ним с топором бегать...

  Фу, позорище какое, если мысленно представить... Да и опись

  конфискуемого имущества рыцарь сам должен подготовить, чтобы все

  было честь по чести.

   Так что Шут выпустил рыцаря из-под стражи, откуда тот, в

  соответствием с присягой, строевым шагом пошел к королю доносить

  на самого себя и каяться (всякое бывает - утверждают легенды,

  хоть и редко). А кающихся пропускали к королю вне очереди...

   - Ваше Величество! Должен сообщить Вашему Величеству, что не

  по своей воле, а исключительно благодаря отсутствию в нужный

  момент в нужном месте достаточного количества карманных денег, и

  как следствие - приобретения дохлой клячи, подтвердившей свою

  полную дохлость в самый неподходящий момен в самом неподходящем

  месте, вассалами был уничтожен дарованный Вашим Величеством мне

  Указ. Такова получилась моя Вашему Величеству благодарность... Но

  стоит ли даже столь драгоценный Указ жизни преданного Вашему

  Величеству рыцаря?! А мне так хочется счастья, которое наконец-то

  так возможно, как никогда... Поскольку сплошные об'ективные

  обстоятельства в результате их рокового стечения и стопроцентной

  дохлости клячи... не велите казнить, велите миловать...

   - Я вынужден повелеть все-таки тебя казнить,- сказал

  искренне огорченный король, но не очень сердито,- Нельзя ломать

  хорошие традиции. Если об'ективные причины начнут определять нашу

  жизнь, то королевство развалится. Только неустанная борьба с

  об'ективностью обеспечивает расцвет! И ни шагу назад! Поэтому за

  утерю бдительности, за невоспрепятствование уничтожению Указа в

  извращенной форме мы все-таки устроим тебе смертную казнь с

  конфискацией... А тут еще один разгильдяй - Шут мой

  необезглавленный... Через три дня большой праздник а культурная

  программа не составлена, не продумана. А он загулял... А мне,

  хоть что делай! Так что твоя казнь очень кстати. Правда число

  неудачное - тринадцатое. Но зато день - воскресенье. Так что мы с

  тобой будем выше предрассудков и проведем казнь на хорошем

  организационном уровне... Потом будет успокаивающий менуэт для

  особо возбудившихся зрителей из благородных... Казнь организуем

  утром, но не рано, чтобы и народ успел празднично принарядиться и

  чтобы ты выспался. Лучше смотрится, когда казнь на свежую голову.

  В конце-концов не курица, а благородный рыцарь. Тут важна

  эстетика. Все должно соответствовать и правильно восприниматься

  окружающими на "ура"...

Заботливый король распорядился разыскать и вызвать к рыцарю

  Кэт для прощального свидания. А на время казни отвести ей одно из

  лучших мест на трибуне для почетных зрителей. Все это должно

  повысить качество праздничной казни.

   Забота короля состояла и в том, что рыцаря сводили на

  примерку на эшафот, чтобы все было по размеру, удобно. Об'яснили

  требования ритуала казни и провели генеральную репитицию в

  костюмах, чтобы не ударить в грязь лицом. Сшили рыцарю новый

  замечательный празничный костюм за счет казны, в счет будущей

  конфискации. Шею, разумеется, первым делом вымыли...

Через день в его камере появилась Кэт. Ей вся эта затея с ее

  благородством, приведшая к таким последствиям, казалась

  чудовищной. Но если бы можно было все вернуть назад! Она смотрела

  молча на рыцаря и плакала. Он смотрел на нее и молча всхлипывал.

  И некуда ему было спрятаться, поскольку даже забрало у него

  забрали. Так и сидел он перед ней весь как на ладони с вымытой

  шеей.

   Как и положено, если верить рыцарским романам, она принесла

  ему передачу - большой каравай хлеба. Из последних своих запасов

  муки. В каравае, как положено в романах, были запечены нож, для

  того чтобы разобраться со стражей, и напильник для решеток

  темницы, взятые напрокат у деревенского кузнеца. Рыцарь

  поблагодарил ее, но сказал, что не может идти против воли короля.

   Ему теперь остается только умереть достойно. И король лично

  попросил, чтобы это выглядело по возможности красиво и

  празднично.

   - Я, конечно, не разбираюсь в менталитете благородных. Но на

  мой взгляд это глупость, о которой вы будете жалеть всю

  оставшуюся жизнь, правда в случае казни очень недолго...

   - Как я буду смотреть в глаза другим благородным, если я

  сорву мероприятие, намеченное самим королем? Но видеть твое горе

  мне невыносимо! От этого я готов покончить с собой, благо нож

  теперь есть, но тогда опять же сорву казнь. Как после этого

  смотреть в глаза порядочным людям...

   - Может быть уже пора у нас вместо казней устраивать

  массовые лечебные процедуры? Это ведь противоестественно!

  Естественно жить и любить, а придумывать правила по которым

  убивать друг друга или даже самих себя - это противоестественно!

  Так утверждает мировая литература! А где еще искать здравый

  смысл? Не в этой же жизни!

Рыцарь чувствовал, что у него с аргументацией проблемы.

  Более того, ему как раз хотелось делать то, что говорит Кэт. Но

  он понимал, что он это как раз и не может делать. Не может - и

  все тут!.. Так что когда в камеру вошли стражники и сказали, что

  свидание закончено, что осужденному надо хорошо выспаться перед

  завтрешней ответственной премьерой, он пылко поцеловал плачущую

  Кэт, сказав неуместную народную мудрость: "Утро вечера мудренее".

  Кстати, второй раз за их знакомство.

  

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что снова не все еще потеряно благодаря Японии

Но праздника не получилось. Во-первых, Двор не выспался. Так

  что если бы праздник и был - все равно бы его прозевали. А уж

  если Двор зевает, простым уличным зевакам тут и делать нечего. А

  раз делать нечего, они просто возьмут и разойдутся. Их по приказу

  не соберешь и зевать по приказу не заставишь. Где нечего зевать -

  нечего там и делать!... А без них праздник сразу теряет

  государственный масштаб. Без зевак нет всенародного праздника,

  как ты их каждого по отдельности не призирай. Они во все времена

  определяли грандиозность массовых мероприятий. Много зевак -

  значит мероприятие грандиозное... А если король со свитой выйдет

  поприветствовать проводимое мероприятие, а на площади от всей

  грандиозности остались одни бездомные блохастые собаки и ни

  одного даже самого вшивенького зеваки, то король будет выглядеть

  идиотом в маскарадном костюме. А если тут еще доброхоты и салютом

  бабахнут, то больший конфуз и придумать трудно... Стоит ли в

  таком случае государственное добро на организацию праздника

   переводить?!.. Простые зеваки из толпы в наше время уже на

  банальную развлекуху вроде отсечения головы совсем плохо клюют.

  Совсем низкая стала посещаемость. Устал народ от

  низкохудожественной чернухи. Да и Двор в этот раз иззевался с

  недосыпу... Сложилась угрожающе непраздничная ситуация в самом

  центре королевства...

   А все из-за того, что всю прошлую ночь фаворитка короля

  закатывала Его Величеству громкий скандал. Что, дескать, она

  единственная в королевстве оказалась рыжей дурой, не считая,

  естественно, его. Только они двое из всех приличных людей высшего

  света этого занюханного королевства не слышали натуральных

  японских анекдотов в исполнении восходящей звезды циновок -

  приговоренного рыцаря. С завтрешнего или уже теперь с

  сегодняшнего дня рыцарь-анекдотоносец ни одного японского

  анекдота высшему свету, да и этому свету вообще, больше не

  расскажет... И все из-за того что какой-то недоумок повадился

  приговаривать рыцарей к казни в неурочное время... А ты тут что

  хош, то и делай после этого... Если бы только дорогая мамочка

  могла знать, что ее любимой доченьке приходится терпеть

  безропотно...

   Хотя кричала фаворитка всю ночь от всей души, но многим со

  Двора, особенно с его окраин, все равно приходилось напрягаться,

  чтобы разбирать, о чем, собственно, весь сыр-бор. Стены дворца

  толстые. Если задремать или расслабиться, можно пропустить что-то

  самое интересное... Так что мало того, что не выспались, нервы

  себе еще и поиздергали за ночь из-за поганой акустики...

   Во-вторых, в самый разгар скандала под утро в спальню короля

  ввалился зверски пьяный, но счастливый Шут, который прежде ничего

  себе не позволял на работе крепче семечек. Шут сказал, что по

  пути сюда новый эшафот, что на площади, он поджег с четырех

  углов... "И сгорел эшафот - вот!"... Ярким пламенем... Поскольку

  славного рыцаря казнить нельзя помиловать...

   После сообщения о совершенном безобразии он понес уже просто

  несусветное. Что, мол, для того, чтобы ровно через тысячу лет

  быть принятыми во вселенское сообщество, надо кончать с этим

  варварским обычаем - отделением головы от остальных эрогенных зон

  мыслящего существа. Отделяющих головы, не принимают через тысячу

  лет в пришельцы, даже если они остатки усеченного не с'едают, а

  закапывают... Это не учитывается, как смегчающее обстоятельство.

  А зачем, спрашивается, жить на планете, если нет надежды через

  тысячу лет примкнуть к пришельцам!

   Более того, мол, сегодня днем надо бы об'являть

  всепланетарный праздник - День Пришельца. Чтобы привлечь внимание

  общественности и активизировать процессы интеграции во вселенскую

  цивилизацию. При этом он притопнул и прихлопнул... Мол, пришельцы

  не стали его аннигилировать в уплату долга...

   Оказывается, мол, они сами все напутали. И с пришельцами

  случается... Оказывается эти анекдоты (королю без сомнения

  донесли про японские анекдоты) их предшественники завозили не на

  нашу планету, а на похожую совсем в другой галактике. Но главное,

  те анекдоты рассказывались без циновки и не надо было щуриться, а

  это совсем другое дело. Да и паузы совсем не те... Совсем другой

  эффект... Совсем другая разновидность шизофрении... Да и как те

  анекдоты могли к нашим японцам попасть?! Короче, признали

  рассказанные Шутом анекдоты оригинальным творчеством, после чего

  долго смеялись сразу всеми своими умственными полушариями. До

  истерики. Просто сначала не приняли их космические торопышки, а

  потом имели достаточную паузу, чтобы уйти в себя и подумать...

   И всего-то! Давайте делать паузы в словах!..

   Короче, пришельцы принесли официальное межгалактическое

  извинение Шуту. Обещали в компенсацию за моральный ущерб привезти

  в следующий раз анекдоты из "золотого" межгалактического запаса.

  А также привезти на землю новый социальный строй, если будет у

  землян потребность в досрочном прогрессе. А то, сколько можно

  копьями шпынять друг друга, да мечами по железным шлемам стучать,

  разбрасывая перья по сторонам! Себе на радость - галактике на

  позор... А еще надо кончать с корридой и харакири. Надо бы что-то

  попрогрессивнее придумать. Например, парламент... Он снова

  прихлопнул и притопнул... Сказал "асса!"...

   Шут обвел разореную скандалом спальню полуосмысленным

  веселым взглядом...

   - Ничего себе межгалактические шуточки! Анекдоты им

  несвежими показались! Просто паузы надо уметь выдерживать!.. Так

  и свихнуться недолго!- сказал радостно Шут и еще троекратно

  прихлопнул и притопнул...

Шута немедленно определили в лучшую и единственную (но

  вместительную) королевскую психушку, где ему предоставили

  надлежащий и безотлагательный уход. Обеспечили адекватное

  пристрастие обслуживающего персонала. Казнить психов считалось

  тогда в королевстве грехом... Поэтому их в больших количествах

  изводили другими гуманными способами. А он во след только орал,

  что кровь рыцаря печального образа на его совести... Что карты

  виноваты... И повторял как испорченный патефон: пришельцы,

  пришельцы, пришельцы...

   С тех пор дурдом стал специализироваться на изготовлении

  циновок. А Двор, специализирующийся на других ценностях, пустил в

  оборот новое ругательство "пришелец". Правда пока рыцари

  употреблять его при дамах не решались. Они не подозревали, что

  дамы в своем кругу стали частенько награждать за глаза своих

  более удачливых подруг определением "пришелица на букву ф...". Но

  при мужиках говорить такое вслух дамы считали предосудительным,

  чтобы тех окончательно не испортить... Разве что, если уж совсем

  невмоготу, шепнут про соперницу, что ее видели около "Космоса"...

Так вот в результате всего вышесказанного праздничное

  настроение короля было напрочь испорчено. Казнь пришлось отложить

  до следующего праздника, а нынешний праздник об'явить удлинненным

  рабочим днем.

   Вместо отложенной казни король приказал рыцарю немедленно

  идти бегом и расcказывать японские анекдоты своей (королевской,

  разумеется) фаворитке, а сам пока поехал поохотиться для

  успокоения и центральной, и периферической нервных систем сразу.

   Охота всегда очень помогала королю от нервов. Когда видишь

  кругом первозданную природу и убиваешь все, что прошмыгнет или

  вспорхнет ненароком, душа и оттаивет... Как настреляешься из лука

  до мозолей на руке всякой живой прелести, которая тебя только что

  окружала, а теперь тихо протянула лапки, откинула копыта,

  приходит ощущение блаженного покоя... Поскольку все вокруг

  наконец торжественно замирает... Поскольку не должен человек,

  если он тем более король, терять связь с живой природой, как и с

  населяющим ее народом. Да и куда природа и народ денутся от его

  заботы...

У рыцаря отобрали выходной костюм, чтобы он не помялся в

  темнице до срока нового праздника...

   После сообщения об отмене празника рыцарь сначала полчаса

  стоял как истукан, а потом, повинуясь высочайшему приказу, взял

  циновки и в сопровождении усиленной охраны пошел выполнять

  королевскую волю в его спальню. В соответствии со статьей

  действующего устава при заходе в королевскую спальню усиленная

  охрана сама себе завязала глаза, а командир еще и рот.

  Королевская фаворитка, оказывается, тоже приходила в себя после

  ночной сцены с помощью нюхательных солей и восточных втираний во

  всевозможные места. Но видно было, что она еще не пришла в

  себя... В лучшем случае была на полпути... Поэтому обстановка в

  спальне была удручающе неформальной... Рыцарь боязливо растелил

  циновки и осторожно сел на одну. Фаворитка в ночной рубашке

  плюхнулась на другую.

   Рыцарь никак не мог сосредоточится..., попытался сощурить

  глаза, но они наоборот широко (90-60-90) открылись. Он подавленно

  забормотал:

   - Задирать рубашку для прослушивания анекдотов совсем не

  надо. В японских анекдотах все очень опосредовано... Надо

  лишь сощурить беззлобно глаза...

   - Тебе что ли усиленная охрана мешает - с ней нет проблем. А

  ну, служивые, марш строем из королевской спальни в нечищенных

  сапогах! До окончания сеанса! Когда позову! И чтоб сапоги

  обратно блестели как импортные...

   Усиленная охрана всегда знала, кто в королевстве самый

  главный в каждый конкретный момент, поэтому она и не простая, а

  усиленная, и на усиленном довольствии. Беспрекословным строевым

  шагом усиленная охрана вышла из спальни чистить сапоги, впредь до

  особого распоряжения.

   - Ну вот,- сказала фаворитка,- можешь приступать. Я, так и

  быть, ради тебя даже сощурюсь одним глазиком...

   - Не могу я!- сказазал вдруг рыцарь, понимая, что вообще

  теряет остатки сил.

   - Как это такой рыцарь не может мочь, если Его Величество

  приказал!?... Что обо мне Двор подумает!?...

   Рыцарь собрал действительно последние силы и заплетающимся

  языком выговорил слова, которые застали фаворитку врасплох:

   - Весером самурай присел домой зеленым кузнеcиком...(пауза).

   И тут рыцарь расплакался, поскольку силы окончательно

  оставили его... Да и не соображал он уже ничего...

   У фаворитки началась новая истерика...

   Усиленная охрана строем унесла рыцаря обратно в темницу,

  сверкая недочищенными на правой ноге сапогами. Затем, в

  соответствии с инстркуцией, усиленная охрана набрала в рот

  воды...

   После этого рыцарь неделю ничего не соображал. Только лежал

  и смотрел вверх. Ничего не мог вспомнить, да и не хотел.

   Через неделю к нему опять пустили Кэт, которая стала еще

  красивее и воздушнее. Но рыцарю показалось, что она его мама,

  которую он не помнил, но которая должна быть красивой... Он уже

  перестал плакать. А когда она протянула руку, он даже заулыбался.

  Но ничего не говорил по-прежнему...

   Еще через неделю крепкий организм взял свое. Он стал

  говорить, и не только "Весером самурай присел домой зеленым

  кузнеcиком...(пауза)", но и осмысленные фразы. Тут снова у него

  появилась Кэт. Как только ей удалось к нему прорваться?! Она

  сияла сквозь печаль. Оказывается, за это время ее освоение

  японского языка продвинулось так далеко, что она смогла прочитать

  некоторые листочки из ларца с японским текстом.

Там было написано, что некие "пришельцы(?)" посадили на

  "планете" в трех местах специальное дерево. Места были выбраны в

  результате тщательных и сложных расчетов. Эти деревья служат

  специальными биологическими маяками для кораблей, выходящих из

  "гиперпространства(?)" и приземляющихся на этой планете.

- Что бы эта аллегория значила?- подумал ни в связи ни с чем

  рыцарь,- Видимо то, что Кэт меня любит!..

   Логика была железная, учитывая тяжесть заболевания.

  

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что коты бывают полезными

У фаворитки короля, испытавшей большое разочарование на

  циновке от рассказчика анекдотов, неожиданно после окончания

  второй истерики в тот же день появился любимый котик. С одной

  стороны на нее напала естественная депрессия, а одновременно с

  противоположной стороны появился котик. Котик был черный с

  зелеными глазами и с фиолетовой аурой. А может быть он был и не с

  аурой, а с чем-то другим. Просто может быть не надо так

  самозабвенно гладить его по шерсти до электростатических искр

  фонтаном...

   Но чем-то как-то котик все равно притягивал. Может каким-то

  другим идеальным способом. Идеальное - это из области тонких

  материй... Трудно разобраться в законах притяжения идеальных

  тел... Фигурка фаворитки, кстати, считалась идеальной: 90-60-90,

  да и голова была безупречной по оценке придворных парикмахеров...

  Не даром на конкурсе красоты она заняла второе место, идя следом

  за королем с небольшим отрывом. Но речь сечас не о ней, а о коте.

  Точнее об его идеальном теле, которое было настолько идеальным,

  что не зависело даже от конкретных размеров, чем сразу в выгодную

  сторону отличалось от всех фавориток вместе взятых.

   Так вот сложен он был идеально, как могут быть сложены

  только кошки, лошади и змеи... Ходил котик около дворца кругами.

  Вертел хвостом. Тут королевская фаворитка его и приметила...

  Какой еще рыцарь мог так красиво ходить около дворца кругами?

  Хотя старались многое. Некоторых королю даже приходилось

  периодически за это казнить. Чтобы неповадно было...

   ... Ну очень томно ходил котик, не обращая при этом внимания

  на все увеличивавшуюся свиту из кошечек, прибывавших своим ходом

  из близлежащих королевств... Он небрежно шевелил усами, каких у

  живых рыцарей не бывает.

   И уши принимали разные красивые позы, от чего окружающие

  кошечки орали в восторге дурными голосами... Редкие рыцари

  королевства могли шевелить ушами, да и то только во время еды...

   Хвост у котика стоял трубой и слегка покачивался... Нет

  ничего эффектнее слегка покачивающейся трубы. Просто дух

  захватывает. Кто видел в жизни вблизи, как слегка покачивается

  труба, тот поймет...

   А четыре лапы позволяли достигнуть в движении бедер

  непередаваемого шарма, такого, что усатым рыцарям при их-то двух

  ногах и не снилось... Если кто видел шагающих усатых рыцарей в

  латах на двух прямых ногах, утирающих пот под забралом железной

  своей рукой, а потом представит грациозные движения этого

  котика... О чем тут вообще можно говорить, что сравнивать...

   Поэтому королевская фаворитка приказала усиленной охране его

  изловить и доставить к ней живым и невредимым. А кошек разогнать,

  откуда пришли, по их родным королевствам поганой метлой. Что и

  было бесстрашно сделано.

   Пару дней фаворитка с котиком не расставалась. Пыталась даже

  целоваться, пока не поцарапала об него нос... Пыталась угощать

  его бездомненького молочком и конфетками... Но кот ничего не

  ел... Потом почему-то фаворитка вздумала ходить перед котом на

  цыпочках и мяукать. Это не помогло. Но когда она стала еще и

  плавно руками изображать то ли средних размеров лебедя, то ли

  маленькую мышку, кот соизволил немного полакать молока в порядке

  личного одолжения... После этого она вошла в кураж и стала

  изображать то, что потом смогла повторить только Лайза Минелли. В

  исполнении же фаворитки зрелище это было не для слабонервных, но

  зато кот стал усиленно питаться, как никогда прежде...

   Королевская фаворитка быстро потеряла от него голову. Даже

  назвала его Черный Амурчик, от чего кот в свою очередь лишился на

  время дара кошачей речи... А потом он пропал...

   Обнаружила королевская фаворитка его в одном из

  многочисленных подвалов замка после того, как поставила по случаю

  его пропажи весь королевский замок с фундамента на башни. В таких

  случаях усиленная охрана первым делом по команде вставала на уши,

  что она немедленно и сделала, заслышав издалека фавориткину

  команду найти котика во что бы то не стало. Иногда, если успеть

  своевременно встать на уши, это помогает...

   Собственно котик занимался в подвале довольно обычным

  кошачим делом, тесно связанным с личной гигиеной, переходящей в

  общественную - загребал земельку, после непривычного для взрослых

  кошек молока и связанной с этим реакцией организма.

   У фаворитки от удивления даже перехватило дух. Нет, в том,

  что Черный Амурчик занимался загребанием, ничего удивительного не

  было, тут все было достаточно по-кошачьи традиционно.

  Удивительным было то, что он при этом разгребал! А разгребал он в

  землянном полу удивительной красоты и умопомрачительной стоимости

  золотую чашу, которая запросто была или древнеегипетской или

  древнегреческой или какой-то другой не менее ценной породы.

   От радостного вопля фаворитки сбежалась порадоваться стража

  почти со всего дворца, оставив неприкрытыми многие вассалоопасные

  направления, кроме библиотеки и винного погреба. Чашу извлекли из

  земляного пола и, когда протерли кошачим пометом, она сказочно

  засияла. В тронный зал ее торжественно понесли сразу два воина и

  еще дюжина для надежности их сопровождала, поскольку никто ни за

  кого не мог поручиться. От того богатства, которое он держал в

  своих собственных руках, один из стражников тронулся, не дойдя до

  тронного зала. Второй стражник был гораздо крепче головой и на

  первый взгляд не тронулся, но когда поставил вазу - не смог

  самостоятельно от нее отцепиться. На его крепкой голове лысина

  засияла от внутренноего напряжения еще ярче, чем чаша своим

  золотом. Через эту лысину его и обезвредили.

Срочно вызвали с охоты короля, который вернулся с большой

  неохотой достаточно раздраженным, поскольку мог убить гораздо

  больше симпатичных зайчиков, если бы гонцы не прервали процесс

  реабилитации королевской нервной системы.

   Король со свитой и плохо скрываемым раздражением вошел в

  зал, увидел чашу и тоже обмер. Кстати, в это время в чаше уже

  спал Черный Амурчик. Не взирая на протесты своей фаворитки король

  выгнал нахального кота их вазы, сказав на излете раздражения:

   - Не твое - не лезь! Это - мое!

   Кот, конечно, ушел, но сказал при этом "Meow!". Вроде как

  обычное "Meow!", однако королю почему-то показалось, что кот

  достаточно грязно выругался... Но король не подал виду, что

  понял, чтобы не выглядеть окончательным идиотом перед свитой,

  которая тоже успела сделать вид, что не поняла, как кот при всех

  обложил короля, чтобы тоже выглядеть подобающе.

   Король долго ходил вокруг чаши, рассматривая ее со всех

  сторон, прикидывая какие бабки за нее можно получить на хороших

  торгах. Бабки можно было получить очень даже большие, можно

  сказать смело - королевские бабки. И это в перспективе радовало.

  При разглядывании чаши у него недоумение вызывала одна деталь. На

  подставке чаши, где обычно современные чашкоделы ставят свое

  фирменное клеймо, был нарисован непонятный, но хорошо

  запоминающийся символ, похожий на какой-то иероглиф или как там

  их называют. Но не это удивительно. Точно такой-же знак был и на

  щите рыцаря, у которого так нелепо сорвалась казнь. Вряд ли эта

  древняя чаша могла принадлежать его роду. Больно жирно. Такое

  может принадлежать только всему народу в лице короля...

   Усиленную охрану на всякий случай поставили в почетный

  караул возле чаши, навесив, для повышения ответственности, ей на

  уши срочно приготовленной лапши из народного достояния.

   Но может быть этот рыцарь-неудачник знает, где еще можно

  найти такие же, но другие, непринадлежащие ему ценные вещи...

  Король приказал привести неказненного для дачи чистосердечных

  показаний и перекопать все подвалы замка для надежности.

   Рыцарь еще плохо передвигался, но уже делал это

  самостоятельно. Король начал издалека. Что, мол, казнить он его

  окончательно раздумал, вне зависимости от его, рыцаря, планов и

  намерений на этот счет. Совершенно у короля пропало настроение.

  Да и держать рыцаря до следующего крупного праздника на

  королевских обедах нерентабельно. Поэтому он его великодушно

  прощает на первый раз в порядке исключения...

   А потом подошел ближе к главной теме. Короля, мол, из

  побуждений чисто общеобразовательных интересует, что означает

  странный рисунок, напоминающий какой-то иероглиф, который

  расположен в основании его рыцарского герба? Более того,

  поскольку всякий рыцарский герб утверждается королем, то как его,

  короля, славные, такие же как он августейшие и даже сентябрейшие,

  предки при утверждении геральдики пропустили такую каракатицу на

  рыцарский герб?..

   Сколько раз новый король зарекался произвести реформу

  геральдики. Чтобы было меньше туманных намеков. Чего только не

  тащит темный народ себе на гербы. Такого понарисуют, что гадай

  потом. Им только дай возможность рисовать с намеками, особенно

  интеллигенции, потом не остановишь. Интеллигенция превратила

  прямолинейную, как меч, и суровую, как голодный орел, геральдику

  в сплошную науку о намеках. Если учесть, что глаза за забралом

  спрятаны, а на щите герб со сплошными намеками, то что с рыцарем

  делать, гадай потом...

   Рыцарь сказал, что это не каракатица и не иероглиф. Это так

  условно, в духе будущих художественных направлений, изображена

  ветка сакуры. Отец умирая сказал, что этот символ принесет ему

  счастье и сокровенное знание. А как этот символ сможет это

  принести не успел об'яснить и умер. Тем более, что его папа -

  дедушка рыцаря, тоже перед смерью ничего толком не успел

  об'яснить папе и тоже умер, только раньше на целое поколение.

   Поинтересовавшись, где кроме герба у него еще стоит этот

  значек, и много ли у рыцаря в частной собственности золотой

  посуды, король даровал ему обратно полную свободу.

   - Извини, если что не так получилось...- добродушно сказал

  король прощаясь,- Заглядывай, если что, по старой памяти. Может в

  другой раз все обойдется без накладок...

   А затем приказал королевской спецслужбе последить за рыцарем

  на предмет его конактов с другими историческими ценностями.

   Рыцарь кинулся, насколько позволяли силы и лошади, прямо к

  Кэт. Он был безмерно благодарен своему королю за великодушие. Он

  даже в честь счастливого освобождения и во славу короля посадил

  около дома Кэт молодой дуб. Он был счастлив снова видеть (пусть и

  неблагородную де юре) Кэт. Щедрость короля не знала границ. Пока

  они с Кэт застенчиво обнимались и целовались возле посаженного

  рыцарем дерева, королевские войска безвозмездно вскопали весь

  огород около домика Кэт, прикопав даже часть ранее нейтральной

  земли. И скромно ушли строем, не получив с Кэт даже на чай. Хотя

  у нее все равно даже на заварку денег не было.

   Правда дело шло к осени, поэтому огород можно было оставить

  под пары или посадить озимые овощи. В любом случае королевская

  забота была приятна и немного льстила. Когда король заботится о

  своих подданных - это свидетельтво разумного устройства общества.

   Счастливый рыцарь сказал, что он больше не оставит Кэт одну.

  Он посадил ее на красивую белую лошадь, он надел на нее красивую

  шляпу с легкой вуалью... Кэт горцуя двинулась в путь. Бедный

  дедешка научил ее в детстве элементам высшей школы верховой езды,

  хотя ни своих ни чужих лошадей у них не было, поэтому тренировки

  по выездке она проводила больше на палочке. А сейчас полученные в

  детстве навыки очень пригодились.

   Они приехали во дворец рыцаря, который до недавнего времени

  он считал своим родовым гнездом, а потом узнал, что заблуждался,

  где у самых ворот их встретил кот Бобин, сбежавший бесследно от

  королевской фаворитки. Королевские войска к этому времени уже

  закончили вскапывать и здесь все прилежащие к замку огороды и

  ушли со строевой песней на зимние квартиры.

   Около ворот замка споткнулись и о Вилли-меньшого, который

  прямо тут и спал. Он только что совершил побег из бывшего

  карабасова замка, поскольку больше не мог там жить по законам

  самурайской империи. А по-другому житья там не давали. А здесь

  его не пускали, поскольку с такой рожей не пускали даже с

  паролем. Требовали какого-нибудь дополнительного удостоверения

  или лучше бы все-таки рожу сменить.

  

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что Кэт и без Указа благородная

Вилли-меньшой, уже знал о счастливом избавлении рыцаря. Он

  вообще-то ничего хорошего от короля не ждал, но вот неожиданно

  дождался возвращения рыцаря с собственной казни своими ногами, да

  еще и на коне, хотя и без щита, который король отдал своим ученым

  для анализа нарисованного там герба. И голова на плечах, а на ней

  шлем с разноцветными перьями. Бывают в жизни чудеса! Радость была

  неподдельной и бурной.

   А увидев Кэт, Вилли-меньшой почти лишился дара речи. Он

  махал руками, отгоняя наваждение. Наконец, когда его руки

  принудительно тормознули, он сказал, что дама на коне - это

  вылитый его бывший и единственный хозяин, благородный и славный

  рыцарь Вильям Большая Ставка! Только без бороды и еще красивее.

  Даже лошадь похожа!..

   Вилли-меньшой, забыв про рыцаря, бросилия к Катарине с

  вопросами:

   - Не твоим ли дедушкой был Билл-старший? Я слыхал, что

  жил-был такой нетривиально интеллигентный дедушка в деревне с

  внучкой, правда сам не видел, поскольку разбойничал в других

  местах, но местные дикие вассалы, возвращаясь после грабежей и

  других нехороших поступков, временами рассказывали о том, что

  делается в других лесах мира и на их опушках...

   - Да, так звали моего бедного дедушку. Я была круглой

  сиротой с детства. Отца я не помню, а матери, говорят, у меня и

  вообще не было.

   - И тебя зовут Катарина Красота Спасет Мир?!

   - Может быть, я точно это не помню, но вроде как так. Я во

  сне часто вспоминаю именно это имя... Просто мы были очень

  бедными. У нас с бедным дедушкой ничего не было. А я с детства

  любила кошечек. Но даже кошечки у нас не было, поскольку не было

  мышек, которых ведь тоже надо чем-то кормить. Поэтому я захотела

  называться Кэт, а бедный дедушка согласился. Тем более, что мы

  оба боялись претенциозности. С тех пор я и стала так называться

  (точнее, бедный дедушка называл меня "кисонька моя"), постепенно

  почти забыв, как меня по-настоящему зовут, о чем искренне

  сожалею.

   - Человек не должен забывать, как его зовут. Даже после

  счастливого замужества... Тем более бедным это нельзя делать.

  Богатые-то хорошо помнят свои имена, и следят, чтобы в

  соответствии с ними благородные, но склеротичные до маразма

  предки, не напутали чего с завещанием и наследством... А бедным

  надо помнить имена в своем роду, чтобы никто не мог и им сказать,

  что они произошли от обез'яны...

   - Эта была ошибка молодости. Я больше так не буду...

   - Так значит ты дочь благороднейшего рыцаря Вильяма Большая

  Ставка, моего доброго и незабвенного хозяина! Счастье-то какое

  неописуемое!

   - Так значит мой бедный дедушка скрывал от меня, что я

  благородная... и что он сам благородный, и что бедный мой папа

  тоже благородный... Сколько благородства было в моем бедном

  дедушке, если он долго молча терпел это в создавшейся ситуации...

   - Замок, где мы находимся, - это и есть твой родовой замок.

  В винном погребе этого славного замка много лет назад, когда твой

  доверчивый отец проигрывал его в карты мерзкому Карабасу, меня

  захватили врасплох дикие вассалы. Так я против своей воли тоже

  стал вассалом, и тоже одичал. А твой отец все тем временем

  проиграл... Он зачем-то верил людям, особенно рыцарям... Игрок он

  был высшего класса, сомнений быть не может, поэтому Карабас у

  него выиграл с помощью ужасного жульничества. Но это я потом

  узнал... Более того, твой будущий папа проиграл и свое честное

  имя, но тоже, разумеется, нечестно... А потом, когда все

  проиграл, сбылась наконец его мечта - у него родилась

  красавица-дочка... Он ведь всегда своего добивался, если с ним не

  жульничали...

   - Может мой бедный дедушка наивно надеялся, что благородство

  и так видно... Но если мой бедный покойный папа проиграл имя, то

  как можно быть благородным или тем более благородной без имени?!

  И без приданого!

   - А что такое "честное имя", если разобраться?... А не

  разберешься! Эти простые слово так в наше время нагрузили, что

  философы и моралисты не смогут расхлебать их нормальный

  первоначальный смысл много веков. Нечестных имен детям не дают

  даже карабасы. Все детские имена честные...

   А замок этот Карабас потом "преподнес" королю в подарок.

  Королевство, как и всякое созданное интеллектуальными усилиями

  одиночек общество держится на подвигах и победных походах. (Ничто

  так не об'единяет народ, как совместный многолетний поход со

  счастливым концом). Поэтому время от времени требуется массовый

  героизм, в котором все рыцари обязаны принимать участие. А

  Карабас был трусом и сачковал под любыми предлогами. Однажды,

  когда надо было в очередной раз идти совершать подвиги во имя

  короля и отечества, Карабас в очередной раз откупился от

  обязательной королевской разверстки этим нечестно выигранным

  замком. Он королю замок, а король засчитал ему героический поход.

  В очередной раз Карабас спас свою самозванную дешевую шкуру.

   А потом король за действительные славные подвиги даровал

  этот замок рыцарю Львиная Доля-старшему, чей замок тот же Карабас

  узурпировал еще раньше и еще подлее, поскольку бессовестно

  наказал благородного рыцаря за доброту...

   - Это твой замок,- радостно сказал рыцарь Катарине,-

  Оказывается я всю сознательную жизнь прожил в твоем родовом

  гнезде. Оказывается славные портреты предков, которые висят на

  стенах и у которых я мысленно спрашивал совета в трудные минуты -

  это твои предки. Они мне давали мудрые советы (кроме случая, с

  Шубкой из Леопарда, когда я, дурак, расписался с ней не спросив

  их совета)... То есть ты благородная де факто - вот что все это

  означает! То есть это наследство Большой Ставки, а не Львиной

  Доли. А я, прошу прощения, урожденный Честь и Достоинство... Этот

  замок я должен вернуть тебе! Это вопрос чести! Он будет твоим

  приданым. Радость-то какая! И нам обязательно надо пожениться...

  Но вот только как это решить в высоких королевских инстанциях?

  Где найти документальные подтверждения?.. Расшибусь, но найду!..

  И обязательно женюсь!

   Портреты отнеслись к происходящему однозначно положительно,

  но виду не подали в силу сдержанности, принятой у любых истинно

  благородных предков, начиная с третьего поколения.

   Фред и Катарина радовались, пока не настала пора спать...

  Впереди их ожидало большое счастье...

А пока он уступил ей свою спальню, которая, если по совести,

  давно была ее. А сам ушел спать в дальний пристрой - от греха

  подальше. Пристрой был такой дальний, что раньше он до него

  просто никогда не доходил. За ненадобностью... Долго лежал он

  один в этом огромном пристрое, думая обо всем на свете, прежде

  чем решил под утро погасить свет - задуть последнюю свечу.

   Тут в качающемся свете свечи он и увидел под самым потолком

  в углу небольшой крюк, а к нему на короткой веревке привешен

  мешочек. Видимо от крыс придумали: железо крысы прогрызают, и

  вообще от них нет спасения, но по потолку бегают редко. Тем

  более, что в этом замке на потолках часто оказывался Бобин со

  своими шутками... А может от других каких гадов мешок спрятали

  или просто от плохих людей, которые могли случайно зайти в замок

  и поинтересоваться...

   Для рыцаря потолок тоже был малоосвоенным пространством.

  Многие рыцари всю жизнь могли прожить, так и не видя потолка. И

  что с ним делать - не знали. Домашним ремонтом непосредственно

  сами рыцари отродясь не занимались, лампочек в те времена жильцам

  менять не приходилось, канделябры выше вытянутой руки даже в

  самых жарких спорах редко поднимались, а зачем еще отважному

  рыцарю вверх смотреть, какая оттуда может грозить опасность, если

  кровать, к слову сказать, от мух, комаров и домашних насекомых

  защищалась балдахином?..

   Рыцарю пристало смотреть с отвагой во взоре сверху вниз, а

  при этой позе потолок можно увидеть только отраженным в луже...

   Так что он изрядно намучался, прежде чем ему пришло в голову

  элементарное решение относительно потолка. Он просто сбегал на

  конюшню, поднял конюхов, оседлал коня и на нем в'ехал в спальню.

  Но даже в этом случае потолок спальни оказался высоким и ему,

  чтобы снять мешочек потребовалось привстать на стремени. И это

  при его-то росте значительно выше среднего (171 см в современном

  измерении).

   Потолки в других комнатах пристроя были высоченными, но

  дверные косяки были ужасно низкими, в соответствии с причудами

  безымянного архитектора древности, ставшего со временем

  неизвестным. Поэтому, когда рыцарь пришпорил лихого коня, чтобы

  доскакать до этой спальни, да и когда обратно в стойло галопом

  возвращался, конь набил много шишек об эти косяки. Количество

  дверных косяков можно было посчитать на слух. Иногда и двери-то

  нет, а косяк - вот он, пожалуйста - "Бум!". В стойле рыцарю

  пришлось делать горячему боевому коню холодные компрессы на

  голову. Особенно между ушей. И себе примочки на копчик: вроде не

  требуется об'яснять почему - проскачите мимо такого количества

  низких косяков на лошади, пригнувшись к самой гриве, вопросы

  отпадут сами собой.

Когда рыцарь, придерживая на ушибленном месте компресс,

  вернулся в пристрой и открыл свободной рукой мешок, то было от

  чего обомлеть. Там на бумаге со странными знаками, среди которых

  встречался и пресловутый иероглиф с его герба, было написано

  предсказание, сделанное для рыцаря Вильяма Большая Ставка, в

  связи с его очередной большой заслугой перед королевством, некой

  Железной Гадалкой. То ли предсказание гадалки было железным, то

  ли она сама, теперь уже установить невозможно. Но главное,

  предсказание было заверено в Службе Главной Хиромантии

  королевства. А это серьезно!

   Такие предсказания носили уже статус Плана, выполнение

  которого находится под защитой государства. И дело не столько в

  том, что такие Планы обязательно выполнялись, на то они и

  предсказаны сертифицированными государственными гадалками:

  рупором руководящего и направляющего мировоззрения. Главное в

  том, что такие заверенные предсказания носили характер

  констатирующих документов. То есть все, что там предсказывалось,

  следовало считать неоспоримым фактом! Под страхом насильственного

  прекращения факта существования сомневающегося хоть на грамм или

  хоть на шаг в сторону!

   Если действительность расходилась с предсказанием, то

  корректировали действительность, за что король нес персональную

  ответственность. Могли и выпороть. Ибо невыполнение официальных

  предсказаний грозило крахом не только отдельно взятому

  королевству, но и всему с таким трудом и такой большой кровью

  созданному общественному строю Вечного Будущего.

   Данное официальное предсказание, кроме прочего

  предписывало, что:

   - ратное мастерство позволит Большой Ставке одержать столько

  ратных побед, сколько он сможет,

   - его картежное мастерство сделает невозможным выигрыш у

  него любым честным способом,

   - его светлая вера в людскую порядочность приобретет роковые

  масштабы,

   - у него по невыясненным причинам родится красавица дочь,

  которая, несмотря на врожденное сиротство, найдет себе очень даже

  неплохого мужа, хотя и из благородных.

И дочь-красавица будет счастлива, а о большем смертному

  рыцарю и мечтать грешно!.. А для одного предсказания и так более,

  чем достаточно напредсказано за его славные подвиги на благо

  короля и отечества...

Из этого однозначно следовало подтверждение благороднейшего

  происхождения Катарины Красота Спасет Мир (в девичестве

  самопроизвольно названной Кэт) и ее право на владение этим

  замком, поскольку он (как и честное имя рыцаря) был отнят

  нечестным путем.

   Радость рыцаря была безмерной. Невозможно в королевстве

  доказывать очевидное, а дикий вассал в качестве свидетеля - хуже

  и придумать трудно. Но тут был железный Документ. Однако невольно

  зудели в голове законные вопросы. Так ему-то что - остается

  только в примаки к милой Катарине идти?.. А "неплохой муж, хотя и

  их благородных" - это все-таки он или вдруг кто другой, кого

  откровенно говоря хочется в таком случае убить в честном бою.

   Он побежал к Катарине в спальню через весь дворец, забыв про

  компресс. Дворцовый народ подумал, что это опять душка-Бобин,

  вспомнив молодость, над кем-то как-то решил подшутить. Но Бобин

  находился в лирическом настроении и был совершенно не расположен

  к шуткам. Он расположился на кровати в ногах у Катарины (которая

  для него, несмотря ни на что, всегда будет Кэт), где и умывался

  со всей тщательностью. Правда Катарина как раз проснулась в

  хорошем, но очень томном настроении и совсем уж было собралась

  немножко полетать по спальне и только скинула ночную рубашку, как

  ворвался радостный рыцарь с бумагами в руках.

   Катарине пришлось срочно взвизгнуть и, прекратив полет прямо

  на взлете, задрапироваться близьлежащими простынями... Рыцарь

  раньше думал, что он уже все, в принципе, в жизни видел. Что с

  позиций расширения кругозора тут вряд ли уже можно было что-либо

  добавить... Но он наивно ошибался, поскольку кругозор здесь был

  совершенно не при чем.

   Рыцарю сама процедура скоропостижной маскировки понравилась

  даже больше, чем первоначальная предполетная диспозиция с

  древнегреческой юной богиней на старте в центре кровати. Он

  понимал, что это не совсем (совсем не) по-рыцарски, но это не

  уменьшило удовольствия от увиденного. Он даже хотел получить

  очередную пощечину, но сам же ее не дождался, поскольку торопливо

  и взахлеб стал рассказывать задрапированной подручными средствами

  Катарине о своей находке... О бесспорном документальном

  подтверждении!

   Сначала Катарина отказывалась что-либо понимать... Ведь ее

  замок - это законно полученный рыцарем Фредом замок в наследство

  за подвиги его папы, ее будущего покойного свекора. Но рыцарь

  убедил ее, что для него нет большего счастья, чем вернуть ей ее

  законный замок. Уж очень это получается по-рыцарски... А для

  настоящего рыцаря нет выше кайфа...

   В конце-концов радостная Катарина горько заплакала. Горько

  ей стало от сознания того, что у нее так все хорошо

  складывается...

Неужели все может быть хорошо, когда вокруг столько нищеты?!

  

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

   в которой рассказывается о том,

   как благородство де факто перешло в де юре

Женщине, даже будучи благородной фактически, но

  неофициально, требуется фактически семь пядей во лбу, чтобы стать

  таковой официально даже при наличии всех необходимых документов.

  Тем более, если она красива настолько, что во лбу, по сути дела,

  уже и звезда горит... Тогда вообще... Особенно если она долго до

  этого неофициально жила в деревне... А о каком реальном

  благородстве, в сермяжном смысле слова, может идти речь в

  деревне, где нет даже элементарных удобств, не говоря уже о

  многочисленных женских штучках, вещичках и специальных дамских

  благородных средствах.

   Деревня, она и есть во все времена - деревня. Там и скот

  совсем рядом. И удобрения не за горами в больших количествах... И

  вообще деревня... Такова реальность без прикрас... Но можно взять

  и те же деревенские украшения! Прикиньте бусы из тыквенных

  семечек на статуи благородных и вечно юных древнегреческих

  богинь, или на каких других небожительниц, которых держите за

  эталоны... И посмотрите со стороны на все это!.. Мало покажется -

  раскрасте им щеки свеклой.

   А без всевозможных слуг и служанок, кавалеров разной степени

  приятности, близости и недалекости?! Без тонко подобранных для

  неспешного обнюхивания духов и пудр?! Без крутого кутюра?! Без

  приемов и балов? Как без всего этого прикажете проявлять

  благородство?! Где, чем и в чем?! Вопросы, вопросы, вопросы...

  Проклятые вечные вопросы. От них не уйти...

Катарина Красота Спасет Мир подала, как и положено,

  заявление в Службу Главной Хиромантии королевства о

  восстановлении ее статуса благородной дамы. Хотя она считала, что

  не больно ей это и надо, но замуж за славного и благородного

  рыцаря Фреда Честь и Достоинство очень сильно хотелось

  по-прежнему... А путь к сердцу рыцаря, да еще и в самый разгар

  эпохи рыцарства, лежал через официально заверенное благородство

  дамы. Рыцарь-то может и так согласен, но замуж выходят не за-для

  рыцарей, а для окружающего общества. Чтобы потом у общественности

  вопросов об алиментах и наследстве не возникало... А особенно - о

  благородстве.

   Служба Главной Хиромантии была тайным оплотом Системы.

  Каждая сколько-нибудь значимая в королевстве политическая фигура

  должна была иметь в Службе Главной Хиромантии свою постоянно

  действующую волосатую лапу. Иначе фигура быстро становилась

  пешкой. А пешке тут же давали копье в руки и отправляли с флагом

  на турниры или в славные походы. Только ее при дворе и видели...

   Но вслух это не обсуждалось...

   Шут был исключением, так что закономерно плохо кончил.

   Служба не вмешивалась в текущие забавы сменявшихся королей.

  Она занималась исследованиями далекого прошлого и далекого

  будущего. Основной формальной стороной работы Службы были

  регулярно проводимые службы. Основной прикладной формой

  деятельности были повсеместные внедрения. Служба внедрялась везде

  и повсюду, хотя никто этого не замечал или делал соответствующий

  умный вид. Результаты работы выдавались в форме различных

  предсказаний, которые являлись обязательными для выполнения.

  Иначе - костер с конфискацией не взирая. Абсолютно не взирая.

   Служба разрабатывала также необходимые традиции и ритуалы...

   Безоблачное каноническое существование Службы омрачали

  появлявшиеся время от времени пришельцы, существование которых

  было главной тайной Службы. Но про них, как считала Служба, кроме

  нее никто ничего не знал и не подозревал, если, конечно, жизнь не

  надоела. А тех, кому она надоела, было сравнительно немного. С

  ними работали индивидуально по мере выявления.

   Служба хотела и к пришельцам внедриться, но пока

  безуспешно... Пришельцы были явно ближе к Истине. Это было

  очевидно, но этого нельзя было допустить, поскольку пришельцы не

  владели правильным Методом, которым кроме Службы никто не владел

  правильно. Но пришельцы не спрашивали разрешения и вообще Службу

  игнорировали...

   А перехватить инициативу и отгородиться от них пока не

  получалось, поскольку по поводу точной формы Земли, ее

  краеугольных камней и трех опорных китов, на которых она

  держится, пока не было полного единодушия внутри самой Службы. А

  значит не понятно, как и какой высоты с позиций Метода строить

  Великую Стену, препятствующую проникновению пришельцев, куда их

  не приглашали...

   Служба единолично должна олицетворять Истину... В последней

  инстанции!.. Невидимо олицетворять! Неведомо олицетворять! Но

  беспощадно... Ура, и только ура! Без каких-либо инсинуаций!

   Однако за исторический период времени, тем не менее, Служба

  Главной Хиромантии достигла больших успехов. И прежде всего в

  контроле за неукоснительным выполнением предсказаний. Поэтому она

  была вынуждена сертифицировать благородство Катарины Красота

  Спасет Мир, хотя и имела относительно спасения мира иную точку

  зрения.

   Неосмотрительно сделанное в былые времена предсказание

  Железной Гадалкой следовало теперь выполнять, поскольку она была

  тогда спец-символом королевства и посему несколько вышла из-под

  контроля Службы в целом и контрольно-ревизионной элиты в

  частности, за счет неформальных связей с входящими в ее состав

  Элементами... Но это уже внутреннее дело Службы...

   Да и самой Железной Гадалке, безвременно ушедшей в стену

  королевского замка и замурованной там с почетом за мемориальной

  табличкой, будет приятно такое уважение к ее светлой памяти и

  высокому профессионализму в предсказаниях... Не успела она только

  самой себе предсказать долгую жизнь... Ох, не успела!.. Те-то

  быстрее подсуетились... Хотя некоторые Элементы Службы до сих пор

  привозят цветы к этой дощечке и иногда деруться там друг с другом

  изо всех старческих сил... даже плюют друг в друга... Но это уже

  внутреннее дело Службы...

   Служба Главной Хиромантии подтвердила подлинность бумаг, а

  тем самым подтвердила бессмертие хиромантического учения,

  поскольку оно было верным... (здесь обязательно надо прерывать

  мысль с помощью "ура!"). Поскольку без хиромантии, как без рук...

  Победившее в очередной раз ученение вернуло Катарине имя и замок

  официально. Ее включили в исчерпывающий справочник благородных:

  "Лучшие люди королевства - Хто Есть Хто".

   А о богатстве Катарины раздутая слава разнеслась и без

  справочников. Про ее огромное духовное богатство по недоразумению

  и темноте общественных распространителей раззвонили как про

  обычное богатство в нормальном понимании, что в среде вооруженных

  до зубов людей и породило излишний ажиотаж.

   Благородные, но бедные молодые рыцари стали ездить вокруг

  замка кругами на отечественных жеребцах.

   Чтобы просто так кругами не ездить, а вызывать у Катарины

  интерес, бедные молодые рыцари вскоре выгородили вокруг замка

  ипподром и стали устраивать скачки наперегонки. Все честь по

  чести: с полумеханическим стартом, финишным колоколом и

  тотализатором. Победители под'езжали к окну спальни Катарины

  Красота Спасет Мир и пели на три этажа вверх глубокомысленные

  лирические хиты составленные из десяти слов, которые расставляли

  в самых неожиданных местах песни, и связки "ля-ля-ля". Короче,

  песни - обычная дрянь, но исполнение было еще хуже. К сожалению,

  чтобы нанять для исполнения хороших певцов денег у них не было...

   В зарубежных королевствах можно откопать невест и побогаче,

  но для той любви требуются иностранные языки... А их с детства

  ориентировали на внутренний рынок. Отсюда и весь базар...

   Дело шло к тому, что скоро они собирались устроить под

  окнами замка рыцарские турниры в ее честь, поскольку нарастающая

  численность бедных, но все более и более благородных рыцарей,

  катострофически уменьшала отдельно взятые шансы каждого.

   А Катарине только этого не хватало. Она не любила, когда

  убивают. Живой рыцарь, даже плюгавенький, выглядит всегда

  красивее убитого, даже если проигравшего накрасят (хотя чаще

  хоронили прямо в цинковых латах). Конечно неплохо, думала

  Катарина, если немного повздыхают, но все хорошо в меру...

   Молодые рыцари были красивы, как на подбор. А что еще

  остается делать бедным рыцарям без наследства? Катарина их

  пыталась убедить, что она, хотя и благородная, но не принцесса, а

  они достойны чего-то большего и значительно лучше оплачиваемого.

  И что речь шла преимущественно о духовных ценностях. Более того,

  она сама уже давно неофициально помолвлена. Так что лучше славным

  рыцарям не тратить свои молодые годы на скачки кругами вокруг ее

  замка. Лучше расширять свой кругозор... В мире так много

  прекрасного кроме нее...

   Время от времени сам рыцарь Честь и Достоинство (или пока по

  реестру Львиная Доля), который продолжал жить в самом дальнем

  пристрое на правах друга замка и все вышеописанные безобразия

  происходили у него прямо на глазах под самым носом, ворчал, что

  молодежь пошла больно шустрая, хотя еще жизни не видела... Все в

  жизни ему пришлось повидать, но такое... Но "повидать" отличается

  от "видеть". Он теперь многое видел по-новому! ...Но все равно,

  если это наглое безобразие незваных женихов не прекратиться, то

  ему бы хотелось повидать их в гробу...

   Он очень осуждал эти свои мысли...

Как положено, Катарина ходила представляться королю по

  случаю официального вступления в свое благородство. Служба

  Главной Хиромантии к благородству как бы не имеет прямого

  отношения. Она лишь форимрует свое "мнение". А все внешние

  процедуры кукольного спектакля по этому поводу, естественно,

  лежат на олицетворяющем тем самым власть короле.

   На приеме совершенно случайно была и королевская фаворитка,

  которую король все еще боялся, но, вроде бы, уже последние

  денечки. Поэтому он сказал, что с удовольствием бы встретился с

  Катариной в менее формальной обстановке. Но фаворитка не

  позволила развить и конкретизировать мысль до точного места и

  времени. Она сама, опережая естественный ход событий и скомкав

  мероприятие, об'явила заключительный протокольный менуэт на две

  персоны, сообщив присутствующим, что на этом все события на

  сегодня будут решительно исчерпаны...

   Станцевал король положенное по протоколу с Катариной и

  фаворитка, которая следила, чтобы музыканы не сыграли ни одной

  ноты сверх положенного, немедленно увела его за рукав (а

  выглядело, как за шиворот) подальше в покои, чтобы успокоится. А

  Катарине доброжелательным шепотом посоветовала пореже появляться

  при дворце. Катарина не особенно и рвалась во дворец. Король ей

  совсем не нравился, а в обратном ее вины не было.

Присягу на верность королю приносили пока только рыцари.

  Указ о том, чтобы подключить к этому процессу и дам, был еще в

  стадии предварительной проработки в экспертной комиссии и первых

  робких экспериментов придворных ученых. Благородные дамы в

  достаточном количестве и без присяги стремились услужить королю в

  меру своих сил. Король сам неистово им клялся, когда терял

  голову, что случалось часто...

   Катарина, в следствие нетривиального происхождения "из

  деревенских", не понимала этого, она смотрела на короля совсем

  другими глазами. В этих глазах король начисто проигрывал

  сравнение с ее бедным дедушкой. Он проигрывал сравнение даже с

  Вилли-меньшим (какая он, все-таки, прелесть), не говоря уже о

  рыцаре Честь и Достоинство. Король - это мужчина, сила которого

  заключена в свите. Коронованный король (не путать с пивными,

  стальными или эстрадными), подобен психу со справкой. Это у того

  и у другого наследственное. Он может сказать и сделать все, что

  взбредет в голову, и ему ничего не будет. Короля, как и любого

  психа лучше беспрекословно считать тем, кем он себя об'явит.

  Лучше уж пусть так и будет! Иначе будет хуже.

Катарину сразу подключили к общественной работе женсовета.

  Благородные дамы обязаны были возглавлять всякие-разные

  специализированные советы и благотворительные фонды, чтобы хоть

  как-то сглаживать то, что получается в результате активной

  жизнедеятельности рыцарей.

   Катарина всегда мечтала быть полезной прогрессу. Ведь из

  средних веков можно выбраться только общими усилиями. Но в

  деревне кроме них с дедушкой прогресс абсолютно никого не

  интересовал: "пущай он катится своим ходом туды, откудать

  прикатил". А при Дворе прогрессом интересовались в столь

  извращенных формах, что лучше бы они о нем ничего не знали...

   Но новое положение Катарину обязывало... И далеко не все

  дамы паслись при Дворе, хочешь не хочешь, а рожать и воспитывать

  детей тоже кому-то и когда-то надо. Нельзя же целиком свое

  будущее оставить на откуп только дородным кухаркам и бойким

  незамужним горничным!.. Хотя некоторым благородным дамам

  приходилось из-за этого буквально разрываться...

В планы Катарины входило развитие просвещения, науки и

  культуры. Только дамы могут что-то сделать, когда в королевстве

  постоянный дефицит учителей, бумаги, чернил, учебников и

  наглядных пособий, а также необходимых помещений и лабораторной

  базы. Рыцари думают о будущем в плане личной славы, а дамы думают

  в плане будущей славы своих детей. А ради детей они могут пойти

  абсолютно на все. Даже на изменение школьной грамматики родного с

  детства языка: правило "как слышица - так и пишица" позволит всех

  детей сделать счастливыми. Несколько сложнее с математикой, но и

  там не все так безнадежно, особенно в топологии. Есть у дам и

  конкретные предложения по фундаментальным наукам вообще и по

  естественным в частности. Надо во всем разобраться...

   Еще Катарина хотела сближения замков с деревней, гармонии

  крестьянского и ратного труда, взаимовыгодной шефской помощи...

  Но прежде всего она постоянно хотела замуж со всеми вытекающими

  отсюда последствиями. Она хотела... много чего. И так понятно.

   Но одна из главаных проблем состояла в том, что ее дорогой

  жених страшно комплексовал. Она знала от опытных дам, что

  комплексующие рыцари обычно плохо кончают. А поводов в данном

  случае было более, чем достаточно. Тут и невозвращенное

  официально первоначальное честное имя, и неузаконенный обратно

  собственный родовой замок. А для мужчин это все так важно... Тут

  и последствия врожденного рыцарского менталитета... Более того, в

  замке, в довершение всего, возникли рассовые проблемы...

   Она старалась прятать свою эрудицию. Но это не всегда

  удавалось. Рыцарь теперь постоянно сильно переживал, что многие

  лучшие годы провел с мечем в руках на турнирах и в походах,

  вместо того, чтобы учится, учиться и учиться. Что слава рыцаря не

  стоит и одной хорошей теоремы из науки математики... А может быть

  он мог бы стать артистом или философом. Может быть он бы тоже

  языки выучил и балету научился... А то и всех достоинств

  только-то, что мужик.

   Ну вот женится он на ней. И что дальше? Что он сможет дать

  их долгожданным детям кроме меча в руки и военных команд по

  голове? Кому будет нужно его знание, как с наименьшими усилиями

  перерубить противнику какое-нибудь место... Разве в этом смысл

  жизни?..

   Только в бедности и несчастьи люди с молодости задумываются

  о смысле жизни, поскольку разве то, что они получают, это жизнь?!

  А богатые задумываются о смысле жизни, только когда она

  кончается. Могут, конечно, и раньше задуматься, если повезет

  тяжело заболеть. Рыцарь же часто думал о жизни и в прежние годы,

  особенно после ссор с Шубкой из Леопарда. Но это была другая

  жизнь... Сейчас в мыслях о жизни стало еще больше растерянности.

  

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что с "японской империей" надо кончать

Надо было что-то делать с японским шпионом и уже не только с

  ним, надо было то же самое делать и со всеми обитателями бывшего

  карабасова замка.

   Вилли-меньшой кое-как унес из замка ноги и что еще можно

  было унести. Замешкавшиеся в замке превращались один за другим в

  японцев. Вилли-меньшой, если бы чуть подзадержался, мог бы тоже

  стать черт знает кем. По крайней мере его очень настойчиво за это

  агитировали. Даже сватали ему кухарку из новых японок по имени

  "Каре-Ока", уже сшивишую свадебное кимоно из трех распоротых

  платий периода несознательной жизни в миру Матильдой-

  вертихвосткой.

   Из ее кокетливых намеков следовало, что она сожгла за собой

  какие-то мосты. Мостов Вилли-меньшой за ней не обнаружил по

  естественной причине полного, видимо, их сгорания дотла, хотя и

  после этого она сзади выглядела очень внушительно. Но что правда,

  она лучше всех в замке готовила и поэтому с нетерпением ждала,

  когда актив замка обеспечит ей мужа-самурая, обещанного в награду

  за освоение приготовления риса из местных продуктов.

   Японские гены "осень" сильные. И тут нет ничего смешного.

  Если в роду затешется один японец, то потом уже дальше пойдут

  сплошные японцы. Может на детях природа и отдохнет - такое

  случается даже в самом центре Японии, но уж с внуков начнет

  выдавать одних японцев с гарантией. Вывести их потом труднее

  тараканов. Они такие же живучие, но куда как умнее. Однако это

  чистая теория, а на практике Вилли-меньшой, японский бог, был уже

  для современной генетики стареньким... даже в качестве таракана.

Спасла его, можно сказать, темнота людская и серьезные

  пробелы в образовании активистов замка. Активисты-выдвиженцы

  совсем не умели отличать взаправдешних японцев от китайцев. Вот

  они и стали величать Вилли-меньшого не иначе, как "Ви-Ли

  Мень-Сой!". Когда это услыхал генетический японец Мицумока

  (которого рыцарь когда-то по неосторожности арестовал и

  препроводил в замок), он сказал, что это, стало быть, китайский

  "лазуццик" и его лучше депортировать во имя чистоты нации. Его и

  депортировали по простонародному японскому обычаю пинком под зад.

  Причем пинались, японский бог, как раз те выдвиженцы, которые по

  недомыслию и сделали его китайцем.

   Пострадали потом и те, которых из-за этой неразберихи с

  именами сделали, ничего не подозревая, корейцами, поскольку и их

  разоблачили...

   Мало всего этого. Замок целиком об'явил себя независимой

  японской империей. Генетического японца Мицумока (хотя у него

  один из четырех или пяти прадедушек был все-таки турком) об'явили

  императором - послаником богов и ответственным за сохранение и

  преумножение народного японского творчества в самом широком

  смысле слова.

Поскольку замок, как и положено, был окружен со всех сторон

  рвом с водой, новые японцы об'явили его, кроме прочего, еще и

  независимым островом "Накуся", который на карты спецслужб в

  результате проделанной военной разведкой работы был занесен под

  условным (кодовым) названием "Икс-территория Выкюся"...

   Государственным языком у них там стал японский со словарем -

  так что понять, что они замышляют и зачем столько суетяться,

  постороннему было абсолютно невозможно. Да еще и постоянно

  кланяются... Обычные формы шпионажа и разведки потерпели полный

  провал, поскольку наш разведчик врагу не привык кланяться. У

  нашего разведчика разговор с самураем короткий. А новые японцы

  считали короткие разговоры невежливыми... И опять же могли

  запросто выпнуть невежу под зад из замка. Выпинывание наших

  разведчиков под зад носило у них специальное название какого-то

  восточного единоборства и происходило постоянно.

   Виноват во всем, разумеется, был король, который из-за

  конкурсов красоты, маскарадов, казней и других шумных

  развлекательных мероприятий не мог уделить времени своевременному

  решению японского вопроса и все прошляпил. Всю экспансию. Но

  король выше подозрений и критики, поэтому вся вина за японские

  безобразия на территории вверенного ему королевства целиком

  ложилась на плечи привратников. Привратников чуть что за это

  пороли, чтобы знали на будущее. Чтобы отучались привратничать...

  Надо знать, где можно приврать, а где и ворота для короля

  отпереть... А потом, когда стихал народный гнев, им повышали

  жалование, чтобы все было по справедливости...

   В целях же личной безопасности почетные подданные

  королевства расхожую фразу "Виноват король!" своевременно

  заменили на сокращенную: "Виват, король!". Без всяких вкраплений

  "но" перед королем!.. Такая аббревиатура королям нравилась... и

  народ имел возможность высказать через нее наболевшее... Если что

  случиться в королевстве, этой фразой подданные обычно и

  ограничивались. Прокричатся "вивата" и быстро почувствуют

  облегчение к обоюдному удовольствию...

   Вообще-то за связь с Японией в королевстве раньше, когда она

  еще не зашла так далеко, отвечал Карабас по его собственной

  просьбе. Но он только усложнил это тонкое дело... Карабаса

  таинственным образом тянуло в Японию. Мол, интересы рыцарства

  должны приростать с восходом солнца...

   Он хорошо поработал со спонсорами насчет финансирования

  вооруженного похода для захвата и присоединения Японии. Собрав

  большие деньги, исчез на два года бесследно, а когда вернулся из

  славного похода, то начал говорить о дружбе с Японией за счет

  других врагов... Японию он в этот раз не присоединил, но все

  спонсорские деньги потратил самым лучшим образом. Так что

  спонсоры могли спокойно радоваться... Кроме того щедрый Карабас

  каждому из них привез по сувениру - по красивому бумажному вееру,

  на которых было по-японски написано приглашение посетить лучший в

  мире японский публичный дом со скидкой...

   Но это все большая политика, а наш рыцарь просто не знал,

  как жениться, в элементарном юридическом смысле этого слова. Он,

  с одной стороны, захватил японского шпиона, что заслуживает

  поощрения, а с другой, сам же стал жертвой японской аннексии...

   А как в таком положении жениться, если твоя законная спальня

  теперь находится в центре независимой японской Империи?.. Не

  испрашивать же разрешения на первую брачную ночь у японского

  императора... Да и с разрешением на руках, опять же в самом

  центре Империи, что прикажете делать...

   Теперь у него сплошные бессонницы в присторе Катарининого

  замка. Она, конечно, предлагает плюнуть на японскую проблему.

  Поселиться в ее замке и жить спокойно. Но рыцарь не может так.

  Хочет, но не может... Мужчина он, в конце-концов, или нет!

   Катарина успокаивала его, что он, конечно, мужчина, но

  иногда лучше следовать трезвому разуму. Неужели им не хватит

  одного замка? Неужели им не хватит одной спальни? Неужели им не

  хватит их любви?.. Но рыцарь сказал всхлипывая, что он не может

  быть счастлив, пока не будут ему возвращены родовой замок и

  доброе имя его благороднешего папы. Без имени нельзя быть

  полноценным рыцарем, а без недвижимости - полноценным мужчиной.

  Поэтому он должен довести дело до победы.

   Рыцарь вынужден был в очередной раз ехать к королю, чтобы

  хлопотать за свой замок. Но когда удалось пробиться на прием, то

  выяснилось, что дело с замком приняло сложный оборот. Во-первых,

  кто это вообще сказал, что бывший карабасов замок его законный

  замок? Во-вторых, международные наблюдательные комиссии по

  независимости замков заинтересовались этим замком-государством и

  порывались взять его под свою защиту вместе с окружавшей его

  природой. В таких условиях совершенно невозможно было штурмовать

  замок специальной королевской гвардией, предназначенной для

  штурмов замков в любом радиусе действий... Кроме того, уходившие

  на штурм превращались там в японцев и со штурмов уже не

  возвращались. Поэтому никто и не мог доложить об успехе операции.

  И ее безуспешно повторяли, пока не извели всех своих, сколько

  было в запасе... Замок был неистребим генетически.

   Весь королевский двор на перегонки думал, что теперь с

  замком-империей делать. Даже танцы почти совсем прекратились в

  королевском дворце... А если и танцевали втихаря, то совсем без

  удовольствия.

   В конце-концов Высший Королевский Совет предложил об'явить

  этот замок Психушкой N 2. То есть как бы нет в окружающей природе

  никакой независимой империи, никакого захваченного замка, а есть

  простая новая психушка... Где с психами лучше не спорить.

   И передать ее под попечительство Его Величества лично. Что и

  было сделано. Она так и была названа: "Психушка N2 имени Его

  Величества лично". И лечить начали методом "полного погружения":

  если хочется быть японской империей - пожалуйста, на здоровье!

   Прислали официальных послов с лекарствами. Местные японцы

  выделили послам в замке экстерриториальную комнату под

  посольство... Положение двойственное. С одной стороны независимое

  государство, а с другой стороны кушать им тоже хочется. Поэтому

  не так все просто... Надо прикинуться частично согласным на

  все... И начались дипломатические приемы, приемы лекарств по типу

  фуршетов, работа по уточнению границ дозволенного...

   В замок завезли большую гуманитарную партию сэконд хэнд

  достаточно свободных кимоно достаточно свободного покроя с

  достаточно длинными-предлинными руковами. Специалисты уверяли,

  что для японского уха "сэконд хэнд" звучит также красиво, как для

  европейского "кристиан диор", поэтому проблем с реализацией не

  должно быть...

   Новые японцы охотно шли на контакты и вели себя довольно

  мирно, если не затрагивались вопросы их новой благоприобретенной

  национальности и государственной независимости. Только при такого

  рода посягательствах собеседник обычно получал пинок под зад.

   А в остальном они спокойно делали себе икебаны на продажу.

  Хорошо продавалась и древняя японская живопись, которую они также

  быстро освоили. Главное, они дружно взялись и за выращивание риса

  в условиях отдельно стоящего замка. Но пока вырастал только

  камыш: размером больше, но вкусом хуже. Рис сажали разными

  способами, но даже после того, как разоблачили двух рисосажателей

  с вьетнамскими фамилиями и выпнули их под зад, улучшения с

  выращиванием риса не наступило. Поэтому усилили селекционную

  работу в условиях анклава.

   Как и генетические японцы выдвиженцы были на одно лицо и с

  общим стереотипом поведения. Это создавало проблемы при раздаче

  успокаивающих лечебных уколов.

   Поскольку различать их по лицам было совершенно невозможно,

  иногда успокаивающий укол ставили по несколько раз одному и тому

  же новому японцу. А те умные, они быстро усекли, что тому,

  которого уже уколом успокоили - тому уже все пофиг. Так пусть

  лечится дальше. От него не убудет, если он еще несколько раз свою

  ягодицу подставит... Хотя конечно все равно ягодиц-то у них из

  расчета на одного человека при смене расы больше не стало... Они,

  как обычно, имели по одной ягодице на душу населения (в ягодицу

  укол-то и ставили), плюс, естественно, по одной запасной... Но

  общественный выигрыш от этого был очевиден.

   Однако лекари быстро присмотрелись и наловчились по

  неповторимым узорам от нанесенных уколов однозначно различать

  зады, а по ним уже вычислять и самих японцев. Зады стали

  временными удостоверениями личности.

   А тут как раз сформировалось и глубинное отличие, связанное

  с каждой индивидуальностью в рамках принятой национальности и

  добровольно заимствованных стереотипов. Короче, когда

  присмотрелись - они опять оказались разными, но уже по-другому и

  стало удобнее работать с лицами...

   Функционирование психушки приняло затяжной мирный характер и

  переломить тенденцию пока не удавалось.

   Постепенно всю суету на острове и постоянные поклоны удалось

  несколько систематизировать с помощью согласованного сторонами

  распорядка дня, который позволил к обоюдному удовольствию сторон

  превратить стихийно возникший дурдом в планово организованную

  психушку. За добросовестное соблюдение распорядка больных

  награждали именными палочками для еды.

РАСПОРЯДОК ДНЯ ДЛЯ НОВОЙ ЯПОНСКОЙ ИМПЕРИИ

УТВЕРЖДАЮ:

   Его Королевское Величество,

   попечитель второй психушки.

   + + + Собственноручно

Под'ем,

   встреча с восходящим солнцем,

   лечебные процедуры,

   восточные единоборства и

   снова лечебные процедуры - Час Зайца

Японские народные промыслы - с Часа Дракона до Часа Пса

   (для продажы за пределами) с перерывом на обеденный рис

   в Час Обез'яны, но не долго.

   Можно отпусакть в уборную.

Самосовершенствование, поклоны,

   японские забавы по выбору,

   полная неконтролируемая свобода,

   вечерний рис, клизма и сон - по Час Тигра включительно.

В Часы остальных известных восточных животных строго

  следовать японскому духу и иероглифу, но принимать лекарства

  незамедлительно по их поступлению. Неконтролируемой свободой

  пользоваться строго в рамках. Общее число поклонов за день

  ограничить разумными пределами.

Собственноручно подписал император,

   посланец богов местного значения,

   ответственный за сохранение-преумножение

Б М

   А И

   Портрет Н Ц

   восходящего З У

   солнца А М

   Й О

   К

   ! А

Хотя дворцовые крючкотворы делали все, чтобы понравиться

  больному замку и тем самым сохранить руководящие позиции в

  королевском замке в качестве незаменимых экспертов по

  деяпонизации второго во славу первого, прогресса в направлении

  выздоровления не наблюдалось. Более того, замок с пациентами стал

  проявлять свой нездоровый интерес к соседним территориям.

  Особенно к огородам. На заборах простых сельских труженников

  стали появляться иероглифы.

Смотрел на все это рыцарь, смотрел и решил, что хватит!

  Насмотрелся!

  

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

   в которой рассказывается о том,

   что и с Японией можно договориться

Рыцарь набрал себе новое войско. Отборное. Теперь при наборе

  вояк он особо интересовался именами. Ожегшись на сублимированных

  японцах, он хотел надежно застраховаться. Вилли-меньшой выступал

  при этом экспертом по допустимости имен, как непосредственно

  подвергавшийся недопустимому переименованию, а потому имел

  решающий голос в призывной комиссии. По этому пункту он

  решительно забраковал хорошо подготовленную группу свирепых

  эфиопских наемников, поскольку заявил, что более японских имен,

  чем у эфиопов, он в своей нелегкой жизни больше не встречал...

   Не принял он и группу воинов без постоянного места

  жительства с именами Моня, Мойша и Изя, поскольку японские корни

  здесь также хорошо просматривались в каждом слоге - чистые

  самураи, чище не бывает... Правда те не сильно огорчились и

  смогли-таки вместо ратных подвигов в далекой Японии прямо рядом с

  замком быстро оборудовать уютное местечко для всестороннего

  обслуживания: пошить новые латы для войска в присутствии

  заказчика... некоторых из новобранцев очень галантерейно

  подстригли... и побрызгали одеколоном... чтобы голова в шлем

  влазила... Сделали и другие необходимые обрезания... И все это

  под скрипичную музыку...

   Все остались очень довольны. Прямо на глазах окружающих

  повысилась обороноспособность войска, которое в конце концов

  удалось укомплектоватся сравнительно безопасными именами,

  напоминавшими скорее вассальские кликухи... Таким образом тыл в

  походе рыцаря на Японию был обеспечен. Но необходимо было этого

  остерегаться...

   Рыцарь нежно простился с Катариной, которая вслед ему все

  повторяла, что им и одного замка хватит вполне..., и поехал прямо

  в Японию не сворачивая с намеченного пути много дней и ночей. Но

  до восходящего солнца немного не доехал. Остановился на самом

  берегу последнего моря. Достал ларец и поставил на видное место.

  Вроде маяка получилось, но с более глубоким смыслом.

   Так начиналась операция, которая была рассчитана рыцарем на

  военную хитрость и японскую мудрость. Что и подтвердилось

  вскорости...

   А рядом в море многочисленные коренные японцы занимались

  старинным японским народным промыслом - промыслом рыбы...

   Японские торговцы, которые как муравьи постоянно сновали из

  Японии в Японию туда-сюда, разнесли весть о ларце по всей стране

  восходящего солнца еще до его захода.

   Вскоре, как и ожидал рыцарь, к его лагерю со стороны солнца

  стали подтягиваться на лодках большие силы Японии, побросав свою

  рыбалку с сетями, крючками и червяками прямо на месте рыбалки.

  Большие японские силы никогда не сидели без дела, а когда все

  побросали, сильно замусорили побрежье. Почти вся Япония

  собралась, кроме самого императора и еще некоторых

  отсутствовавших по болезни...

   Как и муравьи, они умели хорошо организовывать массовые

  мероприятия без указаний сверху. И это при живом-то императоре...

  которого они почитали наравне с солнцем, но проблемами старались

  по пустякам не нагружать... пусть себе спокойно восходит...

   - Чего надо? - спросил он, выйдя один перед большими силами.

   - Ларец!- дружно ответили японские силы.

   - А что мне за это будет?

   - Гарантируем, что ничего за это не будет! А кроме того

  будет звание друга японского народа и почетного самурая империи!

   - Кто вы такие, чтобы говорить от имени народа?!

   - Мы - народ!- уверенно сказал японский народ и это

  разнеслось по всем уголкам великой страны и эхо откликнулось еще

  большей сплоченностью.

   - А зачем тогда, если вы народ, наши замки захватывать?!

  Зачем рыцарей лишать родного крова и долгожданной женитьбы?!

  Зачем в чужой спальне "Банзай!" писать в записке?!.. Разве это

  хорошо?!...

   - Мы - народ! Народ не может быть виноватым. Это все

  нетипичные представители. Они больше так не будут делать...

  Только ларец отдай, пажалста...

   - Ладно, выберите типичного представителя. Мы с ним выйдем и

  поговорим спокойно.

   Буквально за несколько минут огромная армада выбрала внутри

  себя наконец-то представителя типичного обыкновенного. Если бы

  они при этом не кланялись друг другу и не опрокидывали от этого

  свои лодки, могли бы еще быстрее выбрать.

   Представителем стал самый средний японец по росту, весу,

  уму, красоте, и всем прочим данным, некоторые их которых не

  видимы постороннему для японцев глазу (а для японского глаза как

  на ладони, японский прищуренный глаз, как у зоркого стрелка,

  видит далеко и метко). А раз самый средний - значит самый

  лучший... Удивительным было то, как японцы все это шустро

  сделали. Может просто потому, что самый средний японец был

  выходцем из самой глубинки лодочного косяка Японии. Да и сама

  Япония представляла из себя в те времена с точки зрения

  экономической географии гряду лодочных станцый среднего размера.

   Типичный представитель пред'явил оформленные честь по чести

  полномочия на право говорить от имени японского народа, который

  находился постоянно рядом и дружно подтверждал.

   Рыцарь начал с резкого заявления. Он сказал, что он устал

  обнаруживать у себя дома японских шпионов. А еще ему надо вернуть

  свой замок и доброе имя, чему препятствует новая японская

  империя, возникшая на его голову прямо в его замке.

   Типичный представитель в свою очередь неторопливо поведал

  рыцарю длинную романтическую историю, предварительно

  поклонившись.

   Оказалось, что этот ларец для многострадального народа, в

  данном случае японского, очень важен. А рыцарю он без надобности.

  И не столько содержимое, о котором ходят многочисленные

  непроверенные легенды, сколько сам ларец нужен народу... А

  содержимое, если очень хочется, он может себе оставить, чтобы

  было баш на баш (что в переводе означает "и насым, и васым").

   Главный Хранитель Ларца, как и многие японцы, не мог себя

  мыслить вне своего замечательного японского народа, поэтому легко

  путал личное и общественное. Так случайно и легко он проиграл

  ларец, забыв в азарте, что это народное достояние, хотя должен

  был его охранять, за что и получал большую зарплату, которую

  проиграл здесь же, но еще раньше...

   Поэтому, когда Главный Хранитель Ларца разобрался в ситуации

  внимательно и спокойно, то сделал себе харакири самым ржавым

  мечем... А Большая Ставка, не замечая ничего вокруг, поскольку

  все японцы ему постоянно дружелюбно улыбались, честно и блестяще

  обчистил еще многих славных представителей непростого, как потом

  оказалось, японского народа. Правда в большинстве своем не с

  такими трагическими последствиями. Откуда мог знать Большая

  Ставка, что тихие и вечно улыбающиеся на лицо японцы такие

  азартные и впечатлительные изнутри... Это была его трагическая

  для них ошибка.

   Но японцы к нему лично были не в претензии - поскольку все

  было "сесно"... Но от этого было не легче. Когда азарт кончился и

  Большая Ставка протрезвел, то по-рыцарски вернул выигранные

  несметные богатства, поблагодарив японцев за участие в

  замечательных азартных играх, а себе оставил на память о

  полюбившейся ему Японии лишь невзрачный ларец с бумагами...

   Но этот-то невзрачный ларец и представлял, оказывается,

  главную ценность, поскольку его привезли в Японию могущественные

  гости с небес. Не всякий народ принимает гостей с небес, которые

  ларцы дарят. Только избранный народ! И не где-нибудь его

  избирали, а на небесах!.. Ларец-то вовсе не японский, а небесный.

  Это главная тайна, которую нигде не прочитаешь, не увидишь, не

  услышишь, но все настоящие японцы каким-то образом эту тайну с

  детства знают одновременно с той, откуда в Японии берутся

  маленькие японцы... Народ Японии единодушно надеется, что

  благородный рыцарь забудет про это в силу своего благородства...

  Заранее спасибо!.. И весь народ поклонился.

   Так вот этот ларец - главная сокровенная реликвия Японии. Но

  об этом никто не догадывается и никогда не догадается. Благодаря

  ларцу японцы рождаются такими умными и прищуренными. Исчезновение

  ларца из Японии равносильно вырождению. А почему это так -

  большая небесная загадка. Ларец-то постоянно был в Японии и все

  было нормально. А сейчас хватились ларца - а его тю-тю... И в

  результате молодеж пошла нынче не та!... Как раз сплошные

  нетипичные представители... Пьют, курить в Америку ездят, все

  хуже слушают полезные нравоучения старших... Некоторые даже

  прищуриваться перестали. Так что прямая зависимость от ларца... А

  это приводит к ломке устоев. Грозит катаклизмом.

   Поэтому, когда прошел шок, японцы кинулись в далекую чудную

  страну славного рыцаря Большая Ставка, чтобы выкупить ларец.

  Чудную рыцарскую страну в конце-концов отыскали вдалеке. Но когда

  постучались в замок, который по народным японским приметам должен

  был принадлежать Большой Ставке, то некто Карабас сказал, что

  никакой такой здесь не проживает и чтоб желтоягодичные катились

  подальше... Что это замок маркиза Карабаса. И про ларец никто не

  знает и знать не желает, и что сейчас он вызовет специальную

  королевскую гвардию, если добровольно не уберутся туда, откуда

  пришли... или приехали...

   Но японцам некуда было отступать, поэтому они поклонились

  негостеприимному замку и пошли искать на него управу выше, где

  ничего хорошего тоже не нашли. Тогда подключили большой японский

  капитал...

   В результате компетентные королевские службы за большие

  карманные деньги, и еще на чай сверху, передали упорным японцам

  секретную информацию, что Вилли Большая Ставка в королевстве не

  числится с такого-то числа, как проигравший свое славное имя

  вчистую. Удивились японцы такой логике абсурда, но поняли, что

  Запад - дело тонкое...

   С тех пор продолжались безуспешные поиски ларца. Сказать

  кому, так не поверят, но из-за этого страна стала приходить в

  упадок. Других причин для упадка не было: император, как и Будда,

  были вне подозрений, так что однозначно из-за ларца.

   А тут неожиданно сам Карабас об'явился в Японии и стал, как

  ни в чем не бывало и очень слащаво подмазываться к японцам со

  своими бизнес-планами по организации совместного игорного

  бизнеса. Он приехал не просто так, а во всеоружии с большой

  компанией хорошо вооруженных специалистов по детским и взрослым

  играм для лоббирования этого дела. И японцы уже были для него не

  желтоягодичными, а совсем наоборот...

   Но после первой же презентации, устроенной Карабасом, его

  побили за большую нечестность и выгнали вместе с вооруженными

  специалистами...

   А у японцев, между тем, окрепло подозрение, что ларец

  находится все-таки у Карабаса, но тот, видимо, тоже что-то

  подозревал насчет чрезвычайной ценности ларца и пытался

  подмазаться к японцам, чтобы узнать секрет ларца и стать

  благодаря ему могущественным. Но для этого надо знать секрет. Он

  знал, что секрет знает даже последний японец. Он даже пытался

  охотиться за последним японцем. Он даже его убил. Но своего не

  добился, поскольку на место погибшего последнего японца встали

  миллионы новых последних японцев, а с такой силой он не мог

  справиться за короткое время. Секрет ларца остался в Японии...

   Но Карабас не дурак, чтобы так просто, пусть даже за большие

  деньги, отдать ларец. Очень ему все равно хотелось быть

  могущественным... А могущество - это не столько деньги, сколько

  секреты. А секреты - это уже и большие деньги, и могущество!..

  Где-то тут в логической цепочке выпали женщины, но они,

  естественно, встанут на свое место рядом с секретами, когда

  дойдет до дела...

Рыцарь позволил себе прервать длинное повествование японца:

   - Много мне последнее время странного рассказывают. То про

  пришельцев, то про гостей с неба. И даже тут в ларце какие-то

  бумаги про это есть... Видимо пришельцы пытались что-то

  об'яснтить, но не смогли... На Земле есть явные пробелы в

  образовании... А кто мне скажет, почему тогда рисунок на ларце

  совпадает с рисунком на моем родовом гербе, которого в отличие от

  замка и славного имени у нас не отняли? Может это мой родовой

  ларец, а не ваш небесный?!

   Глянул японец внимательно на рыцарский герб, совсем-совсем

  сощурился и онемел. Замерла мгновенно и вся Японии. В этот момент

  как раз произошли большое землетрясение и цунами, но онемевшие

  японцы этого даже не заметили не только от того, что привыкшие, а

  прежде от того, что так сильно онемели. Поэтому никто от стихии

  не пострадал.

   - Могли бы и раньше заметить,- сказал рыцарь немного

  обиженный столь длительным и устойчивым невниманием к себе лично.

   Японский народ в лице своего представителя тут же предложил

  рыцарю поселиться в японии в качестве самого почетного гостя, до

  окончательного выяснения его происхождения и всех связанных с

  этим вопросов. И тем более после этого. В его лице они тем самым

  готовы были оказать почет и уважение всему прочему человечеству,

  которое для них все-равно, "исвините пазаллста", было на одно

  зачем-то белое или черное лицо, но у него одного был на гербе

  специальный знак... Значит не одни японцы на земле избранные...

  Еще есть человек...

   - Мне, конечно, не безразлично мое небесное происхождение,

  но если я займусь этим выяснением, то никогда не женюсь на своей

  даме сердца. Лучше уж я этим займусь неторопясь в своем родовом

  замке, который мне надо освободить от вашего японского брата...

  Что касается ларца, то не надо себя делать рабами вещей...

   Но раз такое общенанациональное дело, тут на рыцаря напала

  большая торжественность - он вернул ларец японскому народу, чтобы

  те не переживали так сильно, добавив при этом:

   - Раз такое дело - это ваше,- ...Но нам тоже нужны толковые

  дети... И вырождения нам не надо. И мне лично нужны толковые

  дети... Но мы уж как нибудь по-старинке, без ларцов... Будем

  надеется, что герба "Чести и Достоинства" будет нам достаточно...

По всей Японии прокатился звонкий радостный "Банзай!".

  Метеослужбы всего мира тут же сообщили о втором неожиданном

  землетресении в Японии всего за несколько часов. И опять без

  жертв...

   Но бумаги рыцарь оставил себе.

   Договорились, что японцы за этот жест доброй воли мирным

  путем освободят его замок, тем более, что надобность в японских

  шпионах, да еще и в таких количествах, отпала. И еще японцы

  попытаются убедить его Его Величество, что замок действительно

  принадлежит рыцарю Честь и Достоинство, каковым он на самом деле

  и является. Нормальными способами это доказать невозможно,

  остается попробовать нетрадиционные восточные средства...

   Рыцарь пытался спросить и насчет сакуры...

   - Насчет сакуры особый разговор,- сказал средний японец.

   На эти разговоры он мандат не получал... Но потом обе

  стороны решили, что для первого раза и так более, чем достаточно.

  Будет повод еще встречаться таким приятым партнерам. А маленькие

  тайны притягивают. А эта даже большая...

Когда заканчивалась официальная часть и ларец исчез в

  просторах маленькой Японии, тут же появились гонцы от японского

  императора и рыцарского короля, с Посланиями к двум народам, в

  которых они заявляли, что одобряют и поддерживают достигнутые

  соглашения... Это было принято к сведению окружающими.

   - Все будет у тебя каласо! Мы за ларец поплатимся!..- дружно

  кричал японский народ рыцарю. И улыбался...

   Все кончилось благополучно и мирно... Войско рыцаря, коль

  скоро оно благополучно дошло до Японии, прошло по берегу

  торжественным маршем, а потом пошло ужинать и спать, завершив на

  этом свою дружескую миссию без боев и предательств. Рыцарь же с

  самым средним японцем выпили немного рисовой водки, а потом сели

  на циновки и начали рассказывать друг другу японские анекдоты до

  самого утра.

   А утром вместе с солнцем войско рыцаря отправилось обратно.

   В Страну Заходящего Солнца.

  

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   как рыцарь встретил пришельца

Вернувшись в замок Катарины после долгих переходов по горам

  и долам, по диким странам, которые и не подозревали, что они

  страны, а тем более, что дикие, где даже не слыхали про

  рыцарство, где на много дней пути не встречалось ни одного

  сколько-нибудь приличного родового замка, где полудикие люди

  понятия не имели о рыцарских турнирах и разбирались в геральдике,

  как свинья в заводных апельсинах, рыцарь сразу почувствовал, что

  здесь в замке Катарины происходит что-то необычное...

   Радостная и от того еще более красивая Катарина выпорхнула

  ему навстречу и бросилась на шею. Целовались они до неприличия

  красиво, словно только для этого и были созданы. А пока

  целовались, о чем можно было говорить и думать?! Да и стоило ли!

  Да и со стороны смотреть - сплошное заглядение... Жаль,

  запечатлеть на память тогда было нечем... Времена еще были...

  сами вспомните какие. Так что окружающие просто внимательно

  смотрели и запоминали на всю жизнь. Когда еще такое увидишь. Так

  что рыцарь просто целовался себе на здоровье и не без огромного

  удовольствия... Но восстанавливая дыхание он гордо отпрянул...

   Стараясь перекричать звуки фанфар, которые трубили под самым

  ухом в его честь, рыцарь ревниво спросил Катарину, что происходит

  в замке, поскольку он чувствует, что что-то в замке под самым

  носом у фанфар происходит не то. И это его очень интересует с

  точки зрения правильного об'яснения...

   Предчувствия появились не тогда, когда на дальних под'ездах

  к замку он неожиданно обнаружил древнеегипетскую пирамиду,

  возникшую за время его отсутствия, где королевские гвардейцы

  безуспешно пытались производить археологические раскопки большими

  лопатами, специально выданными королем... Предчувствия появились

  тогда, когда он в'езжал в ворота замка впереди войска с красивым

  флагом в руке. Один из встречавших его с большим нетерпением

  доброжелателей шепнул, что "хозяйка, между прочим, сейчас "там"

  не одна, а с интересным мужчиной"... Дальше рыцарь не расслышал,

  поскольку как раз напряглись фанфары и все закричали ему

  "Ура!"... Но предчувствие тогда и появилось...

   Когда они прошли на половину Катарины, рыцарь уже совершенно

  определенно почувствовал, что кроме них здесь есть кто-то

  интересный... Раньше у него были некоторые проблемы с

  предчувствиями, поскольку он имел ортодоксальное рыцарское

  воспитание, которое отрицало предчувствия напрочь, как

  противоречащие рыцарской доблести. Шубка из Леопарда, кстати,

  этим пользовалась сверх всякой меры. Теперь времена переменились

  и проблем с предчувствиями у него не стало...

   - Это что за гость у тебя в апартаментах? Если это не

  военный секрет!

   - А это для тебя сюрприз!

   - Я так и почувствовал!

   - Это пришелец. Он тебя дожидается...

   - Я гонял отсюда разных пришельцев... Неужели все снова?!..

   - Ты не понял, дорогой! Это настоящий пришелец!

   - Это что должно означать? Что он не мужчина? Или наоборот?!

   - Я знаю, что ты утомился в своем долгом и славном походе. А

  громкие фанфары тебя просто доканали... Поэтому на первый раз

  прощаю такую подозрительность,- обиделась Катарина, красиво

  потупив глазки.

   - Спасибо за великодушие, - сказал рыцарь, достал свой меч,

  резко захлопнул испачканное губной помадой забрало и решительно

  пошел, размахивая мечем, по комнатам следом за интуицией. Но не

  долго пришлось ему идти на встречу своему воспаленному

  предчувствию, через пару шагов он нос к носу столкнулся с

  несколько странным существом, отдаленно напоминавшим отставного

  самурая.

   - Опять чистой воды банзай! - сказал рыцарь, отпрянул назад

  и принял боевую позу.

   - Я телепаю твою озабоченность,- сказало существо,- Но не

  надо напрасно мечем размахивать, можно поцарапаться. Я здесь

  совсем по другому вопросу...

   В доказательство того, что он "по другому вопросу" тип

  показал рыцарю обе руки, а потом зачем-то повернулся задом. Вся

  одежда на нем стала на мгновение прозрачной. Рыцарь Честь и

  Достоинство не привык сражаться с задней частью тела, причем

  совершенно безоружной, поэтому собрался просто пнуть, под

  куда-следует. Но пришелец снова "обрел" одежды, повернулся и

  улыбнулся...

   Рыцарь не понял, что за цирк тот ему тут представил, но

  почувствовал, как обессилели его собственные руки и меч сам собой

  опустился. А пришелец, как будто знал, что ему ничего не

  угрожает, спокойно посмотрел на меч и повторил:

   - Видишь, совсем по другому вопросу.

   - Вопросы, конечно, могут быть разные,- сказал рыцарь, не

  понимая, что в данном случае он сам имеет в виду, и что он должен

  был увидеть кроме чистых рук незванного гостя и его голого зада.

   - Я из далекой галактики. А здесь в командировке, проездом.

  Зовут меня, увы, непроизносимо для вашего брата, но это не важно.

  Важно, что в нашей галактике есть родня твоего рода! Они как

  узнали, что я в эти края собираюсь, просили обязательно привет

  передать (гостинцы передавать, увы, запрещено). Вот я и заглянул.

  Тем более, что благодаря сакуре отыскать тебя проще простого. Так

  что привет тебе от родственников с планеты ++++ звезды ****

  созвездия @@@@ ! Они живы-здоровы (это которые в настоящее время

  живут), чего и тебе желают!..

   - Ничего не понимаю,- сказал рыцарь и сел.

   - Естественно, иначе бы было противоествественно! Я сейчас

  все неторопясь об'ясню... понимание, глядишь, и появится.

   - А я неторопясь выслушаю... Чего только не напридумывают

  мужики, застигнутые на месте... Но такого чудного еще никто не

  городил. Такое и присниться не может... Ты мне определенно скажи,

  как мужчина мужчине - у вас что-то было или чего-то не было! А то

  нагородил уже семь верст. И все лесом...

Тут уже не выдержала Катарина. Она топнула ножкой, благо,

  что теперь ножка заканчивалась прочным звонким каблучком, а не

  голой пяткой, как еще совсем недавно в деревне. И сказала, что

  она в нем ошиблась. И ушла в самые дальние комнаты, и просила

  больше ее по пустякам не беспокоить...

   Рыцарь был этим полностью деморализован, но внутреннюю

  оборону еще держал... Он твердо сел в позу "ну-ну, рассказывай, а

  мы послушаем".

   Пришелец, который был одновременно похож и не похож на

  нормального рыцаря или даже на японца, тоже сел и рассказал

  странную историю, из которой следовало, что очень-очень давно

  один из предков рыцаря Честь и Достоинство улетел с пришельцами в

  их пришельческую галактику... Галактики - это опорные пункты по

  борьбе с энтропией. А летают туда на специальных драконах. А уж о

  драконах всякий культурный рыцарь с детства знает или хотя бы

  слыхал, если не видел. Только эти драконы покрупнее будут тех,

  о которых все знают...

   То есть жил-был один из предков, а потом его увезли далеко

  на драконе, который больше, чем лошадь или даже мерседес, и

  намного дальше, чем в Японию... Впрочем, рыцарь что-то слыхал

  давным-давно про то, что однажды у них в роду таинственно исчез

  один ненормальный родственник...

   Это был очень любознательный родственник и очень

  изобретательный. Настолько изобретательный, что достал своей

  изобретательской деятельностью предков других рыцарей, которые

  были тогда, как теперь оказалось, его современниками.

  Современникам ничего не оставалось, как считать его просто

  сумасшедшим. А он был гением, хотя и не одержал победы ни в одном

  рыцарском турнире. Гении - это всегда значительное отклонение от

  нормы. Ему повезло, его отклонения, кроме прочего, были не в

  направлении турниров, а как раз в направлении менталитета и

  иммунитета пришельцев.

   Пришельцы по Вселенской Хартии, вообще-то, имеют право

  наносить только стерильные визиты на другие планеты. То есть

  приехал, посмотрел и уехал, с чем приехал согласно декларации,

  обогащенный исключительно новыми знаниями и впечатлениями...

   Однако этот предок был находчивым. Он разыскал абсолютно

  замаскированный (под египетскую пирамиду) корабль пришельцев. А

  тут еще надо было сообразить, что это не египетская пирамида

  внезапно возникла за дальними огородами, а межгалактический

  корабль пришельцев. Сообразить такое мог только настоящий гений,

  каковым предок и являлся. Другие рыцари ездили вокруг и все

  удивлялись, откуда здесь вдруг быть древней египетской пирамиде.

  Корили себя за плохую наблюдательность и успокоились, только

  когда пирамида внезапно исчезла, и то не сразу...

   Найти вход в корабль и спрятаться было для него делом

  техники, хотя до этого служба Вселенской Безопасности считала это

  невозможным теоретически (теоретиков после этого перевели в отдел

  Физики Совсем Уж Элементарных Частиц)... А обнаружил он себя,

  когда они уже были в пути, чем поверг пришельцев в полный

  анабиоз...

   В другой галактике он не только легко адаптировался, но и

  запросто стал великим ученым. Тамошние ученые, деморализованные

  комфортной жизнью, редко становились великими.

   А от неизбежной, казалось, гибели его спасло как раз его

  отклонение от людской нормы, которое в другой галактике оказалось

  почти впору. Он как раз на земле чувствовал себя пришельцем и был

  обречен на гибель из-за плохой совместимости. Помещение его в

  рыцарскую психушку не улучшило совместимости, поскольку не там и

  не с теми его пытались насильно совмещать... Именно тогда на

  гербе их рода и появился загадочный рисунок... Так он всем

  заморочил голову...

   Более того, он самостоятельно решил важные

  имунно-генетические проблемы и удачно женился в новой для себя

  галактике на второй красавице, которая после женитьбы сразу стала

  первой. Теперь его тамошний род один из очень знатных родов

  галактики...

   Вообще-то существование других галактик для землян - тайна,

  которую пришельцы не имеют право разглашать, чтобы не вызвать

  нежелательных последствий. Так что пусть уж рыцарь никому про

  энтропию не рассказывает даже в поддатом виде... Только

  где-нибудь на Земле расскажи про другие галактики и про все

  прочее, связанное с борьбой против энтропии, как, не поняв и

  сотой части, люди начинают считать себя избранными. А уж

  избранные в этих галактических краях не могут обойтись без того,

  чтобы не угнетать других себе подобных через убийство некоторых

  из них под лозунгами борьбы против внешней и внутренней энтропии

  и за чистоту рядов...

   Но для рода знатных предков рыцаря Честь и Достоинство было

  сделано исключение. Поэтому пришельцы ему это решили рассказать в

  надежде, что это не повлечет за собой создание какой-то новой

  секты или нации... Что хоть в какой-то степени гениальность

  предка присуща и потомкам. Пусть и не совсем прямым...

   - Все последнее время просят неразглашать... Японцы просят

  не разглашать, пришельцы просят не разглашать... Не на вас ли

  намекал королевский Шут?

   - И да, и нет. Галактик много и разных. Пришельцы, они тоже

  разные бывают... А шута вашего надо спасать...

   - Живет ли в вашей галактике дух рыцарства?

   - Можно сказать, что да, только без спекуляций. Красивые

  идеи для землян в общем случае опасны - чем красивее идея, тем на

  ней больше спекулируют. Тем больше проливается крови. Лучше уж

  простые идеи частной собственности, для слаборазвитых это

  наименее опасно, поскольку крови проливается не более, чем этого

  требует финансовая выгода...

   - А можно с'ездить с вами в гости к своим родственникам и

  посмотреть? Хотя я не очень понимаю, как по небу ездить и где вы

  там спрятались, поскольку при безоблачном небе нигде никого не

  видно.

   - Не видно нас на небе, потому что мы там очень далеко. А на

  далеком расстоянии все становится маленьким. А на очень далеком

  расстоянии очень маленьким. А путешествие с нами исключено. А

  исключение с вашим родственником только подтверждает правило.

  Этот случай единственный на многие миллирарды... То есть

  невероятный...

   - А как бы обернулась моя жизнь, если бы я родился в той

  (вашей) части нашего рода и жил там вместе с той родней? У вас

  там нет рыцарства. А чем бы я тогда занимался? А чем бы занимался

  там Дуб на Замке?.. Но это к слову... Жизнь одна, но там бы она

  была совсем другой...

   Рыцарь замолчал надолго и посуровел...

   - Кстати, а в чем смысл жизни?

   - Спросите что-нибудь полегче!

   - Ну тогда может анекдоты порассказываем...

И они сели рассказывать анекдоты.

   Потом пришелец распрощался и улетел восвояси...

   Неожиданно исчезла на дальних огородах огромная

  древнеегипетская пирамида... Поэтому королевские гвардейцы-

  археологи доложили королю, что сравняли пирамиду с землей, не

  обнаружив ничегошеньки интересного...

Уже в полете пришельцы обнаружили у себя на корабле большого

  черного кота. Как кот смог забраться в их корабль так и осталось

  тайной. Это было теоретически и практически невозможно... Кот

  быстро стал любимцем экипажа и они решили его увезти-таки к себе,

  хотя это и было запрещено Вселенской Хартией. Но он такой хороший

  и пушистый...

  

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   как рыцарь обрел замок и имя, но не счастье.

Пришелец исчез внезапно, а рыцарь стал приходить в себя

  постепенно. И правильно делал. Прийти в себя сразу и полностью

  после пришельцев уже невозможно, как и после ампутации в

  организме чего-нибудь жизненно необходимого и доброкачественного.

  Пришельцы - это на всю жизнь. Но вот сообразить, что с

  Катариной-то надо бы урегулировать отношения (нельзя же так

  оставить) уже было можно. Он и сообразил... Лучше поздно, чем

  никогда. Лучше сразу, чем постепенно...

   Но, ринувшись к ней навстречу со всей своей душой

  нараспашку, он нарвался на закрытую дверь, через которую Катарина

  сказала, что в упор его больше не видит, поскольку ошиблась в

  нем, как еще никогда ни в одном мужчине не ошибалась, так как,

  слава Богу, не имела такой возможности... Она была хорошо знакома

  только со своим бедным дедушкой, лучше которого не было. И после

  этого здесь вдруг сразу без подготовки такое... Знал бы бедный

  дедушка... Хорошо, что он не дожил, бедняжка, до этого...

   Рыцарь еще несколько раз вежливо постучал в дверь. Это не

  изменило ситуацию... Потом пнул ногой. Видимых улучшений также не

  наступило. Из-под непоколебимой двери доносилось что-то насчет

  того, что видел бы это бедный дедушка... Эти слова никак не

  вязались с другими мыслями, исходившими оттуда же из-под двери

  про то, что как раз хорошо, что дедушка не дожил и не видит все

  это... Но про логику тут было спрашивать не с кого.

   А раз с логики нет спросу, то рыцарь форсировал лобовое

  решение. Он попытался со страшного разбега пробить дверь своим

  железным шлемом... Хоть голове и стало головокружительно, но

  дверь не поколебалась, недаром она называлась в народе дубовой.

  Подумав, он пнул ее еще пару раз и прекратил борьбу с дверью, а

  вместе с ней и со своей судьбой, которую запертая дверь из

  мореного дуба в данный момент исчерпывающе олицетворяла.

   Тем самым он окончательно догадался, что получил отставку...

  Дело было вечером, делать больше было уже нечего. Как порядочный

  человек он считал, что не имеет права и далее оставаться в замке

  Катарины, даже в дальнем пристрое. Отставка, так отставка!..

  Поэтому он провел ночь, свернувшись калачиком под стеной замка.

  Принципиально.

   А утром один на своей лошади, поскольку войско уже

  распустил, он по-английски покинул замок, отправившись в

  "Психушку N 2 имени Его Величества"... Куда же ему еще было

  ехать, если не в родные края. Японский народ в Японии обещал ему

  освободить замок от японцев местного значения, но обещанного,

  говорят, три года ждут. Три года жить среди идеологических

  японцев не очень-то хотелось. Но больше и жить-то ему негде...

   Он ехал настолько грустный, печальный, понурый, что смотреть

  страшно... Зато дикие вассалы, которые были чуть не за каждым

  кустом вдоль дороги, не приставали... По дороге ему попался

  величественный рыцарь Боб Дуб на Замке, который не узнал его,

  несмотря на то, что на гербе как всегда все было ясно нарисовано.

   Но когда он под'ехал к своему замку, там ожидал сюрприз.

  Вместо своего бывшего войска, ставшего японcким мирным населением

  новой "империи", его в замке встречал король со всей свитой.

  Рыцарь чуть было не подумал, что и те уже успели податься в

  японцы, но оказалось совсем не так...

   Его, кроме того, встречало много всякой детворы и зевак, но

  все на удивление уже неяпонцы... Все, оказывается, специально

  собрались, чтобы встречать рыцаря, как Героя королевства. Ему

  приподнесли ключи от замка, в честь него торжественно открыли

  мемориальную доску на стене замка: "Здесь родились все Честь и

  Достоинство" и король сказал, что такими рыцарями королевство

  гордится по праву, поскольку, если бы не такие, то в королевстве

  не было бы так хорошо и скоро будет еще лучше.

   Отчаянно трубили фанфары.

   Рыцарь сначала не мог понять, что случилось в "Психушке N 2

  имени Его Величества"...

   Оказалось, что японцы из Японии раньше его успели под'ехать

  к королю. Комплексно под'ехали. Они просто не заезжали к

  Катарине, с пришельцами не встречались, отношений

  любишь-не-любишь-плюнешь-поцелуешь ни с кем не выясняли, а прямо

  к королю... И торжественная встреча рыцаря - результат их усилий.

  Неторопливый Восток нужное делает быстро...

   Японцы решили с восточной щедростью и пышностью

  отблагодарить милого их привязчивому сердцу рыцаря Честь и

  Достоинство. Он-то вернул ларец бесплатно, но с его начальством

  свой расчет. Свой тариф. Хотя его начальство к ларцу уж совсем

  никакого отношения не имеет...

   Они подобострастно (с них не убудет) сообщили Его

  Величеству, что слава о таком славнейшем и храбрейшем короле

  дошла до самого края света. Дальше некуда... Там как раз только

  они - японцы. Дальше только солнце... Вот они и приехали

  засвидетельствовать... После этого японцы начали кричать

  "Банзай!" и кланяться, и остановить их никто не мог. Все попытки

  были отбиты. Некоторых при этом случайно изувечили...

   - Откуда вы узнали, что я славнейший и храбрейший,- с

  напускной строгостью спросил король, стараясь перекричать

  поклоны, которые создавали большой шум стуком лбов об пол,- это

  информация строго "Для служебного пользования" и для Истории. Я

  разберусь!!!

   - Разберись, разберись! Обязательно разберись!- согласно

  закивали японцы,- А привез эту информацию о славе рыцарь Честь и

  Достоинство, который доехал до Японии , оказав ей большую честь.

   - Нет такого рыцаря!

   - Неужели мы ошиблись королевством?- огорчились японцы,- А

  зочно восхищенный японский народ послал нас выразить славному Его

  Величеству уважение в виде огромного восхищения и подарков...

  Если у короля такие лихие рыцари, как cлавный рыцарь Большая

  Ставка, а тем более славный рыцарь Честь и Достоинство, то каким

  же крутым и славным должен быть сам король!

   - Что касается описания короля, то тут все совпадает. Даже

  дочь рыцаря Большая Ставка нами найдена, зовут Катарина Красота

  Спасет Мир. Я, между прочим, с ней даже менуэт танцевал... Только

  почему-то она больше на танцы не ходит... Так что описываемый

  вами король - это вылитый я. Вот и с моей бронзовой статуей

  можете сравнить в мою пользу... А вот Чести и Достоинства у нас

  давно нет, добровольно в Карабаса переименовал его мой

  августейший предок-маразматик...

   Японцы стали быстро кивать и кланяться, всем своим видом

  выражая несогласие. Они, мол, тоже раньше ошибочно полагали, что

  представителем короля и рыцарства вообще был омерзительный

  Карабас, и даже о войне подумывали, так сильно он им не

  понравился... А они, мол, японцы, там на своем Востоке - ну чисто

  дети малые, если кто понравится, то они со всей душой, а если не

  понравится, то сразу давай воевать и скандалить...

   Вот они и приехали извиняться... Теперь они понимают, что

  такого Карабаса просто не могло быть в подданных у такого

  замечательного короля. Это самозванец... И насчет карабасова

  замка мистификация... это замок самого славного рыцаря Честь и

  Достоинство. Пора мемориальную доску прибивать, которую они с

  собой привезли. Тогда никто не скажет, что это замок Карабаса,

  даже если их случайно спросят.

   Более того, они с сожалением должны признать, что

  командированный в королевство совсем с другой целью самурай

  японизировал по ошибке родовой замок рыцаря Честь и Достоинство,

  а также из лучших побуждений распространения японской культуры на

  туземные пространства создал культурный заповедник... Что вызвало

  у Его Величества осложнения на международной арене... Поэтому

  самурай будет строго дома наказан за старание. Может даже его

  выпорют с солью. А замок вернут славному рыцарю Честь и

  Достоинство, если Его Величество не возражает против прекращения

  деятельности самозванной империи в его королевстве...

   Его Величество не мог не согласиться, поскольку забота об

  отечестве подсказывала ему заботу о собственной славе. Кроме того

  японцы постоянно намекали на дорогие подарки... Он и сломался.

   Королю подарили именной меч для харакири с такой огромной

  золотой ручкой, что король, хотя и не был специалистом в этом

  деле и очень приблизительно знал, что это такое, потерял от

  восторга свой скромный дар речи... Глядя на большую золотую ручку

  он заподпрыгивал от радости и громко захлопал в ладошки.

   Под крики "Банзай!" придворных подхалимов королю вручили

  грамоту почетного японца сроком до конца квартала...

   А фаворитке короля подарили красивый японский веер из

  настоящей рисовой бумаги, на котором были адреса модных дамских

  магазинов Японии и маршруты, как туда проще добраться.

   Усиленной королевской охране японские делегаты выдали

  костюмы для дзю-до и черные пояса бесплатно. Когда усиленная

  королевская охрана с почетом и криками "Гип-гип-ура!" проводила

  японскую делегацию за ворота не без прощальных чаевых с каждого

  за культуру обслуживания и еще отдельно за багаж, у всех

  охранников это было на лбу написано японскими иероглифами вместо

  квитанции. Гордая и без комплексов усиленная королевская охрана

  после этого долго не мылась и даже не умывалась, отчего вынуждена

  была охранять короля с почтительного расстояния с подветренной

  для августейшей особы стороны... Со временем исполненный на лбу

  японской тушью иероглиф все-таки пришлось заменить татуировкой...

   Владелец многострадального замка де факто Рыцарь Честь и

  Достоинство был признан владельцем этого замка де юре. Чтобы

  прекратить массовую эмиграцию в дальнее зарубежье, возникшее под

  самым носом в самой середине королевства, лучше уж замок поскорее

  отдать рыцарю, чтобы ничего такого больше там не завелось... И

  Служба Главной Хиромантии, кстати, уже серьезно заволновалась.

  Массовая эмиграция угрожала правильному Методу. Поэтому Служба

  уже была готова на все. А тут само все собой... Поэтому решили

  придать мероприятию вес.

   Взяв с собой свиту и для храбрости свой новый красивый меч

  для харакири с большой золотой ручкой, король поехал встречать

  рыцаря, возвращающегося из похода. А навстречу королевской

  команде из замка под развернутыми японскими знаменами уже уходил

  в полном составе гарнизон замка-психушки. Причем сверх обещанной

  стопроцентной эвакуации, следом за сотым процентом увязался

  изрядный дополнительный процент лекарей, которые были засланы в

  замок под видом послов, а сейчас также маршировали в меру своих

  медицинских способностей в полном составе в направлении Японии...

   Король не сдержался при виде такого безобразия на фоне

  радостного события и спросил лекарей:

   - А вы-то куда наладились?!

   - Ясное дело, в Японию!- ответили те, хитро сощурившись и

  поклонившись, - Там всю страну лечить надо, там жуткое количество

  японцев... А это наш профессиональный долг, от которого мы

  никуда...

   Колонну замыкал Моня с семьей, который оказался еще и

  примерным семьянином... На немой вопрос короля: "А это еще

  куда?", Моня показл тому заверенную справку, что он тоже лекарь.

  У него было еще много других полезных справок на всякий случай...

   Рыцарь Честь и Достоинство (де юре) вошел наконец один в

  свой родовой замок (де юре), который всеми был покинут. Прошел в

  кухню и доел остатки холодного искусственного риса местного

  производства, который остался от покинувшего замок гарнизона.

  Затем спустился в винный погреб. Там имелись небольшие запасы,

  которые позволили бы отряду настоящих воинов продержаться до

  нового пополнения... Рыцарь продержался на ногах не больше часа.

  Через пару часов он уже ничего не помнил и очнулся через пару

  суток. Но не во всеоружии, как обычно...

   Первое, что он увидел - это была веселая физиономия

  Вилли-меньшого, который неожиданно потерялся еще в Японии. Теперь

  Вилли-меньшой также неожиданно нашелся в замке. Он уже успел

  бурно развернуться и набрать в штат замка кухарок, служанок...,

  даже одного профессора фонетики с хорошими рекомендациями для

  обеспечения рыцарю полнокровной творческой жизни...

   Но все это рыцарь узнал не сразу, а после того, как выпил

  большую чашу рассола.

   - Что делать будем? - спросил Вилли-меньшой.

   - Что сделаешь, если я по собственной глупости навсегда

  обидел Катарину! Она меня отшила запертой перед носом дверью. И

  правильно сделала! Так что у меня теперь нет смысла в жизни, хотя

  я наконец-то имею все, а главное, восстановил доброе имя своего

  рода... Имя то восстановил, но род скоро прекращу напрочь...

  естественным ходом событий. Так мне и надо... Хотя что тут

  естественного. Ни замок не построил, ни сакуру не посадил и с

  потомством все обломилось... Если бы предки были такими же

  дураками, как я, то вообще рода бы не было. А он был. В нем даже

  гении встречались. А что я умею? Кому это надо? Что я после себя

  оставлю? Анекдоты вот выучил, да и то не свои...

   Он стал мучительно искать смысл жизни по-новой.

  

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что Вилли-меньшой тоже человек

Все было не ко времени, чтобы взять да и пролить свет на

  краткосрочные, но фантастические приключения Вилли-меньшого после

  японских переговоров на среднем уровне... Те еще приключения!..

  Под покровом полярной ночи. Для Вилли-меньшого - судьбоносные.

  Так что откладывать рассказ дальше невозможно.

Проспав случайно (ровно на сутки, тютелька в тютельку) время

  отправления боевого отряда с японских берегов на родину,

  Вилли-меньшой решил догонять на попутных. Удачно подвернулся

  почтовый дилижанс, который вез японских обывателей после тяжелого

  рабочего дня от крутого берега подальше в глубь материковой Азии.

  Приятная компания, все молчат. Особенно приглянулась

  Вилли-меньшому невысокая пухленькая круглолицая гейша, которая

  улыбалась грустно... Он пытался ей ободряюще улыбнуться, с его-то

  физиономией... Мужчины, которых было большинство, не отрывали от

  нее взглядов. Один даже, глядя на нее, подавился слюной и потом

  долго кашлял...

   Как из-под земли посреди дилижанса вырос контролер. Молодой

  и халатный. Он формально проверил билеты, совершенно не вложив ни

  капли души, ни частички сердца в это ответственное дело, и на

  ходу бесследно исчез, никого не оштрафовав - только его и видели.

  Но пассажиров это не удовлетворило и они подняли неожиданный

  визг, вокруг гейши...

   Возмутительным для ветеранов с удостоверениями было не то,

  что девица легкого поведения ехала в общественном транспорте

  наравне с честными тружениками, а то, что пред'явила при этом

  льготный ученический проездной. Так что до ближайшей остановки

  крик не прекращаясь нарастал, хотя моральная победа давно была

  одержана и девушка плакала, размазывая на лице туш по пудре.

  Пассажиры мобилизовались все разом:

   - Я сразу понял, что она на букву 'г'! Я первый!...

   - Тоже мне школьница нашлась, иероглифа негде поставить!..

   - Я на них свои сбережения и лучшие годы потратил! Думаете

  они мне хоть раз скидку сделали?!.. Убил бы всех!

   - Я, простая японская женщина, рис рОстила и бамбук

  выхаживала, а в ее возрасте даже не слыхала про проездной... На

  мне всю жизнь наоборот ездили... А теперь я должна ее терпеть

  рядом, с такой же как у меня льготой... Да я в матери этой г...

  гожусь!

   - Я сразу понял, что она на букву 'г'!..

   - И я сразу!..- сказал наконец прокашлявшийся...

Вилли-меньшой не выдержал в конце-концов такого

  издевательства. В дремучем лесу такое варварство не допускалось.

  Он рявкнул на пассажиров по-вассальски:

   - Или с'еште ее или замолчите!

   Все на время притихли кроме простой японской женщины,

  которая уже успела набрать обороты до конца своей нелегкой

  жизни...

   На ближайшей остановке Вилли-меньшой вместе с девушкой

  досрочно вышли. Он из принципа, она в отчаянии. Оба решили дальше

  добираться как-то иначе... А дилижанс нельзя уже было больше

  остановить - он развалился от эмоционального перенапряжения за

  вторым поворотом.

Вилли-меньшому дальше надо было в сторону заходящего солнца,

  а очаровательной гейше, которую звали Трави-Тата, в сторону

  Большой Медведицы. Что интересно, они, оказывается, собирались

  дальше ехать в разных направлениях!.. Как бы это у них получилось

  в одном и том же дилижансе, если бы они из него досрочно не

  вышли, остается только догадываться... Но она была так беспомощна

  и несчастна, что Вилли-меньшой понял - она без него не только до

  Большой Медведицы, но и значительно ближе сама не доберется.

Что-то кололо в его стариковское сердце, когда он смотрел на

  нее. Больше всего он ненавидел в своей жизни добропорядочность в

  средневековом смысле этого слова... Поэтому ему хотелось стать

  надежной защитой несчастному легкоранимому существу... Она совсем

  не походила на тех женщин, которых он боялся... Он вдруг принял

  решение помочь униженной бедной девушке, хотя не представлял, в

  чем эта помощь должна состоять... Хорошо, что у Вилли-меньшого

  было с собой немного денег. Они пошли на постоялый двор, чтобы

  отдохнуть и осмотреться. Девушка доверчиво рассказала ему всю

  свою жизнь.

Она была гейшей высшей категории с дополнительным знанием

  физико-математических дисциплин, это поверх танцев, пения,

  поэзии, риторики, иностранных языков и прочих умений из

  джентельменского набора гейш, но доход был невеликий, поскольку

  почти все отбирала ее хозяйка-крепостница. А сейчас Трави-Тата

  наконец-то сбежала - ехала домой к маме... С ученическим же

  проездным все честно (всхлипывание). Пассажиры-то должны бы

  знать, что гейши очень много и постоянно учатся... и должны

  постоянно оставаться молодыми..., а не просто так... Отсюда и

  ученические льготы...

Ее пять лет назад вероломно похитили прямо из дома от бедной

  мамы и младшего братика. Они дружно жили на временно

  присоединенной японцами территории Чукотки.

   Жили среди оленей и ягеля дружно и беззаботно. От каждого по

  способностям - каждому, сколько совесть подскажет. Очень все были

  добрыми и доверчивыми, однако. Всем в их стойле всего хватало.

  Так что могли всю ночь плясать под бубен. А ночь полярная. Или на

  льдинах кататься...

   Но нагрянули к ним однажды самураи. Сказали, что их прислал

  солнцеподобный император, что они полномочные представители

  Страны Восходящего Солнца. Посланы определить границы своей

  Поднебесной Империи.

   - У вас здесь бывает восходящее солнце?- спросили самураи.

   - Бывает, бывает,- подтвердили честные и доверчивые чукчи,-

  Редко, однако, но бывает, что и восходит...

   - Значит вы тоже относитесь к Японской Империи!..

   - Это как,- спросили чукчи.

   - В Поднебесной Империи не заходит солнце!... А поэтому все

  в ней состоят...

Об'яснение было непонятным. Точнее, оно было понятным, но

  непонятно было, почему надо делиться теперь своими кровными

  оленями и нерпой с незнакомыми хорошими людьми, живущими

  далеко-далеко, куда тоже доходит солнце...

   А потом эти же самураи ее похитили и сдали в Японии в гейши.

  А сами куда-то исчезли, говорят уехали в Занзибар... И вообще

  оказалось, что они не самураи, а подставные лица... Тем не менее

  подставили ее - она стала гейшей в теплой улыбающейся Японии...

  На беду у нее были такие незаурядные способности, что она все

  схватывала на лету и базовую многолетнюю учебную программу гейш

  освоила в одно мгновение. Поэтому почти сразу по приезду

  приступила к работе.

   В Японии было зеленее и солнце всходило чаще, но родина есть

  родина. И работа здесь ей не нравилась. Все эти годы она мечтала

  скопить денег, чтобы вернуться к маме. Но ее так обворовывала

  хозяйка, что она смогла накопить только на льготный проездной, да

  и то за счет сверхурочных и неучтенки... Так что она была

  девушкой легкого поведения с тяжелой судьбой. Тяжелее, чем у

  некоторых трудолюбивых крестьян... Единственная ее мечта -

  вернуться к маме и оленям.

   Вилли-меньшому стало немножко грустнно, что у нее есть мама,

  он уже подумывал о том, чтобы ее увнучить, то есть стать

  Трави-Тате заботливым дедушкой. Но он понимал, что лучше мамы для

  несчастной гейши никого на свете нет... А тут как раз на

  постоялый двор приехал большой олений поезд. Как обрадовалась,

  как запрыгала и захлопала в ладошки Трави-Тата, словно никогда не

  была гейшей. Враз забыла всю учебу, все тщательно разученные

  церемонии и жесты на все случаи жизни...

Вилли-меньшой пошел узнать, нет ли случайно среди приезжих

  знакомых вассалов с прежней его работы в лесу. На счастье, какое

  бывает только в рыцарских романах, главным оказался как раз

  хорошо знакомый вассал, который когда-то у них звался Моржовый

  Ус. А потом однажды он утонул...

   Но оказалось все проще-простого! Оказывается он не утонул -

  это точно, а просто течением его вынесло на север, а там по

  северному морскому пути прямиком на Чукотку. Как раз в это время

  там тепло было... Иначе бы наверняка ему конец...

   Чукчи его сразу на берегу приняли как родного. Он был пьяным

  (только-только от купания в себя стал приходить), и когда его

  вытащили - он всех сразу перецеловал. Сказал, что он всех

  уважает! А поскольку с детства мечтал рыбачить, а в лесах

  вассальских не развернешься, здесь он сразу всех стал

  обеспечивать свежей рыбой и самому ему ничего почти больше в

  жизни и не надо было...

   Он бросил пить (поскольку у них вообще не было что пить!) и

  невольно начал шаманить... Сначала с похмелья корежился, а потом

  втянулся... Потом про это анекдот сочинили...

   Короче, Вилли-меньшой договорился, что их с Трави-Татой

  прихватят с собой на Чукотку после того, как сделают свой "чейнч"

  с местными: сменяют шкуры на рис и стрелы...

   Через сутки с ветерком на оленях Вилли-меньшой с Трави-Татой

  уже ехали к ее маме в качестве приятной неожиданности...

В неведомой части северной Японии, называемой пока

  Чу-Кот-Кой, Вилли-меньшой встретил Дежа-Ву - маму Трави-Таты и

  Тянику-Бянику - ее братика. Радасть встречи с Трави-Татой была

  шумная. Не надеялись ее больше увидеть дома... Поэтому все

  знавшие ее раньш долго били в бубны и подпрыгивали... А

  Трави-Тата громче всех и выше всех...

   При виде Дежа-Ву Вилли-меньшой понял, что это женщина его

  мечты. Именно ее он часто видел в своих снах. Именно такую

  неповторимо красивую. Ради такой он еще в юности был готов идти

  на край света. И вот он дошел до края, однако, только в

  старости...

   Он тут же честно сказал Трави-Тате, что раздумал ее

  увнучивать, а хочет удочерить, а ее брата, следовательно,

  усыновить, поскольку не хочет удочерять их маму, а намерен их

  маму обеспечить достойным мужем в своем лице... Он же еще в душе

  совсем молодой. Жизнь в лесу на природе укрепляет организм

  изнутри. Да и в лесу у него есть небольшой спрятанный клад,

  которого хватит для достойной жизни...

   Тут у него началось такое красноречие, которого он сам в

  себе не ожидал, хотя давно подозревал. А человек он и без этого

  был очень энергичный...

   Он быстро уговорил Дежа-Ву. Она сначала растерялась,

  сказала, что уже как-то привыкла быть одна... Одна отрада -

  дети... Она ему сказала, что он совсем даже не старый. Таких

  молодых и красивых она раньше не встречала... Что для нее это

  большое счастье и что тут не о чем раздумывать... Там же на

  стойбище под бубен и пляски они поженились, как и положено у

  порядочных людей. Все были счастливы...

   Не дожидаясь полярной зари они всем большим счастливым

  семейством отправились в путь и вскоре были на месте службы

  Вилли-меньшого даже раньше боевого отряда. Это лишь подтведило

  два хорошо известных принципа:

   1) Кривая всегда короче прямой;

   2) Если очень быстро ехать (а тут они на оленях), то время

  замирает на месте и можно обогнать всех.

   Теперь Вилли-меньшой понял, что такое счастье. Жаль ему было

  молодых, у которых одно на уме... Как приятно просто посмотреть

  на любимую женщину или дотронуться до нее. Сказать ей ласковое

  слово, подарить лесных цветов, добытых под носом у бдительных

  вассалов. Заботиться о ней... А уж как приятно, что есть жена,

  которая о тебе заботится. Даже молится на тебя... Дежа-Ву,

  правда, привыкла молиться на него прыгая вокруг и колотя в бубен.

  Когда Вилли-меньшой сказал, что бубен - это слишком - не в

  тундре, мол, живем, она покорно взяла два полешка и стала ими

  друг о друга стучать, но зато подпрыгивать на двух ногах стала

  еще выше. Вилли-меньшому пришлось смириться, только договорились

  - не больше одного раза в день...

А сынок-то Тянику-Бянику оказался может быть самым

  смышленым. Не может быть большего счастья у человека, чем хороший

  сын! А Тянику-Бянику с пеленок умел шустро сочинять анекдоты.

  Теперь уже понятно стало, что анекдоты - самый дорогой товар.

  Дороже золота на внешнем рынке. Он один мог семье обеспечить

  полный достаток... Пошла бойкая торговля самыми свежими

  анекдотами. А это уже стимул для настоящего прогресса... И шуты и

  короли не страшны! И пришельцев можно встретить не с пустыми

  руками.

   Свою ласковую и послушную дочку Трави-Тату Вилльевну,

  которая была уже совсем взрослой, он пристроил работать в

  цветочный магазин с фармацевтическим уклоном. Присмотрел ей

  хорошего жениха, профессора Генри Хиггинса. Только профессор во

  всем королевстве мог оценить фонетическое и душевное богатство

  Трави-Таты.

   А уж как была рада сама Трави-Тата! Как она извелась на

  чужбине от общения с примитивными орангутангами. Как она мечтала

  поговорить о жизни на правильном и литературно выверенном языке

  (хотя бы на одном из шести) с человеком, который ее сможет

  понять.

   Вилли-меньшой познакомился с Генри еще в вассалах, где

  профессор тоже начинал, но потом быстро с головой ушел в науку,

  мечтая когда-нибудь жениться. Теперь от долгожданного счастья

  профессор Хиггинс онемел и тоже вслед за Вилли-меньшим

  значительно помолодел. Кто его давно знал, ни за что бы не

  подумал, что он настолько молод. Он и визитку сменил:

+-----------------+

   | Генри Хиггинс |

   | молодой ученый |

   | сектор фонетики |

   | замка |

   +-----------------+

Наконец ему в жизни встретилась не просто красавица, умеющая

  петь, танцевать и решать квадратные уравнения, но и до

  невозможности очаровательная интеллектуалка. А он всю жизнь

  раньше думал, что в природе так быть не может. А уж благородных

  дам он боялся больше иного рыцаря и уже готовился умереть

  холостым ученым...

   А как неповторимо Трави-Тата произносила звуки "гэ" и

  "йо"!!!

Нет, не понимает молодеж ничего в счастьи. Для этого надо

  основательно пожить. И нет другого способа. Иначе не научишься

  ценить, как не старайся.

  

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

   в которой рассказывается о том,

   как рыцарь Шута спас

Как заслужить прощения Катарины? Это непросто. Это c королем

  все просто. Для короля подвиг соверши и получи королевского

  расположения в соответствии с прейскурантом. Или опять же на

  казнь нарвешься, и тут результат часто предсказуем.

   А Катарина подвиги не любит вообще. Для Катарины это скорее

  в минус, чем в плюс. Для Катарины подвиги в мирное время выглядят

  очень неинтеллигентно. Бедный ее дедушка, кроме прочего, заразил

  ее пацифизмом и охраной окружающей среды. А это определило ее

  антирыцарскую ориентацию и вегетарианские настроения... Не

  относительно его, Чести и Достоинства конкретно, а вообще

  рыцарства, как класса.

   А как тогда прикажете вновь добиваться ее расположения? Чем

  меньше подвигов, тем для нее лучше?!.. А как без подвигов

  сделать, чтобы она на тебя посмотрела? Он по сути дела умеет

  только совершать подвиги, либо не совершать подвиги. И ничего

  кроме. Безнадежный тупик... Тяжко... Хоть снова японцев проси за

  себя походатайствовать... Позор...

   Рыцарю становилось легче, когда он думал о Вселенной.

  Возвращаясь мысленно к пришельцам (к которым только мысленно и

  можно было попасть из-за немотивированных запретов их начальства)

  рыцарь чувствовал потребность сделать для Вселенной что-то

  хорошее. Пусть не задалась его личная жизнь, но в масштабах

  Вселенной это не столь большая трагедия. А вот если он сделает

  хорошее для Вселенной, то на душе немножко будет легче... А

  "немножко" все равно лучше, чем "ничего" в средневековой жизни.

   Он постоянно мысленно возвращался и к Шуту... Шут не помог

  ему в трудную минуту, но пытался. Вселенная тоже не помогла

  непосредственно, хотя косвенно пыталась. Надо взять и

  об'единиться всем, кто общался с пришельцами. Это уже другие

  люди. Другие люди смогут создать другую жизнь. Совместные попытки

  могут быть удачными... Можно и японцев подключить на равноправной

  основе... А там недалеко и до пришельцев. Катарина, кстати, тоже

  пообщалась с пришельцем. Ее тоже надо подключить, предварительно

  перед ней извинившись. А Шута надо попытаться спасти. И тоже

  взять. Это очевидное веление Времени и Вселенной.

   Но Шут находился в основной и снова ставшей единственной

  психушке королевства. А из психушки обычным методом освобождать

  невозможно. На всем скаку с копьем наперевес... Психушка

  все-таки. С разбегу - просто сам в нее залетишь.

   Рыцарю пришла мысль использовать японский синдром в качестве

  военной хитрости для освобождения Шута... В психушке срок

  пожизненный. Но Шут может выбраться из нее досрочно в виде

  японца, так как король и Служба Главной Хиромантии проигрывали

  методологически и психологически японцам борьбу за умы и потому

  стремились от них избавляться, как и от инопланетян, поскольку в

  психушке по опрометчиво созданной традиции казни не

  практиковались.

   Временами рыцарь с ужасом ловил себя на мысли, что это

  вообще-то затея против воли короля. Против его политики. Страшно

  было подумать даже мужественному человеку, но это была затея и

  против направляющих идей Службы Главной Хиромантии. Королю каждый

  рыцарь присягал, а Службе Главной Хиромантии не надо было и этого

  - поскольку не присягают же на верность земному притяжению или

  теореме Пифагора. (В образовании рыцарей математика обычно была

  представлена как раз теоремой Пифагора). Но наиболее сознательные

  с хорошей родословной и весомыми рекомендациями рыцари все равно

  стремились присягнуть Службе Главной Хиромантии персонально. По

  большому блату избранным разрешалось присягать Службе. После

  этого присягнувшим можно было все, что хочешь, без очереди...

   Рыцарь Фред Честь и Достоинство позвал Вилли-меньшого и

  попросил его проникнуть в психушку, рассказать Шуту историю с

  японцами и уговорить его организовать и в своей психушке

  маленькую Японию, опираясь на наиболее сознательную часть

  контингента. Тогда их охотно депортируют, чтобы избавиться... А

  тут и рыцарь подключится для содействия...

   Вилли-меньшой проникать мог не только в психушки. В лесу у

  диких вассалов он числился мастером на все руки по прониканию. Он

  проникал спокойно в такие места, которые и местами-то можно было

  назвать только с большой натяжкой. И говорить умел проникновенно.

  А тут вдруг замялся. А потом признался, что только что женился на

  Чукотке на японке чукотского происхождения и что у него медовый

  месяц в самом разгаре... Да и детей непедагогично без присмотра

  надолго оставлять...

   Тут-то все и открылось. Заставил рыцарь устроить в этот же

  день второй раз свадьбу. Кто был в замке, все гуляли безоглядно.

  Молодые хоть и смущались, но остались очень довольны...

   А утром следующего дня сам Вилли-меньшой явился к рыцарю и

  сказал, что он согласен немедленно отправиться на дело. Трудно

  ему быть счастливым, когда рядом люди несчастны...

Аборигены психушки делились на больных и психов. Не считая

  персонала, который ни с кем не делился. Были еще примкнувшие к

  персоналу симулянты. Но эти получали удовольствие от того, что

  выдавали себя за неизлечимых психов из персонала. Все от этого

  запутывались, а те, пользуясь случаем, давили сачка.

   Психушка производила посредством трудотерапии японские

  циновки ручной работы и поставляла их туркам...

   С больными все было просто. Связывали им руки и ноги

  веревками, чтобы по полметра оставалось на размахивания хоть тем,

  хоть другим и на прочие трудовые и бытовые нужды. Попробуйте свои

  потребности осуществлять на полуметровых веревках и поймете, что

  полметра, это достаточно гуманно. По крайней мере курирующая

  психушку Службой Главной Хиромантии подготовила заявку на

  регистрацию международной нормы, что полметра свободной веревки -

  самый аккурат для прав человека и его достоинства.

   Но полуметровые веревки - это для больных... А вот для

  психов основной корректирующей процедурой было хождение после

  работы квадратными кругами (строго по периметру плаца) строем без

  затраты материальных средств. Каждый новый Зав Психушкой обычно

  начинал с того, что безответственно пытался уменьшить длину

  свободной веревки для больных и безуспешно пытался придумать

  какую-нибудь новую форму передвижения строем для психов... Хотя

  казалось, что придумать что-то новое в теории и практике хождения

  строем уже невозможно, поскольку у Службой Главной Хиромантии

  была многовековая статистика этого дела и были давно, еще со

  времен дедов-ветеранов и прадедов-почетных-ветеранов рыцарского

  движения, которые непосредственно учавствовали, известны и

  канонизированы сто тридцать три основных способа передвижения

  строем к всеобщему благу.

На этой почве Вилли-меньшой и проник в психушку.

  Перебравшись через стену замка с помощью друзей-вассалов (только

  не лесных, а в данном случае горных) он попал как раз на массовое

  хождение строем, где Шут был поставлен правофланговым с функциями

  запевалы.

   Вилли-меньшой, как шагающий не в ногу и вне строя, тут же

  был схвачен персоналом, несколько раз крепко ударен, чем попало,

  поставлен в строй и замарширован вместе со всеми впредь до

  выяснения личности и отягчающих душу этой личности обстоятельств.

   Беда была в том, что из-за значительной разницы в росте его

  место в строю оказалось значительно удалено от Шута... Шут был в

  первой шеренге, а Вилли-меньшой - в последней... Общение было

  затруднено.

Поэтому маршируя в едином строю Вилли-меньшой не угомонился

  в соответствии с требованиями физического внушения и лечебной

  процедуры, а в такт шага начал бормотать себе под нос, но с

  далеким посылом:

   "И раз...,

   и раз...,

   и разве так шагают?!

   И раз...,

   и раз...,

   и разве так шагают?!"

И он добился своего. После шести часов марширования уже на

  третий день на него обратило внимание само руководство персонала

  и захотело его поперевоспитывать строго индивидуально, так

  сказать амбулаторно... Но он упорно стоял на своем битый час, не

  взирая на появлявшиеся каждую минуту новые синяки, упорно

  утверждая, что так шагать дальше нельзя все равно...

   - Почему психи без флагов маршируют? Где это видано? На

  флагах никогда нельзя экономить! Особенно если имеете дело с

  убежденными психами. Флаг в руки каждому психу!...

   Вилли-меньшой был абсолютно прав. Как столь долго не

  доходило очевидное? Действительно, шагание без флагов было крайне

  низкоэффективным. Не оправдывало большую заботу и пристальное

  внимание. Флаг - это душа больного, достатая на свет из-за

  пазухи!.. Руководство персонала наконец просекло основную идею,

  выдало ее наверх за свою и получило премию.

После суматошных согласований лекари получили партию флагов

  прямо из Службы. Теперь хождение строем с флагами стали называть

  "демонстрированием службы" и добавили к этому строевые песни

  радостного содержания. Эффект действительно был потрясающий.

  Удалось добровольно и активно вовлечь в этот процесс и больных.

  Они в своих полуметровых веревках шагали отдельной колонной,

  временами останавливались и под собственные крики "Ура!" делали

  красивые гимнастические упражнения с веревками и пирамиды из

  самих себя по типу древнеегипетских. С помощью красивых

  перестроений и поз изображали невысказанную радость,

  сопровождаемую криками "Ура!".

   Даже лекари поверили, что неожиданно нашли правильный путь

  лечения, поэтому во время демонстрирования бросали свои текущие

  заботы о доме, о семье, собирались на башне, с которой лучше было

  видно, и радостно хлопали в ладоши своей большой медицинской

  победе над психами и больными. Доброжелательно их всех

  приветствовали...

   На фоне усиливавшейся радости Вилли-меньшого даже не стали

  допрашивать, откуда он взялся такой умный, а решили за все это

  поощрить полуметром полукопченой колбасы, в надежде, что еще

  что-нибудь придумает, и разрешили ходить вне строя, чтобы он мог

  лучше раз'яснять прочим психам (а всегда найдутся несознательные)

  пользу и значение флагов. То есть он получил право ходить, а не

  маршировать. Чего он и добивался...

При первом же удобном случае он подошел к марширующему Шуту.

  Шут сначала робко сказал, что ему кушать хочется, что он очень

  здесь недоедает. Особенно семечек. Вилли-меньшой об'яснил, что он

  проник сюда от имени и по поручению славного рыцаря Честь и

  Достоинство. Шут несколько оживился. Спросил, нет ли свежих

  анекдотов, особенно японских... или семечек.

   - Семечки и анекдоты будут в любом количестве, даже

  чукотские, но по ту сторону забора! Я пришел сюда не для того,

  чтобы с тобой тут маршировать, а чтобы ты оказался там же, где и

  семечки... По одну с ними сторону забора... Кстати, вашей колонне

  пора делать "правое плечо вперед!"...

После разворота колонны на дальнем углу очередного круга и

  выхода психов на торжественную прямую пришлось сделать паузу пока

  они прокричаться насчет "ура" и намашутся флагами, а затем снова

  пристроившись к Шуту Вилли-меньшой в краткой, но очень

  доходчивой, япона-мать, форме, изложил Шуту план освобождения

  через скоротечную японизацию. Тот все схватил на лету, что

  неудивительно для его интеллекта даже в процессе лечения...

   Последствия не заставили себя ждать. Вскоре больные перешли

  на семенящий шаг, поскольку стали добровольно укорачивать себе

  веревки. Когда персонал стал выяснять, почему. Они об'яснили, что

  это "японский" шаг. Они также стали петь в строю "японские"

  песни. То есть песни они пели как бы и прежние, спущенные сверху

  и одобренные репертуарным отделом Службы, но наловчились к

  каждому слову добавлять в конце "ся". Тогда-ся стало-ся

  получаться-ся у-ся них-ся все-ся по-японски-ся. Попробуйте сами

  на любой песне, это не так сложно. У вас обязательно получится...

Дурной пример заразителен. Японский дух перекинулся с

  больных и на психов... Они тоже дружно стали заявлять, что и у

  них тут Япония. Только в отличие от больных, которые очень

  плохооборудованное отхожее местно называли "Фубзди-Ямой", психи,

  как более интеллигентные граждане новой Японии, не позволяя себе

  кощунства, называли сортир просто парашей...

   А новым японским императором, как не трудно догадаться, стал

  Шут. Точнее, он именовался Японским Городовым, но смысл был тот

  же. Вилли-меньшой - временно исполнял обязанности японского

  премьера без портфеля. Персонал попытался с Шутом жестко и строго

  индивидуально работать, но Шут вместе с Вилли-меньшим стал

  обучать их всяким японским боевым штучкам. Так что постепенно

  вместо синяков персонал начал приобретать прояпонскую ориентацию.

  Особенно когда им об'яснили, что многие удары у них будут

  получаться, когда они хорошо усвоят японскую философию (части I и

  II)... Тут уж они бросились медитировать... Началась борьба за

  пояса разных цветов, которые психи стали делать из веревок,

  которыми раньше связывали больных. Поскольку поясов не хватало

  раздутому (и количественно и индивидуально) персоналу, то одним

  таким поясом связывали обычно сразу нескольких...

   Про марширование быстро забыли вообще, материал с флагов

  пошел на повязки для головы, на которых писали красивые японские

  слова...

   Король срочно вызвал рыцаря Фреда Честь и Достоинство и

  сказал, что японская зараза перекинулась на единственную и

  уникальную психушку королевства. А поскольку там чрезвычайно

  большая концентрация психов, то он опасается за последствия. Но

  как большой знаток японского духа рыцарь может дать дельный

  совет. Рыцарь посоветовал не поднимая шума, депортировать

  зачинщиков. Причем согласился, используя свои связи, решить этот

  вопрос с их новой исторической родиной.

   Разговор неожиданно закончился тем, что он железной логикой

  довел короля до радостного состояния, за что даже получил

  королевский орден. А логика рыцаря была на удивление простая и на

  удивление железная:

   - Если вы, Ваше Величество, справделиво полагаете, что

  единственная психушка является уникальным достоянием королевства

  и где-то даже символом, и что этой психушке угрожает полный крах

  - депортируйте взашей всех пациентов подальше (не забывайте, что

  дальше Японии посылать некуда), пока они ее (психушку) не

  уничтожили по камушку. В результате вы избавитесь от бузатеров, а

  национальное достояние останется целым. Вы хотите спасти психушку

  - вы ее и спасете! От самих психов!

   Так Шут (и Вилли-меньшой, само-собой) вместе с другими

  психами на почве симуляции политики были выведены строем на

  безопасное расстояние от государства и посланы громогласно еще

  дальше, но уже за свой счет. Многие подались в Корею, где также

  требовались неквалифицированные рыцари для грязной работы на

  очень выгодных условиях...

   У корейцев, кстати, тоже был свой подарок от пришельцев,

  только они, как и японцы, никому об этом не рассказывали.

   Потому никто и не знал.

Шут настолько постарел и изменился за недолгое время, если

  его засекать с внешней стороны забора, что сам себя с трудом

  узнавал и то на ощупь, а от веницианского зеркала шарахался. Не

  только король, но даже собственная жена его не узнала - это было

  наруку. Зато собака и внуки узнали сразу, а больше ему ничего и

  не надо было. Рыцарь пристроил его на вакантную должность

  садовника при сакуре под именем нового китайца Шут-Фан-Дума. Что

  позволило Шуту наконец-то спокойно заняться философией в

  окружении любимых внуков, под красивой сакурой, к которой ему

  удалось привить отводку подсолнечных семечек, получив пожизненный

  грант на селекционную работу из далекой страны, пожелавшей

  остаться неизвестной.

   Рыцарь, совершив это важное природоохранительное

  мероприятие, во-первых, почувствовал большое моральное

  удовлетворение, не взирая на существенную коррекцию своего

  отношения к королю, во-вторых, он рассчитывал, что это будет

  положительно оценено Катариной и будет способствовать его

  прощению. Грешен - небескорыстен!.. А что делать?!

   Он провел с Дум-Шут-Фаном несколько филосовских бесед на

  тему связи Вселенной с красотой Катарины и прогрессом

  человечества, который они единодушно решили начать с себя.

   С этого времени рыцарь Фред Честь и Достоинство добровольно

  отказался от приобретенной ранее с немалым трудом приставки

  "рыцарь печального образа"...

Фан-Дум-Шут, между тем, с каждым днем все больше становился

  настоящим китайцем Фан-Шут-Думом. Может это и к лучшему...

  

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что должно же все как-то решаться

Катарина прождала за запертой дверью двое суток. Чего ждала

  - не понятно. Все равно не дождалась.

   По ту сторону ничего интересного больше не произошло. Там

  вообще все вроде как вымерло. Когда она открыла на третий день

  слабыми и ватными от голода руками дубовую дверь, то была еще

  стройнее и красивее, чем обычно. Так и замерла с интеллигентной

  бледностью на слегка осунувшемся благородном лице. Такую стройную

  и хрупкую хочется защищать всю жизнь, служить ей надежной опорой

  и вообще носить ее на руках, да и только. Жаль, что славный и

  благородный рыцарь Фред Честь и Достоинство всего этого не видел

  и соответствующие пожелания носили безадресный абстрактно-

  поэтический характер.

   Катарина понимала, что погорячилась. Ведь глупая ревность

  рыцаря тоже свидетельствует о страстной любви, хотя и является

  пережитком не столь уж далекого прошлого. А то, что ревность его

  глупая, так и что из того? Зато страстная, а это значительно

  важнее... Должны же у такого славного и сильного рыцаря быть

  отдельные недостатки. Недостатки украшают настоящего мужчину. От

  этого он становится еще желаннее. Хотя, конечно, всему есть свой

  предел. Кроме желаний.

   ...И то, что он себе позволил, так просто на глупость ни в

  коем случае не спишешь! Действительно! Еще рыцарем называется! Ни

  при каких условиях он не должен забывать, что перед ним не

  кто-нибудь, а дама его собственного сердца! Так что попался бы он

  сейчас ей под руку - можно бы было устроить ему более серьезный и

  более продуманный скандал, чем тот наивный, который получился

  стихийно. Чистый экспромт, можно сказать, получился. Жаль! Даже

  неловко... Слыханное ли дело, чтобы так подозревать не

  кого-нибудь, а ее... благородную, между прочим, официально,

  даму... Разве можно говорить о прощении... Как бы не так!.. Жди

  дожидайся!.. Она уверена, что ее бедный дедушка на ее месте

  поступил бы также. Может быть даже что-нибудь еще и от себя

  добавил...

   После столь глубокого и всестороннего обдумывания вины

  рыцаря последние силы ее оставили и она упала в голодный обморок,

  усугубленный в решающей степени интеллектуальным и эмоциональным

  истощением.

   Поскольку тот, кто должен был бы носить Катарину на руках,

  был, как известно, в это время далеко, ее бережно за руки и за

  ноги (которые, как и руки, были столь же изящны) отнесли на

  кровать старенькие уборщицы замка, сокрушаясь о продолжающихся

  "до сих пор" у "нашего брата" превратностях роковой любви к

  мужчинам-позорникам, смотреть на которых последнее время вообще

  стало одной сплошной срамотой...

   После обморока, продолжавшегося не слишком долго благодаря

  специальной антиобморочной нюхательной соли и привитому с детства

  чувству времени, был калорийный обед и долгий сон... После

  оздоровительного сна Катарина стала устойчиво мучаться роившимися

  в голове мыслями, что все-таки ее бедный дедушка в чем-то

  ошибался.

   Она упражняла под его руководством свой интеллект, она жила

  богатой и глубокой духовной жизнью, да и физически была

  достаточно крепка, как положено быть деревенской девушке. Но было

  ясней ясного, что она не владела в достаточной мере кокетством,

  она не освоила на необходимом профессиональном уровне теорию и

  практику семейного уюта в случае, если муж действующий рыцарь или

  выпивает. Она была обделена практическими навыками постоянно

  меняться и становиться вдруг неожиданной и внезапно загадочной.

  Она даже простое "Ах!" говорила неправильно.

   Из-за дедушкиной цензуры и конфискации у нее части книг с

  инструкциями и иллюстрациями, угрожавшим по его мнению ее

  целомудрию, она, стыдно признаться, попросту не знала, как "это"

  правильно делать... Куда уж дальше...

   Короче, она сама себе казалась глупой куклой. Но, увы, при

  этом она не научилась быть восхитительно глупенькой! А это для

  молодой девушки сродни физическому уродству.

   Вместо простых радостей, первозданных буйных земных страстей

  она получала по наущению дедушки утонченные эстетические и

  интеллектуальные удовольствия, не подозревая об отдаленных

  последствиях снобиского пренебрежения фрейдизмом, а может быть

  кое чем и похуже... Что теперь с этой утонченностью прикажете

  делать?! Если разобраться, то со стороны это выглядело совершенно

  неприлично и ужасно предосудительно.

   Одно ее спасало - затвердевший интеллект большей части

  рыцарской прослойки. Рыцари, не соприкосавшейся с настоящим

  психоанализом, не могли, к счастью, теоретически осмыслить и по

  достоинству оценить ее извращенность. И слава Богу! Страшно даже

  представить обратное... Но для нее это малое утешение...

   То, что она порой парила над бытом, и что походка у нее уже

  давно стала летящей, а движения очень воздушными - давало

  некоторый психотерапевтический эффект, но тут все равно еще

  чего-то остро не хватало...

   Может быть поэтому она так противоестественно восприняла

  более чем естественные природне инстинкты славного рыцаря Фреда

  Честь и Достоинство. Он, если об'ективно разобраться, прекрасен

  именно своей естественностью и, как бы это вызывающе не звучало,

  натуральностью... Как же еще он должен был реагировать, если

  застал не только наедине с ней, но и совсем рядом существо, очень

  похожее на нормального мужчину?!..

   ...А у нее просто комплекс мистифицированного натурализма...

  Иначе бы так болезненно она не реагировала... Может полечиться

  надо... Только какой образованный человек пойдет добровольно к

  лекарям-знахарям с такой болезнью... Стыда не оберешься... Осмотр

  они, естественно, устроят, а дельных рекомендаций не дождешься...

...Рыцарь твердо решил, что он должен просить у Катарины

  прощения за свою пещерную глупость, тупость и дремучесть. Да и

  китаец-неофит ему очень это советовал.

   Только незадача в том, что смешно кузнечику просить прощения

  у королевы. Кто он и кто она? Он-то - точно кузнечик! Без

  вопросов! Железный! И пусть хоть кто посмеет его переубедить!

  Пожалеет об этом... А она - королева!.. Самая натуральная богиня!

   Он-то точно прыг-скок с турнира на турнир в славе и перьях,

  чисто кузнечик... Она образована и воздушна, а он темен и силен.

  Что он оставит после себя Вселенной? Вопрос ребром!.. Безвременно

  зарубленных в первобытных играх таких же как он железных

  кузнечиков с претензией, но уже коленками назад...

   Его гордость - его сила навсегда исчезнет вместе с ним или

  даже раньше... Без следа. Вселенная и не заметит... Зачем она

  такая дурная Вселенной нужна...

   А если отойти от активной турнирной деятельности, что

  останется от настоящего рыцаря? Конь в стойле останется! Ну разве

  что еще и доспехи на гвоздике, и славное турнирное копье в

  унизительной роли турника для голопузого подрастающего

  поколения... Перейти на тренерскую работу? Но тренеров и так

  развелось больше, чем мирного населения... Или оставшуюся ему от

  турниров часть своей собственной жизни просто есть и спать,

  больше уже никому не мешая жить, покручивая усы - мол, я был Я!?

   Но у человека обязательно должна быть мечта. У человека

  также есть и знание о смерти. А как при таком знании, с одной

  стороны, и с мечтой, с другой, быть кузнечиком? Теряется все

  очарование кузнечика и... А что, кстати, он, славный рыцарь,

  знает об окружающей его Вселенной, чего бы не знал кузнечик,

  кроме Теоремы Пифагора? (И ту немного подзабыл). Чем он еще может

  похвастаться?!

   А она (Катарина, разумеется - о ком еще он сейчас вообще

  может думать?) наверняка знает, почему дерево имеет форму дерева,

  почему действие равно противодействию, почему Ахилл никак не

  догонит черепаху... Она и теорему знает без запинки. Она и языки

  знает, и многое другое. А он знает только японские анекдоты, и то

  в переводе... Короче, дальше некуда...

   Ему в голову пришла фундаментальная мысль: он должен

  заслужить право просить у нее прощения.

   Он решил срочно заняться самообразованием. Благо Дум-Туш-Наф

  был в досягаемости. Он стал учиться у Фан-Муд-Туша. Китайцы они

  умные и трудолюбивые. Хотя Шут совсем недавно и вынужденно стал

  китайцем, он был и умным и трудолюбивым теперь уже как китаец. А

  как же иначе, если учесть многовековую китайскую культуру...

   Прилежнее ученика, чем рыцарь Фред Честь и Достоинство, не

  было может быть несколько столетий. Даже среди китайцев. Тем

  более, что учился он не за страх, а за обостренную совесть. Но

  все равно пятерки очень любил получать и хвастался ими перед

  Вилли-меньшим, который с радостью наливал ему за это

  дополнительную порцию пива в педагогических целях: "Заслужил -

  имеешь право!". Вилли-меньшой переживал за его успехи может даже

  больше самого рыцаря и регулярно хвастался кухаркам, и даже в

  соседних замках:

   - Уж до чего мой-то шустрым в науках оказался!.. Чисто

  пострел!

   Его жена Дежа-Ву, видя такую радость мужа, даже предлагала

  сходить в честь такого дела в класс и потанцевать вокруг рыцаря с

  бубном всем семейством...

   Время от времени рыцарь Фред Честь и Достоинство с

  нетерпением спрашивал мудрого китайца, когда они наконец по

  программе будут изучать, в чем смысл жизни. Но они все проходили

  другие темы и предметы. Причем китаец больше нажимал на

  фундаментальное образование, пренебрежительно говоря про

  прикладные вопросы, что рыцарь и так их много со своим мечем

  прошел вдоль и поперек... Много к чему приложился, к чему не

  следовало бы... А смысл жизни без сомнения был прикладным,

  поскольку все пытались приложить его к жизни непосредственно...

... Не вытерпела Катарина: гордость гордостью, но здравый

  смысл здравым смыслом. Да и терпение терпением..., что особенно

  немаловажно. Она решила пренебречь всеми условностями и красиво

  сев на стройного коня поехала, не дожидаясь уикэнда, прямо в

  замок рыцаря.

   Как раз дело было после дождичка - выглянуло ласковое

  солнышко и запели весело птички..

   Как красиво она ехала, можно было бы описывать особо.

  И спинка-то прямая, и шляпка соответствующая, и вообще...

   ...Следует только сказать, что на всем пути ее даже пальцем

  не тронул ни один дикий вассал, которых в засадах в кустах вдоль

  дороги было великое множество. Никто не посмел красоте

  препятствовать!

   Более того, многие десятки диких вассалов, глядя ей вслед,

  неожиданно для себя стали домашними. Они начали новую жизнь.

  Вернулись в свои большие и дружные семьи...

   Другие, еще более дикие, в кои веки решили послать весточку

  своим стареньким родителям, собрали им гостинцы с дарами леса...

   Три диких вассала стали крупными учеными...

   Еще один, на первый взгляд совсем некудышный, стал настоящим

  художником-реалистом.

   Сразу двое превратились в модных писателей.

   Про многочисленных молодых вассалов-шахматистов на уровне

  первого разряда не стоит и говорить...

   Изя, хоть он и не был диким вассалом и за кустиком оказался

  случайно, тоже решил, глядя на нее, стать великим скрипачем и у

  него это получилось.

   Поднялась урожайность озимых по всему пути ее следования.

   Катарина ехала ничего не замечая, поскольку душой и мыслями

  была с Фредом... Когда без Фреда нет жизни, зачем еще искать в

  ней какой-то смысл? Надо искать Фреда... Фреда... Фреда надо

  искать... Ох, мамочки...

Рыцарь Фред Честь и Достоинство никуда не прятался, он как

  раз вышел на двор для практических занятий по природоведению... А

  на встречу ему - Катарина Красота Спасет Мир. Фред выронил из рук

  книги с описанием окружающей среды...

   А кругом, как удачно получилось, были цветы. Цветы... цветы.

  Это было очень кстати. Цветы всегда кстати. Если это и не смысл

  жизни, то очень близко... Как говорят - тепло.

  

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

   в которой рассказывается о том,

   что все может быть

Они, как только увидели друг друга, так и давай целоваться.

  

(с) 1996, А.Соловьев

  Все права сохранены



Copyright © 2000-2016 Asteria