Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Ксенья
Ксения вытерла руки полотенцем и обвела взглядом чисто вымытый пол. Дом был убран, посуда после обеда вымыта, ужин к приходу отца - он обещал вернуться с охоты сегодня к ночи - готов, оставалось только разогреть его и поставить чайник. Часы пробили четыре. Ксения в раздумье остановилась посреди кухни. Делать было нечего. Все книги в доме давно перечитаны, телевизор не работал уже пятый год: отец все никак не мог выкроить время, чтобы отвезти его в город. И то сказать, от их домика лесничего до ближайшего жилья два часа ходу, а там еще два часа на попутках до райцентра. И ведь за одну поездку не отремонтируешь. Ксения вздохнула. До прихода отца придется поскучать. Летом у нее часто случалось такое. Обычно она уходила в лес за грибами или шла к озеру с любимой бамбуковой удочкой - подарком матери, ушедшей от них восемь лет назад. Но теперь ни в лес, ни к озеру идти не хотелось.

"Скорее бы зима", - подумала Ксения. Осенью, зимой и весной она жила в интернате в райцентре и приезжала к отцу только на зимние каникулы с какой-нибудь подружкой покататься на лыжах.

Ксения еще раз вздохнула и вдруг вспомнила про пакет с фотографиями. Позавчера, перед самым уходом отца, к ним пришли два геолога, веселые молодые парни с огромными рюкзаками. Один из них, высокий и белобрысый с голубыми глазами оказался знакомым отца, и тот, посетовав на то, что сам уходит, разрешил геологам остановиться в доме на пару дней. Когда вечером Ксения подошла с постельным бельем к их комнате, то услышала смех, который тут же оборвался, как только она вошла. Увидев Ксению, белобрысый Игорь резко выхватил у приятеля пачку каких-то фотографий, быстро сунул их в черный конверт от фотобумаги и пихнул конверт в карман рюкзака.

По тому, как смутился приятель Игоря, Ксения поняла, что это такое. В прошлом году одна воспитательница в их интернате отняла у мальчишек карты с изображением голых женщин и мужчин. Самих карт Ксения не видела, но хорошо помнила тот скандал, который поднялся после этого. А сегодня утром геологи ушли налегке, без рюкзаков, они собирались в райцентр и пообещали вернуться только завтра.

Ксения, конечно, понимала, что лазить по чужим рюкзакам нехорошо, но в конце концов, кому будет плохо от того, что она быстренько посмотрит на запретные карты? Никому. Она бы ни за что не стала этого делать, но… почему им можно, а ей нельзя? Не нужно было оставлять фотки!

Еще мгновение поколебавшись, Ксения толкнула дверь и вошла в комнату геологов. Зеленый рюкзак стоял на стуле в углу. Ксения подошла к нему и с бьющимся сердцем протянула руку к левому карману. Карман оказался пустым. Ксения была разочарована. Она даже сама удивилась силе своего разочарования, а стало быть, и желанию вкусить запретный плод. Для очистки совести Ксения сунула руку в другой рюкзачный карман, и… ее пальцы нащупали толстый, гладкий на ощупь пакет. Еще не вытащив его, Ксения каким-то шестым чувством поняла - это то, что она ищет. Она достала пакет и вытащила из него пачку фотографий. Сердце ее бухало сильно и тревожно. От волнения даже немного потемнело в глазах.

В пакете были не карты с голыми девушками, там были черно-белые фотографии, на которых… На которых было то, о чем Ксения имела не очень ясное, но томительно-волнующее представление, о чем вполголоса говорили девчонки в интернате, то, что слухами, новизной и явной неотвратимостью порой так притягивало воображение Ксении. И вот теперь она держала ЭТО в руках. От неожиданной и удивительной близости ЭТОГО у Ксении задрожали пальцы, но быстро справившись с волнением, Ксения начала внимательно разглядывать фотокарточки.

На первой из них был изображен совершенно голый мужчина. Расставив ноги, он сидел в глубоком кресле, а его половой член - Ксения всмотрелась - был неестественно большим, прямым, как палка, и стоял торчком. Рукой мужчина трогал эту странную палку, при этом он улыбался.

"Онанист", - всплыло в памяти полузнакомое слово. В их интернете однажды в мужском туалете поймали мальчика, занимавшегося онанизмом, с тех пор все звали его онанистом. "Эй, онанист, поди сюда!". Ксения вспомнила этого мальчишку, худой и невзрачный, он никак не походил на того крепкого улыбающегося мужчину, который был изображен на фотографии.

Ксения долго рассматривала мужчину, потом взяла другую фотографию. На ней тот же мужчина был с женщиной. Женщина стояла на четвереньках, а мужчина сзади нее. Он засовывал ей свой член во влагалище. Женщина приоткрыла рот и закрыла глаза. "Ей приятно", - подумала Ксения и вдруг представила себя на ее месте. Представила, как мужчина вот так же обхватывает ее сзади за бедра, и она почувствует, как что-то большое горячо входит в нее, а живот мужчины прижимается к ее попе. Ксения покраснела и отложила эту фотографию.

На следующем снимке она с удивлением обнаружила Игоря. Он голый, стоя обнимался с какой-то женщиной, и женщина, опустив одну руку вниз, держала геолога рукой за член. Ксения отложила фотографию, решив позже рассмотреть ее подробнее, но на следующей же за ней опять обнаружила Игоря. На сей раз с двумя женщинами. Одна из них, лет 30-35, с огромной грудью, помогала Игорю управиться с другой. Ксения была поражена: второй девушке было на вид лет 14-15, она была ровесницей Ксении. Большой половой член Игоря весь не вмещался в нее, и Игорь с видимым усилием засаживал свою "палку" бедной девушке, которая кричала то ли от боли, то ли от удовольствия.

"Какой ужас", - правильно подумала Ксения и вдруг с испугом и изумлением поняла, что и сама не прочь была бы оказаться на месте насилуемой (или отдавшейся добровольно?) девушки. Она представила, как красивый, сильный Игорь обнимает, целует, трогает ее, Ксению! Почувствовав, что лифчик почему-то стал тесным, легкая теплая волна щекоткой пробежала по телу, ощутила неведомое, сладкое возбуждение. Какое-то время Ксения сидела, прислушиваясь к себе, к этим новым приятным ощущениям, потом взяла новую фотографию. На ней были запечатлены только девушки. Негритянка, японка (как решила Ксения) и белая. Ксения обратила внимание на большой пластмассовый половой член в руках белой женщины, который она пыталась засунуть негритянке во влагалище. Сама негритянка лежала на спине, на груди у нее сидела японка, и негритянка языком щекотала половые губы узкоглазой женщины. Посмотрев на эту фотографию, Ксения внезапно поняла, почему так любят уединяться вдвоем ее интернатовские подруги Лиза и Лена, почему они так странно и раздраженно встретили ее, когда однажды Ксения, вломившись в кусты в дальнем углу интернатовского сада, застала их сидящими в траве, почему так странно блестели их глаза. Тогда на вопрос Ксении, зачем они сюда забрались, Лиза сухо ответила, что загорать, хотя солнца в тот день не было. Но теперь-то Ксения знала их тайну! Уж она сумеет ею воспользоваться! Ксения представила, как, застукав их еще раз вдвоем, не будет больше слушать глупых оправданий, а просто улыбнется, молча сядет рядом и… Тут фантазия Ксении разбушевалась: то она представляла, как возьмет руку Лизы и положит ее себе в трусики… Нет! Она сначала, все так же улыбаясь, снимет их; то в распаленном сознании Ксении рисовалось, как она сама протянет руку к теплому и мягкому Лизиному животу...

Откладывая эту фотографию, Ксения почувствовала легкий приятный зуд в самом низу живота и выделение жидкости из влагалища. "Смазка", - догадалась Ксения. Опасаясь испачкать новые трусики, она встала с кровати, сняла их, сбросив заодно легкий халат и тесный лифчик и оставшись только в розовых носочках и теплых домашних тапочках.

Ксения подошла к дверце шкафа и начала в зеркале осматривать свое молодое упругое тело. "А я могу, наверное, понравиться мужчине!". Она удовлетворенно провела рукой по груди, талии, бедрам, расставила ноги, представила, как могла бы позволить мужчине, например, этому Игорю, взять себя стоя. Качнула таз вперед, навстречу несуществующему, горячему, жаждущему члену. Снова провела рукой по бедрам, лобку, половым губам. Прикосновения были приятными, Ксении захотелось, чтобы кто-нибудь увидел ее такой - обнаженной и разгоряченной. Например, хорошо бы, если бы за ней кто-нибудь подглядел, когда она пойдет купаться на озеро. Ксения сделала несколько соблазнительных, на ее взгляд, движений, еще раз провела рукой по бедрам и почувствовала, что внутренняя поверхность бедер уже мокрая.

Ксения подошла к дивану, выхватила первую попавшуюся фотографию - на ней была изображена женщина, сидящая верхом на мужчине, - и свободной рукой тронула себя чуть выше влагалища. Прикосновение было очень приятным. Ксения села на диван, раздвинула ноги, взяла отложенную карточку с голым Игорем и двумя женщинами и пальцами осторожно начала массировать половые губы.

"А ведь я тоже занимаюсь онанизмом", - пробилась сквозь приятную пелену мысль. Но знание того, что она одна в целом доме, что никто и никогда не узнает об этом, что теперь она сможет, оставаясь одна, предаваться таким приятным ощущениям сколько захочет, возбудило ее. Возбудило даже не столько это, сколько то, что - запретный плод! - она совершенно безнаказанно занимается столь предосудительным, но приятным делом.

Не переставая трогать себя, Ксения машинально взяла другую фотокарточку. На ней был снят Игорь в момент оргазма. Девочка - та самая, сидела на коленях лежащего Игоря, обхватив обеими руками его член, фонтанчиком извергающий сперму. На лице Игоря застыло выражение мучительного наслаждения.

"А ведь я тоже могла бы сделать ему так же", - подумала Ксения. "А он - мне", - вдруг поразилась она внезапно пришедшей идее. Мысль о том, что не она сама, а Игорь мог бы сейчас трогать и ласкать ее, привела Ксению в состояние крайнего возбуждения. Ей до покалывания в пальцах захотелось ощутить в своих ладонях упругий член Игоря и еще сильнее - чтобы кто-то другой, не она, дотронулся до ее груди, бедер, промежности. Ксения судорожно вздохнула, схватила маленькую атласную подушечку с дивана и судорожно зажала ее между бедер. Она припомнила не понятый ею сразу оценивающий взгляд Игоря, которым он окинул ее, впервые переступив порог их дома.

"Игорь, - полушепотом, все так же сжимая подушку, - сказала Ксения, - бери меня, трогай меня, трогай меня всю, везде, хочу. Любимый!"

- Я здесь, миленькая!

Ксения взвизгнула, схватила халат, прикрылась им и повернула перекошенное страхом лицо к двери. На пороге стоял Игорь. Видимо, он пришел уже давно и все это время неслышно наблюдал за ней в щелку двери. Ксения опустила широко распахнутые глаза вниз, и страх, растерянность сменились изумление: штаны и трусы Игоря были приспущены до колен, и его большой член стоял так же, как на фотографии. Не давая Ксении выдавить из себя слова, он снял штаны и трусы, бросил их у двери и быстро подошел к девушке.

- Нехорошо лазить по чужим рюкзакам, - сказал он, улыбаясь, и погладил Ксению по голове. - Пришлось вернуться раньше: кое-что забыл… Хорошие картинки?

Тут только к Ксении вернулась способность что-либо соображать, она поняла, что ничем плохим ей случившееся не грозит, более того, сняв штаны, Игорь поставил себя в такое же положение, в каком очутилась она. Теперь они равны друг перед другом в своем стыде и, значит... значит...

Ксения, мгновение поколебавшись, отбросила от груди халат и, стараясь не смотреть на возбужденный член Игоря, сказала:

- Хорошие фотографии. А вы давно смотрите на меня? - и покраснела.

- Давно. Ты очень красива в своем возбуждении, Ксюша. Я бы и не стал тебя пугать, но не смог совладать с собой: ты слишком хороша, и я очень хотел тебя, понимаешь?

Ксения кивнула.

- Больше я терпеть не мог, к тому же я опасался, что ты кончишь, а я хочу, чтобы ты кончила от меня.

Игорь, поняв по ее лицу, что девушка не понимает, о чем речь, пояснил:

- Кончить - это испытать оргазм, поняла?... Покажи мне...

Он потянул на себя подушку. После легкой борьбы Ксения отпустила ее, и Игорь, осторожно раздвинув бедра, впился в нее глазами. Новое, почти неловкое ощущение от того, что чужой мужчина в упор разглядывает ее, смутило и одновременно распалило Ксению. Она сама развела бедра чуть шире и, повинуясь внезапному порыву, раздвинула пальцами большие половые губы, а сама посмотрела на член Игоря. Он был большой, с крупной багровой головкой и чуть подрагивал. Ксения вопросительно взглянула на Игоря и несмело протянула правую руку к члену, продолжая указательным и безымянным пальцами левой руки раздвигать половые губы.

Игорь и Ксения сели на кровать. Игорь придвинулся к девушке и пальцами осторожно коснулся пальцев ее левой руки, лежащих между ног девушки. Затем пальцы мужчины скользнули дальше… Судорожная сладкая волна прокатилась по телу Ксении. Она закрыла глаза и сглотнула.

- Делай так, - сказал Игорь, показав Ксении, что она должна делать правой рукой. Он осторожно положил девушку, а сам расположился головой к ее ногам, встав над ней на четвереньки. Ксения обеими руками начала делать движения от основания к головке члена, как научил ее Игорь, а геолог, раздвинув пальцами половые губы девушки, припал губами к ее клитору. Его язык, сладко и трепетно жалящий горячую Кению, проникал, как казалось девушке, до самого ее сердца. Иногда, не в силах выдержать пытки наслаждением, она начинала кричать и извиваться под Игорем, но его теплый, острый язык везде находил и жалил клитор, губки, плеву Ксении, и она замирала, покорившись судьбе. Через несколько мгновений одного, особенно острого периода Ксения почувствовала, как откуда-то из глубины ее организма поднимается оглушающая золотисто-оранжевая волна, нарастает, захлестывает ее с головой, переворачивает, как когда-то в шторм на море, кружит, заполняя все ее существо до последней клеточки, и нет уже Ксении, есть один сплошной комок острого, почти невыносимого наслаждения. В последнее мгновение перед тем, как ее захлестнула волна, Ксения, сквозь нарастающий шум крови в ушах услышала как стонет, почти кричит Игорь, ощутила как мощно запульсировал в ее руках член Игоря, которым она управляла, и горячая сперма хлынула на ее грудь и живот.

Они очнулись через минуту после взрыва. Игорь лежал на ней, тяжело дыша. Она тоже дышала хрипло, вздымая тяжелое тело Игоря. Еще через которое время Ксения, случайно шевельнув рукой, дотронулась до члена Игоря, ее организм мгновенно вспомнил все и почувствовал, как начал увеличиваться в ее пальцах член, Ксения застонала в притворной истоме:

- Игорь, еще!..

- Сейчас, милая. Только давай сначала умоемся.

Игорь ополоснул член, Ксения смыла с груди сперму. Она захотела пить, сходила поставила чайник. Вскоре он закипел, и обнаженные молодые люди стали пить чай.

- Игорь, - помешивая ложечкой варенье в чашке, чуть смутившись, спросила Ксения. - А кто эта девушка?

- Ну там, на фотографии.

- А-а, - Игорь улыбнулся. - Это ученица Леночки. Леночка - это та женщина рядом с ней на фото, она учительница физкультуры в школе, а Света ее ученица.

- А кто вас снимал?

- Сестра Ленки. Кандидат наук, между прочим.

- Угу, - Ксения зачерпнула ложкой варенье, но поднося ее ко рту, уронила каплю варенья на грудь. - Ой.

- Подожди, не вытирай.

Игорь наклонился, языком осторожно слизнул каплю. Ксения опустила глаза и увидела, как быстро увеличиваясь в размерах, поднимается член Игоря. Она почувствовала возбуждение. Игорь зачерпнул кончиком ложечки варенье и накапал его на сосок Ксении.

Ксения часто задышала. Игорь начал слизывать с груди Ксении варенье, щекоча языком. Потом стал сосать и покусывать грудь Ксении, прижимая ее к себе. Ксения почувствовала, как теплая приятная щекотка расходится по всему телу, по талии, которую тискал руками Игорь, по внутренней стороне бедер, по промежности. Руки Игоря скользнули вниз, и Ксения мелко задрожала. У нее от возбуждения свело мышцы в бедрах и сократилось влагалище, когда сильные пальцы Игоря быстрыми точными движениями начали ощупывать ее бедра. Ксения раздвинула ноги и закрыла глаза, снова обильно потекла смазка.

Игорь подхватил девушку на руки, отнес на кровать и лег на нее. Ксения глухо застонала, когда горячий член мягко коснулся ее живота, груди, губ, затем скользнул вниз, к бедрам. Поняв, что он вот-вот коснется половых губ, Ксения затрепетала, ей безумно захотелось этого распаляющего касания, она застонала и подалась навстречу члену. Большая головка на мгновение коснулась клитора (Ксения крупно вздрогнула), и девушка почувствовала, как в нее входит что-то невообразимо большое. "Вот оно!". Тяжелое, липкое наслаждение раздавило Ксению. Дыхание сперло, она начала судорожно двигаться, стараясь попасть в такт движениям Игоря. Влагалище запульсировало. "Ах-аха-ах!" - вырывалось у Ксении каждый раз, когда головка члена упиралась в матку. Постепенно пульсация захватила все ее существо и окончилась таким же взрывом, как и раньше...

А на следующий день, ближе к вечеру, Игорь с товарищем ушли, горбатые от рюкзаков, махнув на прощание Ксении и отцу, которые вышли на крыльцо проводить их. Легкая светлая грусть растеклась в свежем вечернем воздухе. Ксения радостно и одновременно печально вздохнула, чуть заметно улыбнулась, махнула на прощанье Игорю, высоко подняв руку, и просто подумала: "Я повзрослела".


аренда автокрана 25 тн

Copyright © 2000-2016 Asteria