Давайте выпьем
Место сдается
 

Из лагерной литературы

Содержание : 1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9

Двоевластие

     Людей в лагере тьма тьмущая, и судьба каждого, по идее, зависит от благоволения администрации. Сумел завоевать ее честной работой и примерным поведением - приблизил освобождение. Администрацию составляют начальник лагеря и его заместители, начальники отделов, офицеры - начальники отрядов. В нашем лагере отрядов было двенадцать. Администрация может поощрять заключенных премиями, разрешением добавочных передач и тому подобное, а главное - представлять к сокращению срока. Нарушителя порядка наказывают. От лишения передач и права переписки, может попасть во внутрилагерную тюрьму - ПКТ, то есть помещение камерного типа (прежнее название БУР - барак усиленного режима), а то и пойти снова под суд и получить надбавку к сроку. Механизм действует продуманно и отлаженно.

     Распоряжения начальников подлежат неукоснительному исполнению. Исполнение обеспечивают солдаты внутренних войск (ВВ), которые не только охраняют лагерь снаружи, но и проводят периодические обыски ("шмоны") внутри, стоят на страже у дверей из зоны в зону, когда двери открыты. Они же уводят нарушителей. Это сила, олицетворяющая здесь государственную власть. За ней мощь государства. Сопротивляться ей бессмысленно и глупо. Да прямо вроде никто и не сопротивляется.

     Но все представители этой силы - от солдата до начальника лагеря проходят внутрь лагеря только безоружными. Чтобы не напали, не отняли не овладели оружием. В каждом из 12 отрядов есть комнатка для начальника отряда. Не всякий день он появляется в ней, а когда появляется, то хоть и можно попасть к нему на прием, но пройдешь под сотнями глаз, и если он узнает что-либо лишнее, то будет ясно от кого. Поэтому лишнего он и не узнает.

     Как положено каждому коллективу в нашей стране, отряды обладают и самоуправлением (тоже, конечно, под контролем администрации): во главе отряда стоят председатель совета отряда и старшина. Совет отряда помогает начальнику решать вопросы перевоспитания, следить за чистотой, организовывать культмассовые мероприятия ("Вечерний звон, вечерний звон, как много дум наводит он..."). Старшина распоряжается повседневным бытом назначает дежурных, раздает наряды и тому подобное. Есть, как всем известно, и бригадиры ("бугры"), которые распоряжаются на производстве, но опекают своих рабочих и в быту. Все опять же продуманно до мелочей, все поднадзорно и подконтрольно.

     Но вся эта разветвленная сеть власти оказывается сугубо поверхностной. Она действует только днем, точнее часть дня, и даже тогда ее воздействие ограничено. А уж ночью подавно. Когда наступает темнота офицеры с солдатами уходят, подымают голову те, кого "зона" воспринимает как истинных властителей. Конечно, и днем их молчаливое присутствие ощущается всеми. Все делается с оглядкой на них. Таким тайным властителем является некто, избираемый ночью на "сходе" влиятельных воров. В старину его называли "паханом", нынешнее название - "главвор" (терминология по стилю уже советская или, точнее советизированная). Он избирается на весь свой срок заключения в этом лагере. Его мрачная власть безусловна и почти безгранична. Когда я просил одного бывшего художника сделать для меня рисунок, он должен был обратиться за разрешением к главвору. Авторитет главвора поддерживают "бойцы" из воров с наиболее низким лбом и наиболее тяжелыми кулаками. Это его свита и боевая дружина, человек 7-8.

     Хоть власть главвора и тайная, но начальник отряда знает, кто у него главвор. Ведь старшина может управлять, только если назначен с согласия главвора и подчиняется ему. Иногда старшиной просто становится главвор (так было в нашем отряде). Обычно известен и будущий главвор, который займет трон, когда уйдет сегодняшний. Но это не гарантировано - бывают кровавые стычки воровских кланов за место главвора. На "сходе" всех главворов лагеря один из них объявляется главвором "зоны" (всего лагеря). Эта фигура почти недосягаема для простого смертного.

     Но и главвор отряда стоит достаточно высоко в "теневой" лагерной иерархии. Ниже его располагаются его подручные - "главшнырь" (так сказать, завхоз), "угловые" (влиятельные персоны, спящие на нижних угловых койках), старшина и "бугры", "бойцы", затем уже идут прочие "воры" и "подворики". И все это верхняя каста!

     Главвора никто не называет по "кликухе" (кличке), обращаются к нему по имени-отчеству, разумеется, на "вы". Он обедает за отдельным столом, с ним могут разделять трапезу только угловые, старшина и бугры. От всех передач ему относят лучшую долю.

     В условиях лагеря одному очень трудно продержаться. Каждый заключенный вступает в своеобразный союз с 1-3 зэками своего же ранга, своей касты - "кентами". Кенты - это как бы побратимы. Они поддерживают друг друга участием и материально, составляя "семью". Главвор обычно не имеет семьи: она ему не нужна, да и кто же бы ему равен? Зато он ведет семейную жизнь в ином, более точном смысле. Почти у всех главворов, да и у некоторых других крупных воров, есть "жены" - юноши, обслуживающие их сексуально. Этих не уважают, но и не задевают. Они даже одеваются в черное. Пидорам их (не говоря уж о самих главворах) не зовет никто.

     Когда в большом помещении, где стоит телевизор, весь отряд собирается смотреть передачу (подразумевается, воспитательную, например "Гражданин и закон", "Человек и закон", а на деле - футбол или детектив), все располагаются по рангу: впереди в кресле - главвор, вокруг у ног его бойцы, на двух скамьях за ними - знать: угловые, главшнырь, старшина, бугры, затем несколькими рядами - воры, далее на койках навалом мужики, а стоя у стен и выглядывая из дверей - чушки.

     Создается впечатление, что в этой уголовной иерархии, как в зеркальном отражении, в перевернутом виде, в искаженном свете, но все же повторяется официальная иерархия административной части лагерного общества. Как отклик: на силу - сила, на лестницу - лестница, на систему система. Карикатура - и какая обидная!



Copyright © 2000-2016 Asteria