Давайте выпьем
Место сдается
 

Проститутки москвы

Содержание

ГРОМООТВОД N 907 Секс по телефону:

сколько маньяков не вышло на охоту?

   - Ну что, козел, допрыгался? Сейчас я тебя буду трахать... - Голос на другом конце провода не оставлял ни малейших сомнений в том, что все сейчас именно так и произойдет.

   - Ты уже встал в позу? - Вместо ответа я поспешно повесил трубку...

   И тут телефон зазвонил снова.

   - Олег, не бросай трубку, так никуда не годится, - строго сказали на коммутаторе. - Работай, фантазируй. Скажи: "А я уже давно стою в позе, жду, милый". Это же несложно...

   Я набрался духу - ей-богу, никогда бы не подумал, что у меня столько всевозможных комплексов! - стал терпеливо ждать. Внутренне готовясь к тому, что "вот я уже раздеваюсь, смотри, на мне остались одни трусики..."

   - Але, меня зовут Анжела. Я звоню с кухни, муж сейчас спит в комнате, а я стою возле кухонного стола голая и жду, что...

   - ...я тебя сейчас повалю на этот стол, - домысливаю я на свой лад.

   - Да-да, - обрадовалась она, - вали же скорее...

   Дежурство на "сексуальном телефоне" началось.

   Честно признаться, я никогда не воспринимал службу "907" всерьез. Секс по телефону, да еще с совершенно незнакомым человеком, согласитесь, что может быть чуднее и абсурднее? Как-то во время одной из вечеринок, приняв "на грудь" очередные полстакана, мы с друзьями решили поразвлечься и позвонили в эту службу. "Да, я слушаю", - с томным придыханием послышалось в трубке. "Я хочу быть Карлсоном, который затащил тебя на крышу и уже снимает свои штанишки", - расфантазировался один из нас. "Да-да, ты Карлсон, и у тебя такой бо-ольшой пропеллер!" - сразу согласились на другом конце провода. Дальше продолжать не имело смысла, все разразились громовым хохотом...

   Впрочем, это как раз и было нашей ошибкой - мы хотели посмеяться от души, и ничего больше. Но, как впоследствии выяснилось, звонков, подобных нашему - от хохмачей - в службе не больше десятка в день. Остальные звонят действительно для того, чтобы получить хорошую порцию секса. И уж тут девочки из службы стараются вовсю.

   Поначалу я думал, что все они, равно как и их коллеги по службе мужчины, сплошь одни артисты. Оказалось - ни одного.

   Домохозяйки есть, продавцы есть, учителя музыки, ботаники и даже кандидаты технических наук - а вот артистов, увы. Как объяснил руководитель службы Геннадий Белякович: "Они слишком уж циничны. А это клиент сразу чувствует и вешает трубку".

   - Прежде чем "суетиться под клиентом", запомни два правила: никогда не задавай вопросов и будь всегда предельно искренен. Остальное - дело языка и фантазии, - учил меня один из сотрудников службы 38-летний Сергей. - С женщинами легче, с мужиками гораздо труднее. Ты сам уже все попробовал?

   - В каком смысле? - не понял я.

   - Ну, например, контакты с мальчиками у тебя были? - ничуть не смущаясь, спросил Сергей.

   - Да, в общем, как-то ни разу еще... - замялся я.

   - Жаль, так бы ты смог подетальней вести разговор. Придется выдумывать, а вдруг ляпнешь что-нибудь не то.

   - Ну уж как получится, - вздохнул я.

   ...Первой позвонила девушка из службы - это я понял сразу. Профессионально поставленный голос, вкрадчивый, томный, возбуждающее придыхание я почти был уверен, что за день до этого уже общался с ней. (Чтобы получить хоть какое-то представление о работе службы, я, незадолго до своего "часа пик", несколько раз связывался с девушками по редакционному телефону. И надо было видеть эти сцены... Дождавшись, когда коллеги уйдут домой, ваш покорный слуга поочередно набирал номера и, вздыхая, сопя и постанывая в трубку, разыгрывал подряд первые пришедшие на ум комбинации, постоянно при этом чиркая что-то в блокноте. "Я беру твоего "дружка", облизываю его и подвожу к глубокой, очень глубокой "пещерке"..." щебетала в трубку Лиза или Катя, причем слова "дружок" и "пещерка" в оригинале произносились в другой, совершенно матерной интерпретации. "Не бояться мата", - торопливо строчил я в шпаргалке. В самый кульминационный момент моя телефонная партнерша вдруг испуганно вскрикнула и быстро затараторила в трубку: "Ой, извините, пожалуйста, муж пришел. Я перезвоню на коммутатор, скажу, чтобы вас соединили с другой девушкой".

   "Пришла жена", - записывал я в блокнот на случай, если вдруг стушуюсь и не смогу уже больше сказать ни "бе", ни "ме". В общем, подготовка заняла довольно долгое время. Но пухлый блокнот давал хоть какую-то надежду на то, что я смогу продержаться "в эфире" пусть не весь день, но часа три - точно.)

   - О-о, дорогой, я так возбуждена... - заверещала в трубку "подставная" партнерша.

   - Представь, я только что вышел из ванной... - начал я прокручивать заранее подготовленную и сто раз уже, наверное, проговоренную фантазию. - Иду в коридор...

   - А зачем тебе ванная? - сухо послышалось в трубке.

   - Ну, хорошо, я выхожу из комнаты, вижу тебя и начинаю медленно, очень медленно тебя раздевать... - продолжаю заготовку.

   - А я уже голая, - слышится в трубке.

   - Как это? - непроизвольно вырывается у меня.

   - Ну, я шла по улице в шубе, а под ней ничего. Пришла к тебе и тут же перед дверью ее скинула...

   - Да-да, - пытаюсь справиться с ситуацией. - Я беру тебя за руку...

   - Ты сначала должен познакомиться с моим другом, он рядом и тоже голый, - в голосе партнерши начинают уже слышаться насмешливые нотки.

   - Как его зовут?

   - Костя. Ты проходишь с ним в комнату, а я в щелку подглядываю за вами... - вовсю экзаменует меня партнерша.

   - Мы пьем коньяк и тихо, под музыку, беседуем. Он кладет мне руку на плечо...

   - Не на плечо, а на твоего "блондина-невидима", который ты нахально выставил наружу.

   От такого поворота событий я слегка обалдеваю и в следующий момент не нахожу даже, что сказать.

   - Але-але, ты почему замолчал, деньги-то идут... выводит меня из столбняка партнерша. - Итак, он валит тебя и...

   - И начинает трахать куда только можно, в уши, в нос... - зло бросаю я.

   - О-о, это мне нравится, - одобрительно несется из трубки. - Он у меня затейник...

   Через полчаса разговора я был мокрый, как после разгрузки вагона с картошкой. Фантазии иссякли, хотелось только одного - повесить трубку.

   - Ой, извини, дорогая, - вспомнил я спасительную фразу-выручалочку и чисто автоматически выдал: - Муж пришел, я перезвоню на коммутатор...

   - Кто пришел?! - в первый раз за все время нашей беседы изумилась партнерша. - Ты что, действительно "голубой"?

   Я нажал на рычаг телефона. И нервно рассмеялся...

   ...Найти коммутатор и вообще офис службы "907" так же трудно, как и деньги партии. "Мало ли, клиенты захотят воочию увидеть своих партнеров, рэкет начнет потихоньку интересоваться, - поясняет Геннадий. - Чем меньше знают, тем меньше проблем". "А были случаи, когда клиенты действительно находили, приезжали, караулили?" - интересуюсь я. "Ни одного, - смеется Геннадий. - Это в принципе невозможно, потому что все наши сотрудницы и сотрудники сидят на квартирах - своих или съемных, неважно - и отвечают на звонки только через коммутатор. Хотя тут недавно одна очень уважаемая газета написала, что, дескать, были случаи, когда дежурили целую ночь, чуть ли не с миллионом алых роз - бред полный".

   С Геннадием и моим "учителем" Сергеем мы встретились в редакции. Первое впечатление - далеко не супер-красавцы, не крутые сексоманы с завораживающим блеском в глазах. "А при чем здесь красота и вообще сексуальная - привлекательность? - усмехается Геннадий. - Мы же - точнее, наши сотрудники - визуальных контактов не имеют. Голос - вот что главное".

   - Когда мы только-только открывались, к нам в службу приходило очень много девушек, которые были ну просто ах, - рассказывает Геннадий. - А начинали что-то говорить - все, лучше бы рот не открывали.

   Тут еще есть одна такая тонкость... Если, скажем, что касается внешности, девчонки очень разнятся, то в плане секса - они все у нас совершенно одинаковы. Все бисексуальны, впрочем, как и наши сотрудники-мужчины, все вполне могли бы участвовать в реальной жизни в тех сценах, которые предлагают клиенты. И все так или иначе получают от разговора с партнером по телефону удовольствие. Или даже оргазм - это уже зависит от конкретной ситуацию.

   Те, кто выбивается из этого ряда, в службе долго не задерживаются. Есть правила игры - и их нужно либо принимать, либо нет. К примеру, у тебя хорошо подвешен язык, но не очень крепкая нервная система - ты уже в ауте. С каким-нибудь извращением ты обязательно или вспылишь, или бросишь трубку. А этого делать никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя. Строжайше, категорически!

   - Вы имеете в виду, когда клиент, например, может сказать девушке что-то вроде: "Ты - сука, я бью тебя кнутом, а сейчас хочу поставить раком..."

   - Ну, это простая ситуация. Она обязательно скажет: "А я уже стою, как ты догадался, милый?" А вот когда звонят педофилы, зоофилы или, например, некрофилы - тут приходится "держать" удар крепко.

   - Мне, например, однажды позвонил мужчина, который сказал, что он обожает насиловать трупы, - вспоминает Сергей.

   - И что? - любопытствую я, прикидывая в уме, как бы сам выкрутился из подобной ситуации. Спустя мгновение понимаю: некрофилам лучше мне не звонить.

   - А я тут же сказал, что, представь, я лежу на холодном столе в морге, накрыт простыней, лицом вниз, ноги мои раздвинуты. Сторож дрыхнет пьяный, в зале - никого. На соседнем столе лежит белокурая женщина - моя жена. Мы оба отравились газом. Ее увядающий бутон прекрасен, он манит, зовет... В общем, мужик проговорил со мной час. Больше было просто нельзя. У нас строгий лимит.

   Первый звонок уже прошел. Я отдыхаю в кресле (в родной, надо сказать, редакции). Жду. Через минуту раздается:

   - Вы можете поговорить с моим мужем? Как мужчина с мужчиной? Он стесняется позвонить, а я вот набрала...

   Через секунду - в трубке голос:

   - Давайте я буду лежать, а вы все делайте. Как понастоящему...

   Черт его знает, как там по-настоящему! Но - работаю. Язык готов смолоть любую чепуху, но вдруг ошибешься? И у "них" это совсем не так? Предупреждал ведь Сергей...

   Вспоминаю все, что знаю, читал, слышал про "голубых", видел в кино. Вроде - получается. Хотя мужик тоже, судя по всему, дилетант в этой области. Все время спрашивает: "Мне, наверное, больно?"

   Минут через десять - отбой. Будем надеяться, свое он получил.

   Только встал, чтобы размяться, снова звонок.

   - Я - Лена. Я очень стройная, высокая, с большой грудью.

   Наверняка соврала. Но хоть человек приличный попался, с нормальной ориентацией.

   Разговор мы завершили довольно быстро, по взаимному удовольствию. Странно, но вдруг замечаю: я тоже начинаю возбуждаться, хотя кто не заволнуется от такого образа со стройными ногами, пусть даже и мысленного?

   Сергей рассказывал, что средняя продолжительность разговора в службе - 15-18 минут. У меня все быстрее, но я вообще торопыга по жизни. Хотя надо, конечно, всетаки помедленнее, попрофессиональнее.

   - Я хотела бы заняться анальным сексом, а что это такое - не знаю, слышится в трубке.

   Привет!

   - А сколько вам лет? - спрашиваю.

   - Да у меня сыну уже 18, - уклончиво отвечает собеседница.

   Посвящаю ее в некоторые детали.

   - Ой, какой ужас, - шарахается по-моему даже от собственной телефонной трубки она. - И как только такое в голову может придти. Я-то думала - это что-то вроде кунни... забыла, как его, муж называл...

   - Куннилингус, - уточняю я, чувствуя себя по меньшей мере президентом российской академии секса.

   - Ну да, - подхватывает она.

   - Но это же совершенно разные вещи... - начинаю было я.

   - Ну и черт с вами со всеми, - бросает она неожиданно трубку.

   ...За окном уже стемнело. Я даже заметил, как опустился вечер. Знаю, что одновременно поползли вверх и тарифы за разговор. Днем было 15,5 тысяч за минуту, а сейчас - 18. Но по утверждению Геннадия и Сергея, как раз сейчас - самый пик. Если в день в службу звонят около двухсот клиентов, то больше половины должны начать набирать номер службы именно сейчас. Среди них очень много постоянных клиентов, которые звонят каждую неделю, а иногда и чаще. Вполне здоровые, нормальные люди, но с маленькими "проблемками", как говорят в службе. Кто-то из мужчин звонит, одетый в женское нижнее белье. Кто-то требует, чтобы ему устроили "золотой дождь" - помочились на него, проще говоря. Кто-то настаивает на копрофагии или на вылизывании туфельных каблучков.

   - У каждого свои причуды, - рассказывает Геннадий, - но подойди они с таким к жене - она чего доброго отправит к психиатру. А всего-то надо мелочь по большому счету.

   - Ну а если позвонят подростки?

   - На этот счет у нас существует определенная методика, - говорит Геннадий, - как по голосу и еще по некоторым признакам отличить взрослого, пусть даже с "детским" голосом, от ребенка или подростка с басом. Они "отсекаются" еще на коммутаторе. Ну а если даже и просочатся через него, все равно сотрудник или сотрудница догадаются, с кем беседуют. В этом случае они нажимают на своем телефоне специальную кнопку и, не прерывая разговора, докладывают обо всем на коммутатор. Дальше - наши проблемы.

   - Хотя, если говорить откровенно, - продолжает Геннадий, - мы могли бы обслуживать и подростков, а почему нет? Согласись - лучше, если он или она узнают все от профессионалов, чем от своих прыщавых сверстников, весь опыт которых - групповое изнасилование где-нибудь в подвале или на чердаке своей же одноклассницы. Кстати говоря, нам они подростки, я имею в виду, - звонят довольно часто. Иногда даже из школы. Басят специально, матерятся - дети, одним словом.

   ... Под занавес моего дежурства позвонила женщина, по голосу чувствую - в возрасте.

   - Вы не поговорите с моей дочкой? - попросила она. - Она уже год без движения - в аварию попала. Только, если можно, недолго, а то с деньгами у нас не очень...

   Собираю всю свою фантазию, жду. Наконец слышу очень мягкий голос:

   - Здравствуйте, меня зовут Вика. Вы не подумайте - я не страшная. Только худая очень. А так симпатичная, серьезно...

   - А мне - тридцать один, я высокий, голубоглазый и, не поверите, блондин, - вру я, чтобы доставить ей удовольствие по максимуму.

   - А и не верю, - смеется она. - Вы так, наверное, всем говорите. Вас же не увидеть.

   - Вообще-то да, - в тон ей отвечаю я. - Мне действительно тридцать один, но вот что касается остального - я среднего роста, брюнет и-с карими глазами.

   - Мне такие больше нравятся, - искренне признается она.

   О чем мы говорили - секрет. По большому счету - обо всем. В том числе - и о самом главном... Через десять минут - специально следил за часами - мы распрощались.

   - Ну как, удовольствие есть?



Copyright © 2000-2016 Asteria