Давайте выпьем
Ростовская мебель
 

Проститутки москвы

Содержание

"МАША! НАГНИСЬ ДО АСФАЛЬТА"

(Как репортер "МК" возле здания Госдумы выбирал себе любовь. На ночь)

   Желание купить проститутку возникает в мужчине внезапно, как судорога. Чаще всего это случается по двум причинам: водка и тоска. Впрочем, если лишние деньги "жгут" карман, рано или поздно дорога все равно приведет к путанским "точкам" на Охотном ряду, Тверской улице, Лубянке, Маяковке или площади Белорусского вокзала...

   Никакими особыми причинами в этот день я "похвастаться" не мог. Деньги были выданы мне целенаправленно, поэтому к проституткам ваш корреспондент поехал вроде бы как на задание. Хотя к веренице ночных бабочек на улице Охотный ряд меня тянуло давно.

   Возле Театра Ермоловой играл маленький джаз-банд. Стайка проституток слушала музыку - "Мамки" порхали вокруг подъезжающих автомобилей и предлагали девочек.

   Две сутенерши - старая и молодая. Та, что в теплом вязаном свитере, удивительно похожа на мою первую учительницу в школе.

   - Девочку желаете?

   - Желаем.

   - Двести баксов за одну. По сто пятьдесят за двух. Оптом дешевле.

   - Покажите все, что есть.

   - Маруся! - радостно восклицает молодая "мамка". - А можно я после тебя "своих" покажу?

   Маруся соглашается. За гостиницей "Москва" в красной "девятке" сидят девицы. Шесть проституток выстраиваются в шеренгу.

   - Маша, шаг вперед, - приказывает сутенерша.

   Выходит белокурая Маша, похожая на холодный вареный пельмень. Глаза серые и навыкате.

   - Пусть задом повернется, - прошу я.

   - Маша, повернись.

   - И нагнется...

   - Маша, нагнись до асфальта.

   Девица механически выполняет приказания.

   - А грудь она показать может? - интересуюсь я.

   - Если найдет. Она у нее очень маленькая.

   Маша грудь не нашла. От предложения отказываемся. Номер второй.

   - Это Ксюша. За нее - триста долларов.

   - Что же она такое делает, если за нее больше платят?

   - Она... это, как его... стихи Бальмонта читает. Прямо во время полового акта.

   - А Агнию Барто у вас никто не практикует?

   - Не интересовались раньше.

   - Жалко, а так хотелось под детские стихи...

   "Мамка" начинает волноваться. Клиент попался привередливый.

   - Возьмите парочку, - увещевает она. - Все услуги, кроме анального секса. Маленькая - Танюша, работает всего четыре дня. Очень темпераментная. Высокая - Клава. Обжигает, как медуза. (У "мамки" явно буйная фантазия.) Чувствуюсебя рабовладельцем. Клава подмигивает мне правым глазом и улыбается. Клава точно родом с юга. Верхние зубы у нее через один золотые. Последней в шеренге стоит малахольное женское создание с характерными узкими глазами.

   - Алия по-русски не говорит, - рекламирует сутенерша. - Но все понимает. Исключительно активна...

   ...К полуночи движение машин по крайней правой полосе на Тверской улице начинает напоминать неторопливый арабский караван. "Ловцы" скрупулезно рассматривают "бабочек". Возле Театра Станиславского подъезжаем к стоящей в одиночестве девушке.

   - За сто пятьдесят согласишься? - деловито спрашиваю я.

   Девица в ужасе отпрыгивает к стене. Затем в исступлении кричит:

   - Вы что?! Я-не проститутка! С размаху лупит дамской сумочкой по капоту машины. Неужели мы ошиблись? Или мало предложили...

   К каравану присоединяется патрульная машина муниципальной милиции. Напротив Музея Революции муниципалы останавливают трех девиц. После непродолжительной беседы девушек увозят. Милиционерам, в конце концов, тоже нужна разгрузка...

   Свою мимолетную любовь я нашел на Маросейке. Она говорила с еле заметным южным акцентом и очень мило картавила. У нее были теплые карие глаза и маленький нос с горбинкой. Косметикой пользовалась мало и аккуратно. Разговаривала тихо, курила, часто смеялась. Проститутку звали Лиза. Москву посещает наездами. На время каникул. Во все остальное время живет в Севастополе. Училась в Симферополе на бухгалтера.

   Проституцией, по ее словам, занялась в 17 лет. В день своего рождения. Исключительно ради денег и от одиночества. На личный праздник из друзей почему-то никто не пришел. На родине деньги шли с трудом. Больше 10 "баксов" за ночь заработать не удавалось. Перебралась с подружкой в Москву. Первая "мамка" хорошо нагрела на них руки, а затем продала за долги "хачикам" на Курском вокзале. "Долг" отрабатывала несколько дней, где-то на свалке за вокзалом. Вторая попытка оказалась более удачной. Лиза встретила "мамку" Олю. "Мамка" Оля, по слухам, никогда не работала проституткой. Но дело поставила на прочную основу. Собственный муж развозил клиентов по "точкам", с милицией, чтоб не трогали, договаривалась легко, своих девочек не обижала, психопатов пыталась отваживать.

   - Мужиков ты, конечно, ненавидишь?

   - Тихо презираю. Как лягушек.

   - Меня тоже будешь презирать?

   - Так или иначе, завтра забуду твое лицо.

   - Как же ты себя пересиливаешь?

   - Я научилась отключаться. Когда уж совсем гадостно становится, закрываю глаза и представляю себе, каким будет следующее утро.

   - Хорошую "мамку" трудно найти в Москве?

   - Только через знакомых. Все равно несколько раз пообжигаешься, пока найдешь.

   - Вы стоите напротив важнейших госучреждений. Неужели никто не гоняет?

   - Мы напротив Госдумы не стоим - "мамки" стоят. У них есть московская прописка. А у большинства девчонок в паспортах украинский трезубец стоит. С таким в Москве долго не продержишься. С собой никаких документов не ношу. Если от ментов отвертеться все же не удастся, в отделении несу полную ахинею, пока за нами машина "мамкина" не приедет. Ментам деньги нам свободу.

   - Работаешь каждый день?

   - Я ленивая. Правда, если один день не поработаешь, на следующий заставить себя еще труднее. День начинается часов в пять вечера. Марафет наведу, молитву прочту - я еще не встречала неверующей проститутки - и вперед. В семь вечера "мамка" по списку каждой из нас выдает по сотне баксов. Еще не было ни одной ночи, чтобы меня не взяли.

   - В Москве легче трудиться?

   - Интереснее. Музеи успеваю посещать. Последний раз в Третьяковке была. Кстати, где у вас здесь Музей космонавтики?

   - Где-то в Химках. Ты что, с детства мечтала стать космонавткой?

   - В детстве я мечтала стать великим адвокатом.

   - А сейчас о чем мечтаешь?

   - Выучиться. Лишь бы не зависеть ни от кого. Когданибудь это все кончится...

   ...Все "это" кончилось в гостинице "Восход". Я очнулся раньше "подруги". Лицо девушки за ночь побледнело, на левой щеке отчетливо отпечатался след от ладони, на которой она спала. Ничего принципиально нового я для себя не открыл.

   На столе в номере стоял графин с водой и три стакана. Два были пусты. Третий был перевернут вверх дном. Внутри, как под колпаком, барахталась и жужжала зеленая муха. Тоже всю ночь небось работала. Я налил воды и выпил. Разбудил девушку, предложил воды и ей. Она с шумом выпила и выплеснула последние капли на ковер.

   По неписаному закону жанра, я должен был дать ей 50 тысяч на такси. Денег у меня больше не было. Мы вместе дошли до метро "Владыкино". Наскребли в карманах полторы тысячи. Она смеялась. На Савеловской я вышел, а она поехала дальше.

   Александр РОХЛИН "Московский комсомолец"



Copyright © 2000-2016 Asteria