Давайте выпьем
Место сдается
 

Проститутки москвы

Содержание

ВЕДЬМЫ

(Изнасилование совершили женщины)

   ...В тот зимний посленовогодний вечер Володя решил заглянуть к давнему приятелю в институтское общежитие. Приятель оказался дома с барышней, и через вежливых полчаса пришлось Володе уйти восвояси. Но праздники и легкий "постпраздничный" хмель давали о себе знать, и парню остро хотелось приключений. Новогодний Петербург весь был пропитан духом приключений. Тем более, что его девушка Света отправилась на новогодние праздники к родителям в другой город...

   - Скучаете? - кокетливо махнула русым "хвостиком" девчонка на морозной улице. Симпатичная, по виду года на два младше Володи - года 24-25. - Пойдемте к нам, у нас весело!

   "К нам" оказалось в фабричном женском общежитии. В комнате, куда новая знакомая Люда привела Володю, оказалось еще пять женщин. В основном бальзаковского возраста. Самой старшей и потрепанной было на вид под пятьдесят. Застольный набор могли бы оценить мужикиалкоголики - два батона, разломанные на куски, початая бутылка дешевой водки, еще несколько неоткрытых бутылок под столом и поблескивающая фольгой единственная бутылка газированного вина.

   - Мужчине - шампанского! - радостно и пьяно выкрикнула крепкая бабенка и придвинулась поближе к гостю: - Меня зовут Надежда!

   Компания Володе не понравилась. Женщины были, мягко говоря, неинтересные, разговоры у них тоже не вязались с представлениями выпускника исторического факультета университета о русском языке. Галантно наклонив голову, Володя поднялся: "Дорогие дамы, к сожалению, я должен вас покинуть..."

   - То есть как? - возмутилась Надежда. - Шампанского на халяву хряпнул и в кусты? Дево-оч-ки!

   Дальнейшее Володя вспоминает, как кошмарный бред. Чья-то рука с наманикюренными коготками закрыла дверь на ключ, чья-то - мозолистая и желтая - ухватила его за чуб, другие руки - женские, дьявольски сильные и коварные - начали хватать его, заламывать, раздевать, щупать...

   ...Сейчас он выглядит, как тень. Смешно даже сравнивать нынешнего Володю с фотографиями годовалой давности - крепкий улыбчивый молодец превратился в настороженное и нервное существо. Он не может смотреть в глаза собеседнику, а сам факт того, что я лицо женского пола, явно приводит его в паническое состояние. "Вы только идите к нему на встречу в брюках, старайтесь вести себя скромнее, не кокетничайте и не расспрашивайте его о подробностях тех дней, - напутствовала меня врач-психотерапевт, у которой уже полгода лечится Владимир. - Не думаю, что мне удастся полностью привести его в норму в ближайшее время..."

   Но о днях в общежитии Володя все-таки рассказал.

   - Их было очень много, мне казалось, что больше, чем шесть человек. Какой-то шабаш. Надежда сказала, что если я не удовлетворю их всех, меня просто убьют. Я их желаний не оправдывал, и тогда молодую - Людку послали за каким-то специальным кремом...

   "Специальный крем", можно сказать, помог. Правда, теперь врачи утверждают, что Володя стал почти инвалидом, но физиологические причины, которые обычно мешают женщинам насиловать мужчин, были устранены. Когда на вторые сутки "крем" перестал помогать, осатаневшие, изголодавшиеся женщины начали просто издеваться над парнем. Пытки придумывали самые изощренные. "Главное, чтобы следов не оставалось", - со знанием дела постановила старшая насильница. После чего в ход пошли подручные предметы, в том числе щипцы для завивки волос. У Володи начался бред и подскочила температура. Руки у него были туго привязаны к батарее, и за сутки кисти посинели и распухли.

   Вот современная сказка о "зимней вишне"! Вот она, нерастраченная женская нежность, невостребованная любовь в бальзаковском возрасте, бабье одиночество... На второй вечер Надежда принесла от подруги наркотики. Себе не кололи - только Володе. "Тебе, мол, еще работать надо. Вон у нас Людка какая горячая!" Очнулся парень только утром. Голый, замерзший, в прежней позе прикованный к батарее...

   - Смешно, - без улыбки рассказывает мне Володя, - но я потерял счет времени и все время ловил их фразы, ждал, когда же они соберутся на работу. Только потом, уже в больнице, узнал, что на фабрике было десять дней новогодних выходных...

   Один раз его покормили. Налили граненый стакан водки, принесли с кухни макарон, густо сдобренных тушенкой и кетчупом. "Залпом пей! - скомандовала старшая. - Мужичка-то нашего подкормить надо, касатика, - ласково зашептала Надежда. - Славный у нас парнишечка, только кушает мало..."

   - Несколько раз я пытался звать милицию - бесполезно. Пытался этих ведьм уговаривать. Зачем, объясняю, я вам нужен? Ведь не боец же! Сколько кругом мужиков - за бутылку да за душевный разговор могли себе шестерых привести! За что же меня-то? - Володя нервно закуривает и умолкает. На все его просьбы и уговоры мегеры-мучительницы реагировали примитивным и злобным смехом.

   "Когда вы меня отпустите? - кричал Володя. - У меня дома жена, три дочки, мать и больная сестра! Вам поженски-то их жаль должно быть! Волнуются!"

   "А чего им волноваться, когда у них мужик есть? Пусть поделятся!" колыхалась буйная толстуха лет тридцати пяти.

   "Может, ты у меня останешься? Ты славный, я тебе лучше любой матери и жены буду", - ворковала сентиментальная Надежда, отхлебывая из стакана водку...

   К концу третьих суток, рыдая от унижения и ужаса, Володя понял, что смерть значительно лучше такой жизни. Он вымученно улыбнулся Надежде: "Может, пойдем на нормальную кровать?" Почувствовав свободу в омертвевших руках, рванулся, вскочил на подоконник и, оставляя стеклянные осколки в обнаженном теле, рванулся сквозь оконный проем вниз.

   Володя не помнил, на какой этаж его привели несколько дней назад, и подумал, что если пятый или шестой, а внизу мягкий снег, у него есть шанс остаться инвалидом, но живым.

   Этаж оказался третьим. Внизу был двухметровый сугроб, и, на счастье, много горожан-собачников, совершающих вечерний моцион. Одна из собачниц скинула тулуп с плеч и закутала абсолютно голого, дрожащего молодого человека. Когда он увидел рядом женское лицо, он потерял сознание...

   В милицию заявление Володя не понес. Не захотел рассказывать о своем немыслимом позоре. Когда в больнице его спросили, почему он выпал из окна и где его одежда, Володя наврал, что пил у приятелей и перебрал лишнего. Но объяснить, почему он не разрешает медсестрам делать себе уколы, а врачам-женщинам осмотр, он так и не смог. Выписавшись, переехал на другой конец города и даже название станции метро "Проспект Большевиков", недалеко от которой находится то самое женское общежитие, с трудом произносит вслух. Расстался со Светой, потому что женский голос, женские черты и женская анатомия вызывают у него паническую рвотную реакцию. Через месяц кошмарного бессонного существования пришел к психиатру, но и специалисты не гарантируют Володе, что он - двадцативосьмилетний молодой человек - когда-нибудь сможет вести полноценный мужской образ жизни...

   - Изнасилования женщинами мужчин - причем зверские и извращенные это уже примета нашего времени, - поделился своей статистикой психолог Максим Исанов. - Обратная сторона хамского отношения общества к женщине. Только мужчины, опасаясь еще большего позора, почти никогда не заявляют в милицию. И вылечить их души гораздо сложнее, чем женские. Именно потому, что они - сильный пол. А сильные тяжелее переживают унижение.

   Лидия ТЕРЕНТЬЕВА, спец. корр. "Комсомольская правда"



Copyright © 2000-2016 Asteria